St
Соликамск — «город для депутатов». Как завести личную деревню и получить дорогу «в подарок»?
Активисты проекта ОНФ «За честные закупки» проинспектировали город под Пермью

Соликамск — «город для депутатов». Как завести личную деревню и получить дорогу «в подарок»?

Активисты проекта ОНФ «За честные закупки» проинспектировали город под Пермью

Соликамск. Центральная площадь Фото: © Илья Юшков, Daily Storm

Старинный город в Пермском крае Соликамск (раньше он назывался чуть более изысканно — Соль Камская) — настоящий рай для депутатов, которые решили не жертвовать бизнесом ради законотворчества. Один превращает деревню у Камы в личный туристический комплекс и получает от властей к нему бесплатную дорогу. Второй, несмотря на уголовное прошлое, получает крупные строительные подряды и не торопится завершать их в срок. Третий просто контролирует речные переправы.


Возрождение села


«У меня была мечта — возродить жизнь в деревне. Я был в разных местах, долго искал, но когда увидел всю самобытность и красоту Толстика за рекой Камой, то сразу понял — именно здесь я хочу и буду развиваться», — так депутат Соликамской городской думы Олег Александров описывал в газете «Городок» свой бизнес-проект по развитию туризма в отдельно взятой деревне в Пермском крае.


В деревню Толстик (правильно ставить ударение на второй слог, хотя и хочется на первый; толстик — это возвышенный, обрывистый берег) я приехал вместе с активистами проекта ОНФ «За честные закупки».



Визит в Соликамский район, на окраине которого и находится Толстик, — это часть инициативы под названием «Город №» (оммаж Гоголю и его комедии «Ревизор»). В ее рамках эксперты и активисты «Народного фронта» выбирают небольшие провинциальные российские города и проверяют, как местные власти тратят там деньги.


В Соликамске, как оказалось, бюджет расходуют экономно и рационально — в том смысле, что деньги в итоге оказываются не у непонятных людей, а у проверенных — тех, кто связан с местными властями.


Например, Толстик связан с тем самым Олегом Александровым. Депутат вложил в развитие деревни серьезные деньги: выкупал земельные участки, дома (правда, как рассказывали местные журналисты, иногда совсем за бесценок), построил дом отдыха с коттеджами и выходом к реке Каме. С того самого красивого обрывистого берега, в честь которого Толстик и получил свое имя.


После этого в почти заброшенную деревню понемногу стали возвращаться люди. В Соликамском районе их стали называть «крепостными»: живут на земле Александрова, работают на Александрова…


Личный тракт


Но на все личных денег не хватит. Тем более что туристы толпами в Толстик не повалили даже после того, как Олег Александров его обустроил — в день нашего визита (а это был конец июля, лучше не придумать для поездки в Пермский край) ни в одном из коттеджей гостей не было. Поэтому дорогу в деревню построили за государственный счет.


undefined
Олег Александров Фото: © ok.ru

В 2017 году из бюджета Пермского края и Соликамского района на дорогу в Толстик выделили деньги — 33 млн рублей. В качестве обоснования назывались народные нужды: «дорога необходима для доставки детей в образовательные учреждения, получения услуг здравоохранения, подвоза продуктов питания и товаров первой необходимости». То, что в Толстике практически никто не живет, кроме «крепостных», в документации не упоминалось.


У местных независимых журналистов дорога в Толстик вызывала раздражение еще по одной причине: одновременно на ремонт другой проблемной дороги между селами, в которых более пяти тысяч человек, местные власти выделили меньше 3 млн рублей. На Толстик же с его 40 жителями выделили в 10 раз больше денег.



Журналисты связывают такое внимание к дороге на Толстик с личностью Олега Александрова. Его в Пермском крае называют одним из «хозяев» Соликамского района.


Каждый год он заключает контракты на миллионы рублей на поставки питания в школы, детсады, лагеря, больницы. У партнеров Александрова по компании «Катюша» (она управляет гостиничным комплексом в Толстике) Ольги Ивановой и Алексея Пищальникова есть свое охранное предприятие «Барс», управляющая компания и фирма — арендатор единственного в Соликамске кинотеатра. Еще один член команды — Елена Пищальникова — как и Олег Александров, занимается поставками продуктов питания. Главный ее государственный заказчик в 2019 году — колония для пожизненно осужденных лиц «Белый лебедь» (Алексей Пищальников в начале десятилетия обеспечивал эту колонию сладостями).


Но история с дорогой — это не совсем хрестоматийный пример использования государственных денег с пользой для себя. Это нечто более странное.


