St
Солдаты из «армейского спецназа МЧС» умирают под Москвой при странных обстоятельствах
Два солдата из элитной части в Алабино погибли под колесами поездов с разницей в полгода. Мать одного из них не верит следствию: разбираемся почему undefined

Солдаты из «армейского спецназа МЧС» умирают под Москвой при странных обстоятельствах

Два солдата из элитной части в Алабино погибли под колесами поездов с разницей в полгода. Мать одного из них не верит следствию: разбираемся почему

Спустя два года после гибели сына Марина Богоманова не оставляет надежды на более детальное расследование и пересмотр дела. Она не верит в смерть по неосторожности и уверена, что следствие не стало «копать», так как могли вскрыться неудобные для официальных лиц подробности гибели военнослужащего из образцово-показательного 100-го полка обеспечения в Алабино. Накануне Дня защитника Отечества двадцатилетний Сергей был найден мертвым на железнодорожных путях между станциями, а спустя семь месяцев при похожих обстоятельствах погиб еще один солдат.


Уникальный сотый полк обеспечения был сформирован в конце 2014 года для ликвидации чрезвычайных ситуаций или техногенных катастроф приказом министра обороны Сергея Шойгу. Новое формирование негласно прозвали параллельным МЧС. Полк не входит ни в один из военных округов, а подчиняется непосредственно отвечающему за материально-техническое обеспечение заместителю министра обороны. Приказ на использование полка может отдать только министр обороны или начальник Генштаба.


Менее чем через полгода после создания «спецназа тыла» произошел неприятный инцидент. Прапорщик Сергей Гордеев и двое рядовых похитили из хранилища военной части две с половиной тысячи комплектов сухого пайка. Молодые люди сумели незамеченными вывезти краденное из части и сбыть собственность армии неустановленному лицу за 1,6 миллиона рублей. В сентябре 2015 года «предпринимателей» осудил военный суд на сроки от года до полутора лет. Прапорщик Гордеев получил наименьший срок.


По информации Богомановой, за неделю до кражи исполняющим обязанности начальника по обеспечению стал ее сын Сергей. То есть, по ее мнению, он нес прямую ответственность за пропажу. Спустя несколько дней, 23 февраля, в пять часов утра на железнодорожных путях недалеко от станции Селятино Сергей попал под поезд. При нем не было документов, удостоверяющих личность, а одет он был, по мнению матери, не по сезону — при температуре на улице -10 в осенней куртке, футболке и кроссовках (согласно данным медицинской экспертизы, на молодом человеке были кальсоны). «У сына средняя степень ихтиоза, в -10 он не мог быть так легко одетым, тело лопается до крови». В кармане у Сергея также обнаружили монету, на одной стороне которой было слово «да», а на другой — «нет».


«Со стороны военных очень много нестыковок. Военные путаются в своих показаниях, подтасовывают факты. Официальная версия — несчастный случай. На самом деле мы точно уверены, что это не так», — считает женщина.


Согласно материалам доследственной проверки на транспорте, причиной смерти военнослужащего стала его личная неосторожность при нахождении на железнодорожных путях, усугубленная нетрезвым состоянием. В крови Сергея при вскрытии обнаружили 2,7 промиле алкоголя, что «обычно соответствует сильной степени» опьянения. Смерть наступила в результате множественных травм, образовавшихся в условиях транспортного происшествия.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


 Фото: © vk.com/bogoman


Марина не верит в то, что ее сын оказался пьяным на железнодорожных путях. Во-первых, он был непьющий, рассказала она, а во-вторых, Сергей получил среднее специальное образование по специальности «проводник пассажирского поезда» и после прохождения срочной службы поработал по направлению «Москва — Санкт-Петербург», то есть правила поведения и нахождения на железнодорожных путях знал. Опрошенные Daily Storm знакомые и однокурсники молодого человека не замечали за ним особенной тяги к спиртному, но и абсолютным трезвенником его не считают. Выпивал. По праздникам. Однако на этом сомнения родителей в версии следствия не заканчиваются.


«По расследованию военных, сын уехал из части 22 февраля. На самом деле в начале первого часа ночи он был в части. Мы это выяснили, когда сделали запрос его банковской карты, которую нашли на месте смерти (распечатку последних операций, совершенных по банковской карте. — Примеч. D.S.)», — рассказывает она. Банкомат находится в нескольких сотнях метров от части. По словам Марины, денег на карте не было — рублей 20.


В своем объяснении Следственному комитету на транспорте Марина указала на несколько противоречий между версиями ее и военных. За несколько дней до трагедии Сергей позвонил маме и рассказал, что его и еще троих молодых людей выселили из медицинской части, где они проживали раннее, и заселили в казарму. Со ссылкой на рапорт Каримова М.К. женщина указывает на то, что, по версии военных, ее сын проживал на съемной квартире. «Я с этим категорически не согласна, поскольку сын о данном факте не сообщал, более того, ввиду того, что ему не выплачивали зарплату, деньги ему высылала я, мне известно, что их не хватило бы на проживание в съемной квартире», — рассказала она следователям. Также, по информации Марины, военные ссылались на рапорт Сергея, в котором указано, что он собирался отправиться в Москву, но на просьбы женщины предоставить документ ответили отказом.


