St
«В МВД хотели, чтобы я дал показания либо в сторону одного, либо в сторону другого»
Академик Абелев, проводивший экспертизу грунта строящегося стадиона в Калиниграде, рассказал о претензиях к Группе «Сумма», обысках в его доме и коррупции при строительстве

«В МВД хотели, чтобы я дал показания либо в сторону одного, либо в сторону другого»

Академик Абелев, проводивший экспертизу грунта строящегося стадиона в Калиниграде, рассказал о претензиях к Группе «Сумма», обысках в его доме и коррупции при строительстве

Директор АНО «Центр содействия в развитии образования и научных исследований «Эксперт» Марк Абелев
Директор АНО «Центр содействия в развитии образования и научных исследований «Эксперт» Марк Абелев

Спецкорреспондент «Шторма» Илья Юшков поговорил с руководителем и основателем АНО «Центр содействия в развитии образования и научных исследований «Эксперт», преподавателем ВШЭ Марком Абелевым. Именно его компания сделала положительную экспертизу грунта строящегося стадиона в Калининграде для «ГЭС» (входит в Группу «Сумма»), а затем и для Арбитражного суда. 30 марта из-за претензий к строительству стадиона МВД совместно с ФСБ провели обыски в структурах Группы «Сумма», владельцы компании Зиявудин и Магомед Магомедовы арестованы.


Академик Абелев — один из крупнейших специалистов по сооружениям на слабых грунтах (стадион в Калининграде — пример подобного объекта), уверен, что экспертизу в АНО сделали максимально профессионально, но сам проект стадиона — изначально коррупционный. Поэтому и место для его возведения выбрали проблемное — чтобы была возможность заработать.


— Марк Юрьевич, Вы в курсе последних событий вокруг стройки в Калининграде?


— Да. Меня самого три раза вызывали в следственный отдел МВД, по пять часов следователи «вынимали мозг». Это предмет большого жульничества, которое было с самого начала придумано. Высокий уровень — Мутко, миллионеры… Идет разговор о 15 миллиардах рублей. Я — профессор. Мне 83 года, доктор наук, академик. Когда сидел в Газетном переулке в следствии, было очень неприятно сидеть по пять часов слушать и доказывать. Когда знаешь, что все против тебя.


— Когда Вы проводили экспертизу, на Вас давили?


— На меня никак не давили, когда я экспертизы проводил. На меня давили в следственном отделе МВД, хотели, чтобы я дал показания либо в сторону одного, либо в сторону другого. Но наше дело простое. Мы наш каждый шажок фотографировали, потому что знали, что за нами следят. В следствии спрашивали подробно: каким самолетом прилетели, кто встретил, на таком уровне. Не знаю, что там сейчас, но год назад был кошмар. У меня дома, у старого профессора-академика, провели обыск. Искали материалы по Калининграду, в шесть утра! Это было примерно полгода назад. Я знаю свою профессию, что мы сделали все честно, и то мы еле вытащились. Противно. Когда тебя лишают права на собственность твоей квартиры, когда обыскивают старую «мать», проверяют ее кровать. За что? За то, что кто-то не так обсыпал грунты? Там высокий уровень, я боюсь, я не хочу туда влезать. Наши все опыты проверялись. Спрашивали фотографии, а мы все доказывали. Там страшно. Молодые ребята-полковники считают, что все вокруг жулье. Это очень противная профессия. Все, что мы делали — делали очень честно. Но все материалы изъяли у нас, конфисковали, обещали отдать и не отдали. С 28 июня. Сказали, что взяли на три дня.


— Но с самим стадионом в итоге все в порядке?


— Ничего там не в порядке. С самого начала было не в порядке. Подумайте сами. Берут этот стадион и ставят его в воду, в самое илистое место в Калининграде. Остров такой — илы, торфы и вода сверху — на уровне Балтийского моря. И площадку для стадиона берут именно эту. Почему? Потому что потребуется много государственных денег. Им требуется повод. И тут уже ясно, что будет воровство. Те, кто придумал поставить там стадион, — так или иначе с теми делятся или с другими. Какие там группировки — местные, ленинградские, московские, не хочу знать. Грязное это дело. И Мутко, который туда влезал, и его «Спорт-Инжиниринг», недостойные люди.


— Как давно Вы занимаетесь Калининградом?


— Уже три года. Сейчас там сажают в тюрьму тех, кто пониже — должностью, а не силой или умом. Там 15 миллиардов, и неизвестно, кого назначат. Один только человек ни при чем — губернатор новый. Когда его назначили, там уже все разворовали-утащили. Там разные группы: четыре разных уголовных дела, четыре разные сильные организации. И МВД, и Кремль, и Агаларов. Они хотят отвести обвинение от первых виноватых. Там идет вопрос только о деньгах. Кто больше взял, кто не поделился. Была ЭлектроСервис-группировка («ГЭС». — Примеч. «Шторма»), калининградская группировка, ленинградская большая, потом приехали азербайджанцы. И все друг против друга пишут.