St
Суд за самосуд
Сестрам Хачатурян, убившим отца, не выбрали меру пресечения и продлили срок задержания на 72 часа

Суд за самосуд

Сестрам Хачатурян, убившим отца, не выбрали меру пресечения и продлили срок задержания на 72 часа

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

Судья Останкинского районного суда продлила срок задержания на 72 часа трем сестрам Хачатурян, убившим в субботу, 28 июля, своего отца — Михаила Хачатуряна. Основной версией следствия является заранее спланированное убийство. Преступление девушек подпадает под 105-ю статью УК РФ (убийство).


История сразу привлекла к себе внимание Telegram-каналов и СМИ. В воскресенье, 29 июля, стало известно о произошедшем убийстве на северо-востоке Москвы. Три сестры — Мария, Ангелина и Кристина Хачатурян — убили своего отца, Михаила Хачатуряна.


Изначально сообщалось о том, что отец семейства начал угрожать ножом одной из девушек, в этот момент она выхватила оружие и нанесла несколько ударов, затем к ней присоединились другие сестры.


Telegram-канал «112» сообщил, что отец девочек употреблял героин и держал их в страхе. Зачастую он не отпускал их на улицу, также они не ходили в школу. По данным канала, отец регулярно избивал дочерей, одну из них даже насиловал, когда та была несовершеннолетней.


На данный момент имеется вторая версия произошедшего: спланированное убийство. Якобы сестры продумывали преступление. Убивая отца, использовали молоток, нож и газовый баллончик. Следствие рассматривает версию, в которой одна из девушек нанесла отцу удар ножом в шею. В таком случае, неизвестно откуда у одной из них — Марии — появилось ножевое ранение. С места преступления ее забрали на скорой помощи.


undefined
Скриншот: © Daily Storm

Во время обысков машины убитого Михаила Хачатуряна были обнаружены два килограмма героина, арбалет, пневматическая винтовка, гладкоствольное ружье, три пневматических и один сигнальный пистолет. Это подтверждает версию о причастности главы семейства к криминальному миру.


Суд


До последнего о заседании не было известно почти ничего. «После обеда будет заседание. Больше никакой информации нет», — сообщила пресс-секретарь управления Следственного комитета России по Москве Юлия Иванова.


Уже к двум часам у Останкинского районного суда собрались журналисты. Спустя 20 минут через шлагбаум проехал конвой. Все последовали за ним. Осталось только выяснить, кого привезли в машине. На вопрос журналиста, девушек ли привезли, один из конвоиров молча кивнул.

Кстати, сколько именно сестер привезли на избрание меры пресечения, не было ясно. С камер, установленных на подъезде, где жила семья, было видно, как одну из девушек забирают на скорой помощи. Позже из подъезда выносят труп Михаила Хачатуряна.


Приставы в суде никакой информации о зале заседания и времени не давали. Только подслушав разговоры, удалось выяснить нужный этаж.


У зала заседаний народу немного: четыре девушки (подруги одной из сестер Хачатурян) и адвокат потерпевшей стороны. Попытка поговорить с фигурантами была пресечена агрессивными приставами. Общаться девушки отказались — сказали, что если их вызовут, то на суде они все и расскажут. Еще пара вопросов — и ко мне подходит пристав.


«Молодой человек, а что Вы здесь делаете?» — спрашивает он. Узнав, что я журналист, пристав продолжает допрос: «А что это Вы тут с людьми разговариваете, узнать что-то пытаетесь?» Подошли еще трое приставов.



undefined
Фото из архива героев публикации

«Документы Ваши можно, пройдемте вниз, что это Вы тут нарушаете?» — посыпалось на меня. На проходной мне сообщили, что разговаривать с людьми нельзя, а если будет еще одна жалоба — составят протокол за административное правонарушение. Останкинский суд живет по своим законам.


Поднялся назад, там меня уже ждал адвокат, представляющий сторону потерпевших, — Георгий Чугуашвили.


«Среди потерпевших не один человек — много родственников. Они не согласны с этими вот словами, про изнасилование, что он там к кому-то приставал. Ну действительно, мог как-то перебарщивать в воспитании. Дети ведь, молодежь. А он такого, старого формата», — заявил Чугуашвили.


На вопрос о найденных в машине Михаила Хачатуряна наркотиках и оружии адвокат ответил, что насчет наркотиков ничего не знает, но вот оружие — не исключено.


«Раз он действительно был такой, на блатной волне. Но то что наркоман — это родственники отрицают», — сказал Чугуашвили.


По мнению адвоката, убийство было заранее спланированным, это явно не было сделано в состоянии аффекта.


«Не за бутылкой же пива на кухне они поругались. Гриппом болеют вместе, а с ума сходят по отдельности. Так что это явно заранее спланированное убийство», — предположил Чугуашвили.


В 17:30 из зала суда вышла пресс-секретарь суда Анна Селиванова и объявила, что заседание началось. Первой — несовершеннолетней Марии Хачатурян — меру пресечения избирали в закрытом режиме.


Пока длилось заседание, суд успел закрыться — в 18:00. В связи с этим приставы предприняли очередную попытку показать свою власть.


«Господа журналисты, суд закрывается в 18:00, всем, кто не является участником судебного разбирательства, просьба покинуть здание», — объявил судебный пристав Евгений Таратынов.


Журналисты очень удивились. Работник суда оказался настойчив и продолжил жить по своим внутренним законам, абстрагировавшись от федеральных. В ответ на замечание о том, что суд в шесть часов вечера перестает работать на вход, пристав ответил: «Он на все перестает работать».


Урегулировать конфликт удалось довольно быстро — после звонка пресс-секретарю суда Таратынов свою активность поубавил.


Спустя час пресс-секретарь объявила, что младшей сестре, Марии Хачатурян, продлили срок задержания на 72 часа. После приговора подруги девушек заплакали. Общаться с журналистами они снова отказались, покинув здание суда.


После пресс-секретарь Селиванова сообщила журналистам, что меры пресечения двум другим сестрам также будут избираться в закрытом режиме. Им также продлили срок задержания на 72 часа.


Следователь, прокурор и назначенный адвокат давать комментарии отказались.