St
Собачий край: как борются с наплывом бездомных четвероногих на Кубани — регионе-лидере по числу бродячих животных
В Краснодарском крае почти нет лицензированных питомников для собак. На улице же животных продолжают убивать, и это незаконно Коллаж: © Daily Storm

Собачий край: как борются с наплывом бездомных четвероногих на Кубани — регионе-лидере по числу бродячих животных

В Краснодарском крае почти нет лицензированных питомников для собак. На улице же животных продолжают убивать, и это незаконно

Коллаж: © Daily Storm

На Кубани обитают 24 тысячи безнадзорных животных, что делает регион одним из лидеров по числу бродячих собак. При этом в Краснодарском крае почти нет лицензированных питомников, но есть «народные» приюты. Эти передержки не соответствуют нормам СанПиН, из-за чего становятся объектами проверок надзорных органов. На улице же собак убивают догхантеры, сбивают машины и отлавливают сотрудники фирм, которые попадали в скандалы с убийством собак. 


В декабре 2018 года в России приняли закон «Об ответственном обращении с животными», — окончательно он вступил в силу в 2020 году. Среди прочего в законе закрепили принцип ОСВВ (отлов — стерилизация — вакцинация — выпуск). По новым правилам животное нельзя убивать, за исключением тех случаев, когда у четвероного есть смертельные пороки. Остальных животных должны выпускать на волю после прохождения медицинских процедур, либо пожизненно содержать в питомниках за счет бюджета. Но в Краснодарском крае закон так и не заработал. 


Живодеры на контракте


В феврале 2016 года в одном из районов города Краснодара двое сотрудников фирмы, специализирующихся на отлове бездомных животных, устроили массовый расстрел собак. Ружья людей были заряжены дротиками с ядом. При его попадании собаки умирали не сразу: перед смертью они бились в конвульсиях, писали местные журналисты. Инцидент произошел около десяти часов утра, неподалеку от торговых рядов, поэтому свидетелями отстрела стали десятки людей, включая детей. 


Очевидцы говорили, что ловцы вывезли на «газели» порядка 40 собак, но в полиции позже заявили, что сотрудники фирмы собрали всего 14 четвероногих. Резонанс среди зоозащитников и местных журналистов привел к тому, что на скамье подсудимых оказался один из отловщиков — Константин Руднев, его подозревали в «жестоком обращении с животными» (статья 245 УК РФ). Мужчина работал на индивидуального предпринимателя Максима Колосова, который фигурировал в уголовном деле в качестве свидетеля. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Разбирательства проходили несколько месяцев. Каждое заседание посещали волонтеры, журналисты и просто неравнодушные жители Краснодара, но даже при таком внимании дело удалось замять. Суд направил дело на доследствие, после чего дальнейшее движение по нему прекратилось, рассказали Daily Storm зоозащитники. 


Сотрудники Максима Колосова выполняли работы в рамках контракта, заключенного с администрацией Краснодара. Стоимость услуг предпринимателя обошлась в 13 млн рублей. За эти деньги в городе должны были поймать семь тысяч бездомных животных. Такие объемы фактически делали Колосова монополистом в сфере отлова. Но после скандала госорганы практически перестали заключать контракты с бизнесменом, а в начале 2020 года Колосов закрыл ИП, следует из данных «СПАРК-Интерфакс». 


Смерть от удушья


Максим Колосов далеко не единственный подрядчик, которого обвиняли в негуманном обращении с четвероногими. Еще в 2011 году Первомайский суд Краснодара признал незаконной деятельность компании «Бастилия». У фирмы был заключен контракт на иммобилизацию животных с улиц Краснодара. В нарушение договора сотрудники «Бастилии» просто убивали животных, используя «Адилин-супер».


Этот препарат вызывает у животных мучительную смерть от удушья, поэтому по всей стране зоозащитники добиваются запрета на использование «Адилина». Активистам из Татарстана даже удалось добиться возбуждения уголовного дела за его применение одним из подрядчиков.


Помимо «Бастилии», в Краснодарском крае «Адилин» использовала «Служба «Бася». Фирма работала в Анапе. В 2016 году ее сотрудники случайно усыпили препаратом домашнего щенка по кличке Теди. Хозяйка питомца написала заявление, в результате чего компании запретили использовать «Адилин».


После ужесточения закона об «Об ответственном обращении с животными» фирмы перестали сотрудничать с государством. В 2020 году с «Басей» и «Бастилией» муниципалитеты не заключали контракты, следует из данных «СПАРК-Интерфакс». Однако, как выяснил Daily Storm, на Кубани по-прежнему работают люди, связанные с Максимом Колосовым. 


