St
Справедливое наказание, или «Кремлевский звонок»
close
Справедливое наказание, или «Кремлевский звонок»
22:43, 9 окт. 2017

Справедливое наказание, или «Кремлевский звонок»

Что происходило в Дорогомиловском суде за несколько часов до того, как «реставраторы» оказались на свободе, — репортаж «Шторма»

Что происходило в Дорогомиловском суде за несколько часов до того, как «реставраторы» оказались на свободе, — репортаж «Шторма»

Сегодня в суде завершилось очередное, некогда громкое дело, распиаренное в СМИ и традиционно спущенное на тормозах. Последняя строка в полуторагодовом деле о хищениях в Министерстве культуры. 


Что ожидает «реставраторов», было понятно с самого начала — так уж повелось в России. Чем больше крадешь — тем меньше срок. Дело, точку в котором поставил Дорогомиловский суд Москвы, в очередной раз подтвердило это правило.


Настроение, царившее как среди близких подсудимых, так и среди них самих, еще несколько часов назад шедших друг за другом со скованными руками до самого «аквариума», говорило об одном: все эти люди знают, что все закончится хорошо. На фоне всеобщего спокойствия напряженно выглядел лишь бывший заместитель министра культуры Григорий Пирумов. Он стал единственным, кого прокуратура не стала щадить, запросив для него реальный срок — пять лет колонии общего режима.


«Думаю, все нормально пройдет», — шептала перед оглашением приговора родственница одного из фигурантов.


В это время пресс-секретарь суда координировала приставов. На третьем этаже, где толпились не только близкие тех, чья судьба должна была решиться, но и журналисты, оказалось невообразимо душно.


«А представляешь, если бы лето было!» — вздохнув, обратилась к приставу пресс-секретарь Дорогомиловского. 


Вдруг зазвонил телефон — тишину нарушил бой курантов.


«Кремлевский звонок!» — пошутил кто-то.


Пока телевизионщики снимали подсудимых, ко мне обратились жены «реставраторов». 


undefined
Фото: © Агентство Москва/Никеричев Андрей

«Зачем столько репортеров? Где все эти фотографии? Хотя бы коллажики красивые какие-нибудь сделали», — остроумно шутят избранницы подсудимых. 


Одна из них продолжала: мол, утром по ТВ анонсировалось вынесение приговора.


«Оно им (то есть журналистам. — Примеч. «Шторма») нужно?! То ничего такого не было, а теперь — все здесь», — удивлялась женщина.


Затем на протяжении почти трех часов судья Галина Таланина перечисляла эпизоды, которые вменялись семерым сообщникам. За это время она ни разу не прервалась, чтобы выпить воды. Впрочем, ничего нового мы не услышали: Пирумов с Мазо, в частности, получали от Никиты Колесникова (гендиректор компании «Линнит консалтинг», этим летом получил условных срок. — Примеч. «Шторма») откаты за победу его компании в аукционах на реконструкцию объектов культурного наследия (речь шла о 6% или 20 миллионах рублей, в случае со строительством башни «Крон-Принц» в Калиниграде. — Примеч. «Шторма»).


Деньги хранились все у того же Колесникова дома либо в офисе, перед тем как попадали в руки чиновникам Минкульта. Чаще всего они передавались им неким Альбертом (его личность до сих пор не установлена, как следует из материалов дела. — Примеч. «Шторма»), нередко встречи проходили в столичном ресторане «Арарат». После в акты сдачи-приемки работ вносились недостоверные сведения о проделанных работах. Подписывал их Мазо. 


Незадолго до перерыва перед заключительным этапом оглашения приговора судья Таланина начала зачитывать благодарности видных деятелей искусства и перечислять награды, которые есть у Пирумова и Мазо. Их — бессчетное количество. Правда, не меньше у фигурантов и хронических болезней — их, пожалуй, вкупе было больше, чем регалий. А еще родители-пенсионеры, несовершеннолетние дети. В общем, люди, по сути, измотанные жизнью.


Небольшая передышка. Некоторые СМИ в это время сообщили, что не только Пирумов отправится в колонию, но и Мазо, и еще несколько подельников. Близкие обвиняемых заметно занервничали: а вдруг суд проигнорирует просьбу гособвинителя?!


undefined
Фото: © Агентство Москва/Никеричев Андрей

Опасения оказались напрасными — Фемида благосклонна к чиновникам. Экс-зам Владимира Мединского получил полтора года колонии общего режима со штрафом в 300 000 рублей, но был освобожден в зале суда — ему засчитали месяцы, проведенные в СИЗО с марта 2016 года, когда он был задержан и арестован. Та же участь постигает и Мазо. Остальные фигуранты и вовсе отделываются условными сроками и штрафами. С их счетов, на которых находятся тысячи и тысячи долларов и евро, снимаются аресты. 


Минкульт отзывает гражданский иск, ведь виновники погасили нанесенный бюджету ущерб в 164 миллиона рублей. В зале аплодисменты. Адвокаты ликуют вместе с подзащитными и их родственниками. Занавес.


Под дождем у здания суда журналисты ждут гособвинителя — молодую и невероятно эффектную женщину. 


«Вы будете обжаловать приговор? Как вас зовут?» — раздается со всех сторон.


Все камеры устремлены на молодого прокурора Людмилу Баландину. 


«Мы довольны приговором, наказание фигурантам назначено справедливое», — тихо, и явно неудобно чувствуя себя под прицелом камер, произносит она. 


Неудобно не только ей, но и мне — правда, за наше правосудие.


Фото: © Агентство Москва/Никеричев Андрей