Участок пути на Толстик, на который было потрачено около 30 млн рублей, — очень короткий, всего 1,7 километра. Это такое небольшое ответвление от большой дороги, которая идет от паромной переправы на Соликамск до поселка Керчевский (там живут две с половиной тысячи человек). Ее длина — 20 километров. И эта трасса абсолютно напрочь разбита. Вместо асфальта — ямы, рытвины и грязь.



И чтобы доехать до отремонтированного участка на Толстик, нужно пять километров страдать на пермском бездорожье. О повышенной туристической привлекательности объекта Олега Александрова в таких суровых условиях говорить не приходится. Поэтому и пустующие гостевые коттеджи особого удивления не вызывают.


Деньги и дороги


Впрочем, у ОНФ были вопросы не только к тому, почему именно на дорогу к Толстику потратили 33 млн рублей, но и к тому, как их потратили.


Во-первых, по контракту основная часть дороги должна была быть сделана из пропитанного битумом щебня, а визуально чуть ли не большая часть участка просто пропитана щебнем. Во-вторых, по словам экспертов ОНФ, стоимость на совесть сделанной дороги такого типа — около 5 млн рублей за километр. В-третьих, компания-подрядчик уже попадалась на взятках — ее генеральный директор Агабек Саратикян за 200 тысяч рублей пытался договориться с чиновниками, контролирующими качество постройки дорог, чтобы они вписали ложные сведения в протокол испытаний асфальтобетона.


Уголовное дело в отношении Агабека Саратикяна возбудили осенью 2017 года (контракт на строительство дороги в Толстик его фирма «Сарко» заключила в мае того же года). Предпринимателя сначала хотели заключить под стражу, но в итоге в качестве меры пресечения избрали домашний арест. Уже в январе 2018 года Агабек Саратикян узнал свой приговор, который оказался достаточно мягок: штраф в 2,25 млн рублей. К этому времени «Сарко» уже завершила дорогу на Толстик — работы были сданы в декабре 2017 года.


Для семьи Саратикян это уголовное дело — не первый случай столкновения с законом. Владелец «Сарко» — известный пермский предприниматель Самсон Саратикян, у которого есть сыновья Агабек и Валерик. И до 2017 года именно Валерик собирал на себя все неприятности.


undefined
Самсон Саратикян Фото: © vk.com

Мама — амнистия!


В 2011 году Валерика Саратикяна регулярно штрафовали за организацию нелегальных азартных игр. Местные СМИ даже посвятили ему отдельный материал, озаглавив его «Пермская рулетка».


В апреле 2013 года Валерик Саратикян на своем Audi A5 сбил двух пешеходов, один из которых скончался в больнице, и уехал с места происшествия. Нашли и опознали водителя-убийцу не полицейские, а друзья погибшего парня: по видео с камер наблюдения они сначала идентифицировали машину, а потом вычислили и личность того, кто сидел за рулем. Всю информацию на Валерика Саратикяна они передали, но любитель игровых автоматов к этому времени уже улетел в Армению.


В Россию он вернулся только спустя год. В апреле 2014 года Валерика Саратикяна допросили в качестве подозреваемого и отправили под подписку о невыезде, а в июле прекратили в отношении него уголовное преследование за недоказанностью. В декабре 2014 года после народных выступлений с требованием суда над Саратикяном новый начальник Главного следственного управления по Пермскому краю возобновил расследование, и Валерик даже признал вину, но затем дело прекратили уже окончательно — в связи с применением акта амнистии к 70-летию Победы.


Просто бизнес


Над дорогой на Толстик работала не только компания Саратикяна — часть мелких работ выполняли и другие фирмы. Контракт на укрепление откосов за миллион рублей получила компания «Техно-Таль».



Ее деятельностью активисты проекта ОНФ «За честные закупки» тоже заинтересовались. Правда, уже не в связи с Толстиком. «Техно-Таль» за 3,98 млн рублей должна была оборудовать спортивную площадку у соликамской школы №4.


До 15 июля 2019 года перед учебным заведением должны были появиться:


— спортивная арена;

— семь тренажеров;

— антивандальный теннисный стол;

— бытовка для хранения инвентаря;

— прожекторы;

— газон;

— зрительные трибуны.


Но к концу июля «Техно-Таль» только заасфальтировала большую площадку перед школой. Плюс еще кто-то раскурочил старые футбольные ворота. Но подрядчик это был или просто соликамские пацаны, которым нечем заняться на каникулах, — неизвестно.


«Надеюсь, что подрядчик одумается и к началу учебного года площадка все-таки появится», — рассказал активист проекта ОНФ «За честные закупки» Степан Тимофеев журналистам, приехавшим осмотреть объект.


