St
На прощании с Говорухиным было больше политиков, чем художников
Проводить мэтра в последний путь пришли все: от Тайванчика до Сергея Соловьева

На прощании с Говорухиным было больше политиков, чем художников

Проводить мэтра в последний путь пришли все: от Тайванчика до Сергея Соловьева

Фото: © Daily Storm Алексей Голенищев
Фото: © Daily Storm Алексей Голенищев

Отдать последний долг кинорежиссеру пришла вся российская политическая и культурная элита, а также Александр Буйнов. 


Ранним утром 16 июня на выходе из метро «Кропоткинская» царила торжественная атмосфера надвигающихся грандиозных событий. Людные обычно улицы вокруг были непривычно тихи, и над этой тишиной блистал в летнем солнце храм Христа Спасителя. Тротуары были перекрыты, все прохожие носили униформу — Федеральная служба охраны подготовилась к церемонии всерьез. Вернее, не к самой церемонии, а к приезду VIP-персон, которых, по всем раскладам, должна была быть несметная туча. Ключевая интрига: приедет ли Сам.


Прощание началось в девять утра. К гробу стали подходить скорбящие, они возлагали цветы, осеняли себя крестным знамением (не все) и уходили прочь, кто-то оставался сказать слова утешения близким покойного. Представителей государственной власти в первый час было на порядок больше, чем делегатов от культуры. Из деятелей искусств разве что Александр Розенбаум и Игорь Крутой, остальные — политики и клерки.


Вообще, все говорило, что в последний путь провожают государственного мужа, а уже потом кинематографиста. Отсюда и место — державный ХХС и почетный караул служащих Семеновского полка. Их однополчане также выполняли роль распорядителей для приходящих с последним долгом. Хотя церемония проходила в храме, священства в поле зрения было в разы меньше, чем воинства, и первое как будто стеснялось, старалось не отсвечивать.


Помимо кремлевского караула у гроба сменяются вахты коллег и товарищей с красно-черными нарукавными повязками. В основном из депутатского корпуса и исполнительной власти. В одном таком звене вышли Леонид Слуцкий, Андрей Исаев и Сергей Кириенко. 


А следом за этой троицей подошел Путин в компании Володина. Они появились из алтарного помещения, из-за иконостаса. Спикер Госдумы остался стоять, а президент подсел к вдове покойного. Побеседовав с Галиной Говорухиной минуты четыре, он откланялся, Володин тоже поспешил со всеми поздороваться и исчез вслед за гарантом. Примечательно, что уходили они тем же путем, что и пришли — сквозь иконостас, через алтарь. 


Мединский тоже высказал соболезнования и поспешил ретироваться. Все-таки Говорухин и вверенный ему парламентский комитет по культуре занимали, мягко говоря, критическую позицию по отношению ко всему, что делало министерство. Как-то не получалось у чиновников и парламентариев конструктивного диалога.


Ко второму часу поток представителей власти стал стихать, а вот работников культуры стало больше. Впрочем, отличить одних от других вообще зачастую непросто. Кого, к примеру, представлял Александр Бастрыкин — силовиков или поэтов? Фантастически смотрелись шедшие друг за другом к гробу высоченный статный Владимир Бортко, коренастый, плотный и загорелый Леонид Ярмольник и Алексей Панин — тоже долговязый, но худой и сутулый. В руке последний нес мотоциклетный шлем.


Татьяна Догилева, Сергей Гармаш, Станислав Садальский — актеров было много. Режиссуру представляли Владимир Меньшов, Федор Бондарчук, Владимир Хотиненко и Алексей Учитель. Последний, столкнувшись с, так сказать, меценатом Алимжаном Тохтахуновым — дружески с ним обнялся и жестами пояснил, как предпринимателю выстроить маршрут по храму. Никита Высоцкий обнял родных Говорухина «от имени и по поручению», ближе к концу панихиды пришел Сергей Соловьев, который спал на соседней с Говорухиным койке во вгиковском общежитии, САС за свою жизнь сгенерировал терабайты баек о своем однокашнике. Он даже устроил ему своеобразное камео в «Ассе» — снял в роли «авторитета Свана». В какой-то момент происходящее стало напоминать не «пышные похороны за госсчет», а «презентацию» из 1990-х. Выразить соболезнования пришли Бедрос Киркоров, Лев Лещенко и, самое удивительное, Александр Буйнов. И в храмовом полумраке он остался верен себе и своим темным очкам.


Среди чиновников тоже не все соблюли дресс-код. Сергей Степашин, бывший глава МВД, правительства и Счетной палаты пришел в храм в поло. Впрочем, у него был цветущий вид человека, много работающего на свежем воздухе под ярким солнцем, так что упрекнуть мастодонта было не в чем.


КПРФ и ЛДПР прислали организованные делегации. Для Геннадия Зюганова Говорухин был не только коллегой по законотворчеству, но и неожиданным союзником на президентских выборах 1996 года. У Владимира Жириновского партнерства с такими ставками с покойным не было. Наверное, поэтому он, поздоровавшись с гостями, пошел к операторам и фотокорреспондентам, как кинозвезда на премьере выходит на фотоколл. А вот неудавшийся соратник Говорухина Александр Руцкой казался приветом из России, которую мы не защитили...


Правительство Москвы представили Владимир Ресин и Александр Кибовский, пришедшие порознь. Свой последний долг Сергей Собянин отдал в самом конце церемонии. После этого тело Станислава Говорухина перенесли из Преображенской церкви в сам ХХС для отпевания.