St
«Я не могу отделить свою грудь от себя во время протеста»
Участница Pussy Riot Рита Флорес — о своих акциях, нездоровом интересе к ее внешности и проблемах с силовиками Коллаж: © Daily Storm

«Я не могу отделить свою грудь от себя во время протеста»

Участница Pussy Riot Рита Флорес — о своих акциях, нездоровом интересе к ее внешности и проблемах с силовиками

Коллаж: © Daily Storm

3 декабря суд арестовал участницу Pussy Riot активистку Риту Флорес на 20 суток за повторное нарушение порядка проведения акции. Тогда Флорес вместе с Марией Алехиной и Фархадом Исрафилли-Гельманом провели неподалеку от Кремля акцию «Осторожно, хрупкое». Акция, посвященная российским силовикам, стала аллюзией на уголовные дела против активистов, которые бросали в росгвардейцев на митингах пластиковые стаканчики и бутылки, чем доставляли им «невыносимую боль» и садились за это в тюрьму. Через несколько дней после акции Флорес задержали, а позднее арестовали. Daily Storm связался с девушкой во время отбывания ареста в спецприемнике и поговорил об акционизме, силовиках, Виталии Милонове и о прекрасной России будущего.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Рита Флорес
Рита Флорес Фото: © twitter / @ mramornamne

— 20 суток за безобидную акцию — это новая реальность или силовикам нечем заняться? Кстати, если снять такое дома — за это теперь тоже наказывают?


— Так это как дешевый кофе в пакетиках два в одном — новая реальность, в которой силовикам нечем заняться. Та реальность, в которой искусство — плохо, слово твое, сказанное не шепотом на кухне (а громко и публично), — очень плохо. Объединение этих двух — критично плохо и заслуживает наказания. Реальность, в которой «всё» заслуживает наказания, но никто не может наказать тех, кого наказать действительно надо: гуманно, но надолго.


Грустно это писать, но мне кажется, что беспричинно ставить русского на горох — особая мания силовиков.


— Сколько раз вашу акцию «Осторожно, хрупкое» срывали силовики? Откуда им вообще может быть известно, что вы планируете какой-то перформанс? 


— Срывали дважды. На третий — божий — получилось. Обломать акцию вообще очень легко. Достаточно платить хорошую зарплату эшникам и следователям СК. Дальше все еще легче, телефоны всех подозрительных слушают, на выходе из дома тебя встречает человек с борсеткой и в туфлях. Взгляд бегает, вид уставший, он «случайно» поедет с тобой в метро все станции, «случайно» сфотографирует, а потом из-за угла появятся сотрудники полиции, которые на месте тоже окажутся «случайно», и силой запихнут в тачку. Они скажут: «Проверить на ранее совершенные преступления». Улыбаемся друг другу, все все понимают. Едем в отдел. 


— Почему вы решили делать акцию именно сейчас? В России разгонов давно не было, как будто акция и не очень актуальная. И еще, почему именно кокошники? 


— Абсолютно не считаю, что для акции нужен повод. Вся Россия с ее системой — огромный жирный повод для акции. И важно: они сами подкидывают нам идеи своими безнравственными действиями, глупыми показательными арестами, тюремными сроками, которые ломают жизни. Больше насилия богу насилия? Нет! Разве всего этого недостаточно, чтобы акционировать? 


А кокошники, потому что это суперчистое, прекрасное, русское, ватное. Вот Милонов сказал, что мы позорим Россию, высмеиваем ее тем, что надеваем кокошники. Я же считаю, что единственное, чем можно опозорить нашу страну, — это выбрать Виталия Валентиновича депутатом Госдумы. А мы в кокошниках — это дух прекрасной в скором времени свободной России! 



— Кто вообще придумал акцию? 


— Придумала, получается, я. Хотела потерпеть до весны, чтобы хруст скотча был под мартовским солнцем, но, но, но... Случайные встречи, как обычно, оказываются неслучайными. Так, в одной мастерской мы познакомились с Фархадом, и я поняла, что он должен быть тем самым «омоновцем». Потом я рассказала об идее Маше Алехиной, хотя не думала, что она тоже согласится поучаствовать. Без ребят акция была бы совсем другой. Так что в конечном итоге акцию придумали мы все. 