Супруга бизнесмена Екатерина начала сотрудничать с государством в 2013 году, именно тогда женщина подписала первые соглашения на отлов бездомных животных и продолжает это делать до сих пор. В 2020-м Екатерина Колосова заключила два соглашения. Один из договоров был подписан с администрацией Краснодара. На этот раз сотрудники ИП занимались подбором павших животных.  



«Павшие — это животные, которые умерли от естественных причин или же непредвиденных случаев, например ДТП. <...> Иногда в тендерах появляются астрономические цифры, которые не соответствуют смертности. Однако никто не спрашивает, как трупы образуются. Учитывая, что подобные фирмы в большей степени работают ночью, нет никакой уверенности, что животное не застрелили из ружья дротиком с отравляющим веществом», — рассказывает Daily Storm о поводах беспокойства зоозащитников Елена Наседкина — член Межрегиональной общественной организации «Альянс защитников животных».


Согласно контракту, за год Екатерина должна была собрать 1100 погибших кошек и собак. Подбор одного павшего животного обошелся в одну тысячу рублей. Как следует из актов приемки, размещенных на сайте госзакупок, к осени компания перевыполнила план, собрав с улиц 1210 животных. Самым продуктивным оказался последний отчетный месяц. В сентябре сотрудники Колосовой собрали 196 животных. Собеседники Daily Storm из числа зоозащитников считают, что смертность животных завышена. 


Еще один контракт в 2020 году Екатерина Колосова заключила с администрацией Кореновского района, который расположен в пригороде Краснодара. За 390 тысяч рублей сотрудники ИП должны были поймать 222 голов. Однако портал госзакупок не отражает полной картины происходящего на Кубани, считает руководитель организации «Зооправо» Анастасия Федюнина. Дело в том, что некоторые муниципалитеты заключают прямые соглашения, минуя конкурсную процедуру. 


«Часть закупок мы не видим. Большие контракты дробят на закупки по 100 тысяч рублей. Соглашения такой суммы можно заключать напрямую с подрядчиками. <...> Наша организация на протяжении нескольких лет делала заявления и запросы о подрядчиках. Некоторые муниципалитеты скрывали документацию, в связи с чем нам приходилось выходить в суд, чтобы получить информацию», — поясняет глава «Зооправа» Федюнина. 


Из-за этой лазейки зоозащитникам сложнее отслеживать, какие организации и в каких районах занимаются отловом животных, рассказывали Daily Storm кубанские активисты. Такие «прямые» соглашения заключались в том числе с ИП Колосовой. Это следует из поставлений краснодарских полицейских об отказе в возбуждении уголовных дел (заявления писало «Зооправо», копии документов есть в распоряжении издания). 


Помимо Кореновского района, в 2020 году сотрудники ИП Колосовой работали еще как минимум в двух областях Краснодарского края — Динском и Брюховецком районе. В постановлениях МВД приводятся материалы проверок, которые раскрывают детали работы предпринимательницы. 


Согласно материалам отдела МВД по Брюховецкому району, работами по отлову собак продолжает руководить Максим Колосов. Его жена заключила контракт стоимостью 99 тысяч рублей (1800 рублей за голову). Всего Колосовы должны были поймать 55 дворняг. 


Из объяснений Максима Колосова, данных полицейским по факту работы в Брюховецком районе, следует, что ловцы собак продолжают использовать вещество «Адилин». В Динском районе сотрудники Колосова применяли ксиланит и телазол (снотворное), но в некоторых случаях также использовался «Адилин». 


В обоих случаях правоохранительные органы отказались возбуждать дело о жестоком обращении с животными. В Динском районе не усмотрели состава преступления. В то же время в Брюховецком районе полицейские пояснили, что ИП Колосова стоит на учете в ветеринарном департаменте. К тому же «Адилин» использовали, выполняя контракт, поэтому полицейские просто не увидели мотивации (например, хулиганства) в совершении преступления. 


Номера телефонов Колосовых, указанные в качестве контактных на сайте госзакупок, оказались недоступны. По одному из номеров ответила женщина, которая представилась Светланой. Она сказала, что передаст Максиму Колосову информацию о звонке журналистов. 


«Уголовное дело было не только закрыто, еще и компенсацию человеку выплатили. У Максима Алексеевича специфическое отношение к журналистам… Я вашу просьбу передам, телефон тоже передам, если Максим Алексеевич захочет поговорить, он вам перезвонит», — заявила Светлана.


Связаться с бизнесменами к моменту выхода этого материала не удалось.