«Впоследствии на похороны сына мне привезли свидетельство о смерти, в котором указано место смерти — Бекасово-1, хотя в 20-х числах марта 2015 года мною получено заключение служебной проверки, согласно которому сына травмировало на станции Селятино», — описывает Марина еще одну нестыковку.


Наибольшие вопросы у Марины вызывает местоположение сына на момент трагедии. «Как Сергей оказался на железнодорожных путях между станциями, никто не объясняет, почему из части ушел без паспорта и военного билета? Если он ушел из части в первом часу ночи, то с кем? В данной части прослужил один месяц, в незнакомый населенный пункт один уехать сам не мог», — перечисляет мать оставленные следствием без ответа вопросы.


Корреспондент Daily Storm отправился на место трагедии, чтобы собственными глазами оценить возможность несчастного случая на железнодорожных путях в этом месте. Там, где было обнаружено тело, по бокам от железнодорожных путей приличный овраг. Возможно, преодолеть его и небольшое болотце зимой проще, но летом для того, чтобы оказаться на месте трагедии, необходимо сделать крюк по направлению в область до более пологого склона и подобия тропинки. Метрах в двухстах сзади – сама станция Селятино. Справа – небольшая деревня, а слева рабочие расчищают поле для строительных работ. Переходить здесь дорогу, кажется, большого смысла нет, так как на самой станции есть пешеходный переход на другую сторону. Если учитывать адрес квартиры, в которой мог жить Сергей, до нее можно добраться по дороге из части более простым путем. Что делал военнослужащих ранним утром на этом отрезке путей, куда или откуда он мог двигаться, — предположить сложно.



Фото: © Daily Storm


Немногие молодые люди из проходивших службу в одно время с Богомановым знают о произошедшей трагедии. Видимо, военные старались не афишировать новости о Сергее. Некоторые помнят и самого Сергея, и информацию о том, что он пьяным попал под поезд, но подробностей не знают и говорят, что эта тема внутри части не обсуждалась.


В октябре 2015 года, по информации Марины, на железнодорожных путях в том же районе, где обнаружили тело Сергея, был найден военнослужащий-срочник Евгений Федосеенко. Его родители не идут на контакт с прессой, а Марина убеждена, что два этих происшествия необходимо объединить в одно дело для более тщательного рассмотрения. Мама одного из солдат из части, раньше состоявшая в родительском комитете, считает странным стечением обстоятельств две похожие трагедии. «В то же время практически было заведено уголовное дело по хищению крупной партии сухпая, по которому проходили прапорщик и двое солдат… Возможно, погибшие ребята располагали какими-то сведениями в подобного рода деле... не исключаю такой версии», — рассказала она. Однако против этой версии говорит то, что Федосеенко отслужил два с половиной месяца, то есть присутствовать или знать что-то о краже не мог.


Марине удалось собрать информацию о других инцидентах, связанных с частью, но подтвердить ее не удалось. «В 2017 году в данной части был жестоко избит военнослужащий, он в тяжелом состоянии в больнице. Командование части с родителями потерпевшего — а он остался жив — договорилось, что сын до конца службы будет в больнице. За два года существования части два летальных исхода, два контрактника сбежали, бросив все вещи, — по их словам, пусть лучше будет трибунал, чем оставаться в данной части. Бардак в данной части продолжается. И никому нет дела», — рассказала она.


В попытках повлиять на рассмотрение дела Марина, по собственному признанию, обошла все кабинеты и отправила письма во всевозможные инстанции, в том числе и в аппарат президента. Оттуда она получила ответ, что информация передана в местную военную прокуратуру, которая не видит оснований для возбуждения уголовного дела. Более того, Марина обращалась к знакомым телевизионщикам, в программах которых раньше принимала участие в качестве гостя. «На телевидении в Москве сказали, что не могут озвучить, так как есть негласный приказ о том, что в мирное время дети в армии не гибнут», — рассказала она.


Председатель «Комитета солдатских матерей» Флера Селиховская рассказала Daily Storm, что прекрасно знакома с ситуацией в 100-м полку, и отметила, что некоторые родители сами активно выступают за то, чтобы их детей распределили именно туда. По ее информации, жалоб на эту часть не поступало за исключением единственного случая, когда медики не сразу определили заболевания у одного из военнослужащих.


— Все чрезвычайные ситуации случаются только из-за неправильного воспитания, — пояснила председатель «Комитета солдатских матерей».


В пресс-службе Министерства обороны Daily Storm прокомментировать ситуацию на момент выхода публикации не смогли.



Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...