— Многие в интернете писали, что «акция простенькая». Действительно ли она простенькая?


— Как хорошо, что я не читаю комментарии за пределами своих аккаунтов в соцсетях! Как здорово, что я не видела этого «простенько». И вообще, что просто, а что сложно? Когда узнаете — позвоните мне. Спасибо! Всегда вскипаю, когда мне говорят, что «это недостаточная акция». А нормальная — это когда ты в итоге в тюрьму на пару лет отъезжаешь?


Акция, пикет или городской перформанс — жест искусства, и он может быть размашисто ярким, немного кривым и ломким, совсем неясным, но это жест и он есть. Хоть сри в пакет блестками, если считаешь, что так нужно. Сри и называй это искусством! Это абстрактный пример, но, думаю, понятный. Нет рецепта правильной акции. Просто чувствуй, показывай, что чувствуешь. И не прибегай к насилию. 


— Маша Алехина говорила, что у вас был «план», кому и когда сдаваться полицейским. Что это за план и почему всем нельзя было в одно время, раз вы понимали, что все равно возьмут?


— План был, но говорить буду только за себя. После акции я отправилась домой, абсолютным чудом успев приехать раньше полиции, и довольная закрылась в квартире. А уже через 15 минут мой этаж больше напоминал кабинет в центре по борьбе с экстремизмом. 


Ко мне приехал адвокат Мансур Гильманов, мы написали обязательство о явке в отделение, об обязательной, но через пару дней из-за моего адски плохого самочувствия. Все что я хотела — дойти до поликлиники без риска быть задержанной. Но эшники не ушли, еще и перерезали электричество в моей квартире. Чинить электричество приехал мой друг, но силовики начали ему угрожать и советовали оглядываться по сторонам. Очень это мерзко. Плохие эшники, фу. Хотя они вроде как представлялись уголовным розыском, так что, может, и они тоже плохие. 



— Раньше тебя в СМИ титровали как «подругу Верзилова», теперь — как активистку Pussy Riot. Так же в свое время было с Никой Никульшиной. Нет ли в этом кумовства? 


— Хочется вскрикнуть, что и до знакомства с Петей я стояла в пикетах и даже больше — делала акции. Пока абсолютно не время о них говорить — творили, не думая о последствиях, хорошо что додумались творить анонимно. Обязательно поделюсь с вами, как будет можно (видимо, Рита намекает на срок давности по административному правонарушению либо уголовному преступлению. — Примеч. Daily Storm). А Петя очень хороший, мы дружим и прекрасно общаемся, но не он поспособствовал моим дальнейшим действиям и тем более НЕ ОН позвал меня в Pussy Riot. 


— Ты считаешь себя политической активисткой или акционисткой? 


— «Когда я вырасту — хочу быть акционисткой!» А пока я маленькая и таковой себя не считаю, но если выбирать, то сейчас все же активистка. Акционистка все-таки звучит очень высоко! Мне неловко так себя называть, но было бы приятно, если бы для других я была именно акционисткой. В общем, с самоопределением у меня пока что плохо. Я просто что-то делаю, назовем это искусством. А современное искусство от политики неотделимо. Вот такие божьи закрученные пироги!


— Как часто у тебя возникают проблемы с силовиками или провластными активистами? Я слышал как минимум про нападение в Питере, но вряд ли это разовая история. 


— Да, нападение в Питере до сих пор отдает плохим запахом в носу. Из интересного вот еще что было. СМИ про это писали, но я коротко перескажу. 9 мая меня окружили силовики под предлогом анонимного звонка с информацией о том, что я якобы болею ковидом. После какого-то времени сопротивления меня силой запихнули в карету скорой и отвезли в госпиталь ветеранов войн. 