По бумагам «Техно-Таль» принадлежит Алевтине Сыровой, но главное действующее лицо в этой компании — Владимир Сырин. Формально он занимает должность заместителя директора, но при этом представляет «Техно-Таль» на всех публичных мероприятиях, в том числе с участием губернатора.


undefined
Владимир Сырин Фото: © ok.ru

До «Техно-Таль» главным бизнес-проектом Сыриных было СМУ №33. В нем Владимиру принадлежало более 80%. В 2012 году в интервью агентству «Верхнекамье» он заявлял, что цель СМУ №33 — стать основным подрядчиком в строительстве соликамских дорог. Однако после 2014 года финансовая активность компании сошла на нет, и бизнес стал строиться через «Техно-Таль».


Владимир Сырин и его компания в каком-то смысле «белая ворона». Почти все объекты, которые привлекли внимание активистов ОНФ, оказались так или иначе связаны с наделенными властью людьми.


Например, чтобы добраться до Толстика, нам пришлось пересечь Каму на паромной переправе. Перевозками на ней занимается компания «Мошево». Она принадлежит старейшему депутату земского собрания Соликамского района Борису Селянинову.



А вот Владимир Сырин — не депутат.


По обе стороны закона


В отличие от Дмитрия Кичигина, своего товарища по одной из строек (затянувшейся реконструкции школы №13), которая вызвала недовольство «Народного фронта».


«Работы просрочили на полгода, и к качеству их выполнения есть вопросы: сквозь плитку уже начала прорастать трава, есть локальные просадки грунта у колодцев, контруклоны ливневки вокруг футбольного поля и прочее», — заявил эксперт проекта ОНФ «За честные закупки» Александр Стефанов.


Эти слова касались именно Дмитрия Кичигина (он — депутат Соликамской городской думы) и связанной с ним фирмы «Камастрой». Они выступают основными подрядчиками по школе.


Еще один объект «Камастрой», который далек от завершения, — крытый ледовый каток. Сдать его должны к концу январе — началу февраля 2020 года. Но пока на стройке собак больше, чем людей. Собачьего племени три представителя: один пес, находящийся на объекте официально, расположился неподалеку от будки, еще два «нелегала» бегали по небольшим курганам с песком. Из людей на месте был только сторож. Еще иногда по территории прокатывались КамАЗы, но даже если брать в расчет водителей, все равно численный перевес большую часть времени оставался на стороне собак.


По документам «Камастрой» принадлежит двум женщинам — Оксане Клочихиной и Людмиле Кузнецовой, но СМИ называют бенефициаром компании депутата Кичигина. Сам он тоже не скрывается и идентифицирует себя с «Камастроем».



У Дмитрия Кичигина в начале десятилетия тоже были проблемы с законом. В 2012 году на него завели уголовное дело за сокрытие денежных средств предприятия от налогов. Его признали виновным и приговорили к штрафу в 250 тысяч рублей.


В 2018 году депутат Кичигин стал участником дела о коммерческом подкупе. На этот раз бизнесмен и законодатель выступал в качестве свидетеля — именно от него пытались получить деньги. О завязке этой истории в августе 2017 года писал «Коммерсантъ». Издание сообщало о борьбе за подряд на строительство жилья в правобережной части Березников (город неподалеку от Соликамска), общей стоимостью почти 3 млрд рублей. В нее вступили холдинг «Стройтрансгаз», аффилированный с бизнесменом Геннадием Тимченко, московская «Компания Еврострой» и «Камастрой».


Победил «Стройтрансгаз», а «Камастрой» оказался в роли субподрядчика. Как писал в декабре 2018 года РБК, директор реализации проектов в регионе «Стройтрансгаз» (СТГ) Александр Вахрушев получил 1,1 млн рублей от Дмитрия Кичигина. Эти деньги задержанный вымогал за подписание актов о приемке выполненных работ, справок о стоимости работ и затрат.


Без конца


В Соликамском районе таких масштабных строек у «Камастроя» нет. Строительство катка (контракт на 194 млн рублей) и реконструкция школы №13 (109 млн рублей) — самые крупные районные заказы, но даже их, как выяснилось, завершить в установленные сроки не получается.



«В Соликамске есть особенность: все проблемные контракты, выявленные активистами, либо уже имеют просрочку исполнения, либо такая ситуация весьма вероятна с учетом темпов текущей работы. Спортплощадка у школы, дорога, ледовая арена. Надеюсь, после нашего визита в «Город №» заказчики проведут профилактику и работы будут проведены в срок, но не на скорую руку. Все это — системные проблемы: когда много лет подряд на всех уровнях подрядчики и заказчики исполняют контракты лишь «на бумаге» и не несут ответственности», — отметил руководитель проекта ОНФ «За честные закупки» Валерий Алексеев.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...