St
Шествие с препятствиями
Репортаж «Шторма»: от Манежки до ОВД Басманное

Шествие с препятствиями

Репортаж «Шторма»: от Манежки до ОВД Басманное

Митинги, анонсированные Алексеем Навальным, прошли по всей России 7 октября. Как заявил сам оппозиционер, дату выбрали не случайно. Устроить протестные акции решили в день рождения Владимира Путина. Однако дневного хайпа не вышло — по всей стране было задержано чуть больше 100 человек, а в Москве всего один.


Зрелище было достаточно тривиальным. Избитые лозунги, всех в отставку, Навального в президенты, уточки рулят. Не считая поющих по очереди активистов НОДа и православных, ничего, собственно, и не было. На том дневной протест закончился. Дождик напугал протестующих больше, чем ОМОН.


Однако к вечеру в Telegram-каналах появилась информация о том, что на Манежной площади группа людей собирается разбить лагерь, дежурить там круглосуточно и требовать всего хорошего да отменить плохое.  


Кровать была так близка… но пришлось ехать


У памятника Жукову собралось около 200 человек. И тут в основной массе была не школота Навального, а взрослые люди. Кстати, встретили сантехника, который обслуживает здание нашей редакции. Ну, естественно, снова Путина в отставку и тому подобные кричалки. Опять стало скучно. Мы с коллегой было засобирались домой, как к протестующим подошла группа из 20 кавказцев, которая плотным рядом, толкаясь, пошла сквозь толпу, крича: «Путин — красавчик! Дагестан, Чечня рулит».


Ну началось потихоньку. Словесные перепалки быстро переросли в стычки с митингующими.


«Нам дали добро! Можно их бить!» — кричит один из кавказцев остальным (слово  было, конечно, другое).


Ох уж это прекрасное чувство, когда нужно снимать гущу драки. Наконец вмешались полицейские, которые вытеснили кавказцев. Один полицейский получил оплеуху, но несмотря на это никого не задержали. Митингующие поаплодировали сотрудникам за спасение и снова начали скандировать.


undefined
Фото: © Daily Storm

Подумал, неужели опять  тухляк, но тут приятно удивился, увидев своих коллег из редакции, которые, вероятно, предварительно хорошо отдохнули. Было принято решение опрокинуть в ближайшем баре. Тем временем протестующим начали подвозить еду, термосы, теплые одеяла.


Пока тусили в баре, на Манежке ничего не изменилось. Распрощались с коллегами и обратно — к несогласным.


Поодаль проходит пожилой мужчина с женщиной, видно, просто культурно прогуливаются вечерком.


«Ребята, а что там происходит?» — спрашивает он.


Понял, что история про Навального — и понесло.


«Да его вообще убить надо, мы из-за него на Красную площадь попасть не можем! Перегородили все», — продолжает мужик, и явно не собирается останавливаться.


Благо спутница за рукав потянула в сторону метро.


Подходим к протестному авангарду. Половина людей уже хорошо поддавшие. Рассказывают полицейским анекдоты, громко смеются, уплетая халявные бутерброды. Я такой доброй полиции давно не видел — общаются уважительно, где-то смеются вместе с тусовкой, даже несмотря на пару попыток пьяных ребят нарваться на задержание. Все ровно.



Винтилово. Акт первый, где нам удалось бежать


Но благосклонность полицейских обманчива. Вышел строй экипированных ОМОНовцев и началось старое доброе винтилово.  


В 00:50 полиция приступила к разгону демонстрантов. Под оглушительные звуки граммофона, скандирующего это привычное навальнистам: «уважаемые граждане, вы стали участниками несанкционированного митинга», сотрудники ОМОНа выстроились в одну шеренгу и пошли на толпу.


Некогда сплоченные активисты в панике начали покидать свои позиции, побросали одеяла, сумки с едой, которые заготовили на ночь, и двинулись в сторону метро, однако без боя решили не сдаваться. В какой-то момент шеренга сотрудников правопорядка настигла протестующих, началась потасовка. Видны первые задержанные. Девушка падает на землю, кричит, но в данной ситуации кричать было бесполезно.


Еще несколько человек грузят в автозак, подъехавший со стороны площади Революции. К слову, крутили несогласных достаточно деликатно, без лишней силы, нам удалось насчитать 11 задержанных.  Нас же, сотрудников прессы, и вовсе не трогали, хотя моему коллеге телефон все же разбили и порвали удостоверение.


Тяжелые двери на входе в метро с легкостью распахнулись перед активистами, которых туда заталкивали. В эту ночь тишину вестибюля «Площади Революции» нарушили оппозиционные лозунги. «Мы здесь власть», «31-я статья», — отдается эхом от стен метрополитена.


Толпу теснят к турникетам, следом — к эскалатору. Среди протестующих были и те, кто всячески пытался блокировать проходы, собственно, из-за этого началась давка на входе в метро и на самом эскалаторе.  


undefined
Фото: © Daily Storm

Оппозиционный вагончик


Уже на перроне протестующим подают отдельную карету.


