St
Сотрудник ГАИ сбил мужчину и выдает отца за виновника ДТП
Семья полицейского считает попытки добиться справедливости местью за сына-наркомана

Сотрудник ГАИ сбил мужчину и выдает отца за виновника ДТП

Семья полицейского считает попытки добиться справедливости местью за сына-наркомана

Фото: © GLOBAL LOOK press

В станице Зеленчукской в Карачаево-Черкесии сотрудник ГАИ Дмитрий Левенко сбил мужчину. По словам очевидцев, водитель был пьян. Спустя девять месяцев пострадавший Андрей Шестаков скончался. Следствие доказало вину Левенко — сейчас дело направлено в суд. Сам обвиняемый утверждает, что за рулем находился его отец, а защита настаивает на том, что смерть Шестакова не связана с аварией. По мнению адвоката потерпевших, суд был подкуплен.


Авария произошла 7 октября 2017 года. На подъезде к селу Архыз, в Зеленчукском районе, инспектор ДПС Дмитрий Левенко на своем автомобиле сбил переходившего дорогу Андрея Шестакова. Пострадавший был в компании из троих друзей и шел последним, водитель зацепил только Андрея.


Друзья Шестакова, ставшие свидетелями аварии, позже будут рассказывать, что водитель был пьян, а уже через пять минут на место происшествия подъехала «Волга», из которой вышел отец Дмитрия Левенко. После непродолжительной беседы они поменялись машинами. У следствия имеется видеозапись, подтверждающая данный эпизод.


Адвокат потерпевших — Зулета Айбазова — рассказала «Шторму», что ДТП никак не сказалось на карьере гаишника, а оформлять аварию приехали коллеги Левенко, которые отнеслись к виновнику снисходительно:


«На сегодняшний день по неизвестным причинам не было проведено ни служебной проверки, ни отстранения от должности. На место совершения преступления приехали его же друзья, они не брали у него объяснения. Очевидцы утверждали, что за рулем был гаишник, а не его отец, но их показания были проигнорированы, не стали оформлять их. Освидетельствование на алкогольное опьянение тоже никто не проводил», — сообщила «Шторму» Айбазова.


undefined
Фото из архива героев публикации

Мать погибшего Елена Шестакова рассказала, что на следующий день после аварии семья Левенко принесла пострадавшим 20 тысяч рублей — то ли просто по доброте душевной, то ли в попытках задобрить родственников сбитого мужчины. Позже Левенко-старший (тоже Дмитрий), взявший на себя вину, написал заявление, в котором обязался возместить все расходы, связанные с лечением и восстановлением пострадавшего, а также помогать с доставкой медикаментов и транспортировкой больного. Затем документ был нотариально заверен.


На деле же никакой помощи, кроме 20 тысяч рублей, оказано не было, рассказала «Шторму» мать погибшего.


«Изначально же отец взял на себя вину, а в случае смерти пострадавшего он обещал выплатить 500 тысяч рублей. Так вот, Андрей умер, а обвиняемым является другой человек, и на кого теперь писать заявление? Кто из них будет платить? Они нам ничем не помогли. Только 20 тысяч принесли, на этом все», — рассказывает Елена.


По словам Левенко-старшего, обвинительное заключение сфальсифицировано — целью этого является личная месть семьи Шестаковых Левенко-младшему, который ранее работал в отделе уголовного розыска.


«Все же знают, что Андрей был наркоманом, ну мой сын их частенько ловил, и друзья у него, которые с ним были в тот день на дороге, тоже наркоманы, вот они и решили так отомстить. У Лены родственник работает в ФСБ, вот они их и подключили, чтобы обставить все так, будто он был за рулем», — рассказал «Шторму» Левенко-старший.



Мужчина сообщил, что перестал помогать семье в связи с угрозами, которые начали поступать от Елены. По его словам, женщина начала требовать больше денег, шантажировать и оскорблять Левенко.


«Она говорила, что надо было требовать сразу три миллиона и еще миллион за то, что я его хожу навещаю. Говорила, что ей нужны деньги. С такими угрозами, шантажом, называла меня наркоманом, все это настолько унижает, это просто непостижимо», — сказал Левенко-старший.

Он добавил, что на протяжении долгого времени обеспечивал лекарствами семью Шестаковых, ездил по 100 километров за медикаментами, которых не было в станице.


Взявший на себя вину также рассказал, что в машине они с сыном были вдвоем, за рулем был Дмитрий Васильевич. Никакой второй машины, подъехавшей на место ДТП после аварии, якобы не было, а если и была, то чужая.


«Я же не с неба появился и сел за руль. Это бред. Я сидел за рулем, он сбоку сидел. Хоть на детекторе лжи меня проверяйте. Я как остановился, дверь заклинило, и сын перелетел через меня. Потому что правую дверь заклинило. Там много машин было, не знаю откуда взялась та, которая есть у следователей», — рассказал Левенко-старший.


Адвокат пострадавших объяснила, что семье Левенко выгодно выставить виновником ДТП старшего члена семьи. Благодаря положительной характеристике реальный срок ему не грозит.


«С учетом смягчающих обстоятельств он получит условный срок, если только по части третьей (ст. 264 УК РФ «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств». — Примеч. «Шторма») не пойдет. У него положительная характеристика: он не судим, малолетний ребенок имеется. Следствие направило дело в суд. Установили вину Левенко-младшего на основании свидетельских показаний и детализации звонков — первым он позвонил отцу, вызвал его», — пояснила «Шторму» Зулета Айбазова.


undefined
Фото из архива героев публикации

Второй линией защиты обвиняемых является то, что смерть Андрея Шестакова не связана с травмами, полученными в результате аварии. Адвокаты настаивают на том, что смерть наступила из-за плевральной пневмонии, к тому же с момента происшествия прошло девять месяцев.


Заведующая отделением реанимации, где Шестаков лежал четыре раза за девять месяцев, объяснила Айбазовой, что пневмония возникла в результате того, что ребра проткнули легкие, после чего они наполнились жидкостью. Но картина такая же, как и при плевральной пневмонии. Позже у пострадавшего на голове начались кистозные образования, а смерть могла наступить также от кислородной недостаточности. Морг по неизвестным причинам отказывается предоставлять выписку из протокола вскрытия.


«Я подала ходатайство, 31 июля оно будет рассматриваться. Просто цирк — два заседания подряд мать приходит с оригиналом свидетельства о смерти, они откладывают, будто бы потерпевший не явился на заседание. А потом судья зовет меня к себе и говорит «ну подождите, не заявляйте пока ходатайство». Причины этого мне не ясны. Скорее всего, суд проплатили», — заключила Айбазова.