Там они изучили мой телефон и все личные вещи. Когда я говорю «все личные вещи» — меня раздели догола, остались только кружевные трусы! Без воды и еды я сутки провела в стерильном боксе, а мимо провозили трупы пожилых людей. Ко мне тогда дважды приходил товарищ из СК, задавал тупые вопросы, а я еще более тупо на них отвечала. Неужели он хотел получить нормальные ответы от девушки, которую похитили и раздели? Оказалось, эшники думали, что я буду делать какую-то акцию на 9 мая.


Ну и кибербуллингом меня тоже не удивить. Но особенно неприятны сообщения в духе «Я твоей матери горло перережу за то, что она тебя родила». Не радует такое абсолютно. 


Когда я пишу про ЛГБТК+ сообщество, то каждый раз вижу сообщения, в которых люди говорят, что хотят меня убить. Обычно мне плевать на это, но на послания в духе: «Радугой бы тебя этой ******» или «Тварь оппозиционная, оглядывайся» — это тревожит. Ну и постоянно пытаются взломать мои соцсети. 


Фото: © twitter / @ mramornamne
Фото: © twitter / @ mramornamne

— Есть ли творческие планы на будущее? Ты в составе Pussy Riot всерьез и надолго? 


— Ну вот опять же! Что значит всерьез? Во время одного из задержаний Маша Алехина спросила мою фамилию для СМИ. А дальше был разговор:

— Ну ты же из Pussy Riot? 

— Ну да.

— Так и запишем. 

Не вижу разницы в том, состоишь ты в организации какой-то или самостоятельна. Просто делай изящный букет, делай любовь. А планы на будущее есть. Звонил бог творчества и просил не расходиться. 


— Как ты вообще пришла к активизму? Не раз приходилось слышать, мол, с такой внешностью можно нормально жить за счет богатого папика и не париться, а ты вот в акции какие-то вписываешься, митингуешь там, пикетируешь. Зачем это все? 


— Ого! У нас тут вопросы времен моей бабушки, где женщина — это красота и дырка для вытаскивания детей! Самое частое и самое обидное, когда мне говорят именно такую *****. Во-первых, я не могу отделить свою грудь от себя во время протеста. Во-вторых, хоть до конца себя и не принимаю, не считаю себя такой, какой вы описали. Я не собираюсь прятаться в мешках из-под картошки, чтобы другим было угодно видеть акцию, а не грудь. Надевая короткий топ, девушка не хочет, чтобы ее *******, надевая короткий топ, девушка просто надевает короткий топ. 


Этим летом у меня была акция против поправок к Конституции, там я, исписанная словом «нет», гуляла по Москве в колючей проволоке. И знаете, как я удивилась, когда некоторые стали писать, что я шлюха! В шортах и топике. Ну то есть людей вообще не смущает жаркий летний день. Вот тогда как раз и был прямо превышен лимит сообщений про папика. Я не хочу папика, я хочу свободную Россию!


Фото: © twitter / @ mramornamne
Фото: © twitter / @ mramornamne

— Женская часть аудитории Daily Storm просила обязательно выяснить, «как ты держишь себя в модельном виде»? Тренировки или генетическая лотерея?


— Женской части аудитории Daily Storm — любовь. Скажем так, если на ночь я съем пакет чипсов, то с утра мне это будет заметно. Поэтому рубим морковь и яблоки и говорим всем, что это Господь Бог целует нас в живот и я не толстею.


— Ты поддерживаешь кого-то из наших политиков? Какое политическое течение тебе вообще близко? 


— Очень удобно писать это из спецприемника, не буду называть имен. Я людей люблю сильных и честных, смелых, такие в оппозиции есть, и я счастлива, что с ними знакома. Если бы была Партия Любви, то я была бы там президенткой! Процитирую Эдуарда Лимонова: «Действуй решительно и смело, не дожидайся идеальных условий».


— Россия будет свободной? Если да, то когда? 


— Конечно, будет! Нам нужно немного собраться. Человек важен и нужен, но настоящий результат будет виден, только если движение за изменение страны станет массовым. 



P.S.


Дорогая редакция, я в полном ****, температурю, будто дьявол, поэтому ответы могут быть скомканными, а еще ко мне в камеру подселили «уши». Удачи вам и не болейте!


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...