«Едем на Чистые, все в один вагон», — кричит девушка из толпы.


Мы же решаем отделиться от митингующих. Едем в пустом вагоне, напротив мило спит бомж. Оппозиционный же вагончик, следующий по направлению к Чистым прудам, забит до отказа.


Поуменьшилось, конечно, сторонников Навального, по сравнению с утром.


До Чистых добрались на пять минут раньше толпы. Так как на улице было довольно прохладно, да и мы изначально знали, что оппозиционеры пойдут к памятнику Абаю Кунанбаеву, решили забежать в бар, так сказать, немного погреться.


Мы теплые, нам тепло. Подходим к Абаю, там стоит около 30 человек. Собирают консилиум.


«Ждем, сейчас еще подойдут люди, будем тут протестовать», — говорит девушка, ставшая неформальным лидером этой движухи.


Но так и не дождались, через 20 минут на горизонте появляются знакомые лица в форме с Манежной площади. Дабы не повторить горький опыт, демонстранты решают ретироваться. Устав от оппозиционной тусовки, решили пройтись по бульвару с полицейскими.


Легкой размеренной походкой топаем по бульвару, параллельно, по Чистопрудному, движется автозак. Отдыхающие на бульваре провожают взглядами, и их можно понять, не каждый день увидишь народные гулянья такого формата.


Догоняем тусу, которая удалилась метров на 200 и свернула на Маросейку. Проходим мимо злачных заведений. Крики толпы слышны всей улице. Люди, отдыхающие субботней ночью в местных заведениях, кричат в ответ.


«Сисян!!! Пошли отсюда! Красавчики, АУЕ!» — раздается с разных концов улицы.


undefined
Фото: © Daily Storm

Винтилово. Акт второй, заключительный


Тем временем вдалеке показались два пазика с мигалками. На подходе к станции «Китай-город» они догоняют толпу. Из автобуса выбегают полицейские, пакуют в автобус, словно пирожки пекут — первый, второй, третий, а вот и наша очередь пришла.


Заводили в автобус культурно, но настойчиво. Отмазаться порванным удостоверением от полицейских не удалось. Перед нами, словно неподходящую деталь от пазла, все-таки запихали в автобус сопротивляющуюся журналистку. Ей пресс-карта тоже не помогла, не порванная, между прочим.


Пассажирские автоперевозки — не конек московского ГУВД: печка на всю катушку, станции не объявляют, пространство все больше и больше уплотняется задержанными. Становится жарко, утеплялись-то на акцию, где люди будут на улице ночевать.


Ничто так не сближает, как путешествие в ОВД. Все перезнакомились, оказалось, что вместе с нами приняли журналистов Life, «Дождя» и «Радио Свободы».  


Какой-то паренек ужасно нагнетает, пока водитель пытается завести заглохший движок.


«Ребята, продиктуйте все свои имена и фамилии! Сейчас жалобу в СПЧ (Совет по правам человека. — Примеч. «Шторма») отправим. Готовьтесь, провода, наушники убирайте, сейчас на выходе из автобуса будут заламывать руки ласточкой!» — продолжает тип с разыгравшимся воображением.


Но скрасить трудности переезда помогла заранее припасенная плоская фляжка коньяка. По дороге дозваниваемся до адвокатов, обещают быть. Наконец приехали — ОВД по Басманному району. Заходит полицейский, просит поднять руки журналистов «Дождя» и Life. Их отпустили сразу. Остальные корреспонденты пошли в общем порядке.


undefined
Фото: © Daily Storm

Всех попросили выгрузиться из автобуса самостоятельно, что вызвало возмущение у паренька, который готовил всех к жестким заломам. Так же спокойно и уже совсем без агрессии полицейские предложили нам пройти в наше новое пристанище.


Дежурный по отделу приветливо указал нам комнату, в которой расположены школьные парты и стулья, а стены украшены инструкциями по строевой и внешнему виду полицейских.


Средний ряд, первая парта. Напротив нас, словно экзаменаторы, рассаживаются 11 сотрудников 2-го спецполка ГУВД Москвы. Мы пишем с телефона в редакцию, что все хорошо, а полицейские пишут рапорта. Процесс затягивается.


«Леха, вот почему ты один так медленно пишешь? Все уже по два сделали», — упрекает полицейский своего вдумчивого коллегу.


Бинго! Наконец вызывают на профилактическую беседу в кабинет. По пути заскочили в туалет — за 10 лет там ничего не изменилось, пора бы уже сделать ремонт.


«Закон нарушать нельзя, вы в курсе? — заботливо интересуется капитан. — А адвокатам зачем звонили? Мы же просто с вами беседуем».


Оказалось, что к ОВД приехала представитель «Открытой России» Валентина Дехтяренко с адвокатом Олегом Елисеевым, который достаточно быстро вытащил всех задержанных.


Вот мы и на свободе! На донышке плещутся остатки коньяка, впереди — дорога в редакцию, где мы напишем этот текст.


Илья Горшков, Ростислав Богушевский


Фото: © GLOBAL LOOK press/Valya Egorshin