Стоимость жизни


Отлов — это всего лишь один из этапов, который проходят бездомные четвероногие. По закону после поимки собак должны помещать в приют. Сначала они проходят десятидневный карантин, а затем содержатся в питомнике еще 16 дней (всего 26 дней). За это время собак вакцинируют, стерилизуют или кастрируют, а также лечат от различных заболеваний. Затем на собак вешают бирки и выпускают на то же место, где отловили изначально. Все эти процедуры должны оплачиваться за счет бюджета. 


В феврале 2021 года администрация города Сочи заключила контракт, в котором помимо отлова указаны цены на обслуживание собак по принципу ОСВВ. Город-курорт платит 80 рублей в день за содержание одной собаки в питомнике. При этом самые крупные расходы идут на медицинские процедуры. Стерилизация (кастрация) одного четвероного стоит 2800 рублей. Если у поступившей в приют собаки обнаруживают в теле инородные предметы, раны или переломы, то выделяют еще 900 рублей на лечение. Это дороже, чем эвтаназия животного, которая стоит 866 рублей. 


«Если соответствовать всем требованиям и нормам, в плане дезинфекции, вакцин и так далее, то в совокупности на самку уходит порядка 15 тысяч рублей, а на кобеля 13 тысяч рублей. Разница именно в самой операции (по стерилизации. — Примеч. Daily Storm): у самок проводится полостная операция, у кобелей — немного проще и дешевле. Это весь цикл от отлова до выпуска», — приводит Daily Storm свою оценку стоимости всех процедур Ирина Сторчилова — заместитель директора по развитию приюта «Краснодог», расположенного в городе Краснодаре. 



2 апреля «Краснодог» выиграл тендер на ОСВВ стоимостью в 6,9 млн рублей. При этом в документации не указано количество собак, которые пройдут через процедуры. Ирина Сторчилова пояснила Daily Storm, что за эти деньги обслужат около 400 четвероногих. «Краснодог» работает в крае с 2003 года, но для приюта это первый крупный контракт, заключенный с местной администрацией. 


«Краснодогу» доверяют зоозащитники. Мы туда постоянно ходим, все друг друга знают. Но остальные фирмы вызывают вопросы, потому что некоторые из них были замечены в убийствах животных», — говорит Елена Наседкина, член Межрегиональной общественной организации «Альянс защитников животных».


Недобросовестные подрядчики могут убивать животных из-за жажды наживы, считает юрист Анастасия Федюнина из «Зооправа». Ее слова подтверждает Наседкина, говоря о коррумпированности собачьего бизнеса. 


«Есть так называемый акт выбытия. Он единый для всех случаев, будь это смерть от старости, либо когда собаку выпустили обратно, отдали новым владельцам и так далее. Бывают случаи, когда подрядчики отлавливают животных, после чего усыпляют. 

В акте выбытия в свою очередь указывают, что собаку пристроили новым хозяевам, но перед этим ей провели все процедуры. Деньги, естественно, кладут в карман. При этом проверить, куда отдали животное, нельзя, организация имеет право не заключать договора с людьми, которые забирают собак», — объясняет Наседкина. 


Проследить за тем, как обращаются сотрудники подрядных организаций с собаками, сложно. Зоозащитников и волонтеров редко привлекают в качестве независимых наблюдателей, рассказывали Daily Storm активисты. Хотя, по правилам, отлов и выпуск фиксируется на камеру, а сама процедура происходит в присутствии представителей администрации — заказчиков услуг. 


Крупные бизнесмены


Помимо недобросовестных подрядчиков, Краснодарский край страдает от нехватки лицензированных приютов для животных. Отчасти из-за нехватки мест для размещения животных и происходят убийства. По словам зоозащитников, новые муниципальные питомники на Кубани не строятся, а волонтерские передержки не соответствуют нормам СанПиН. Недавно вокруг одного из таких питомников разгорелся скандал.  


«Животных калечат в «приютах» ради денег на лечение», — под таким заголовком в конце декабря 2020 года вышел репортаж на телеканале «РЕН». Его автор рассказал об одном из приютов Геленджика, который расположен на территории местной коммунальной службы. В сюжете говорилось, что собаки в этом месте содержатся в антисанитарных условиях. Более того, руководство приюта намеренно калечило четвероногих, выставляя их фотографии на «ярких страничках в соцсетях». Владельцы делали это, чтобы заработать на пожертвования, утверждали журналисты.



«Я считаю, что этот репортаж подрывает репутацию волонтеров в принципе, не только в Геленджике, но и в других районах. Фраза о том, что намеренно калечат животных, чтобы собрать деньги, ну это неуместно. Репортаж — это просто саботаж», — рассказывает Daily Storm Юлия — волонтер приюта, попавшего в репортаж журналистов «РЕН». 


По словам Юлии, приют создали еще в 2019 году, в преддверии «карнавала» — так называют церемонию открытия пляжного сезона. Собаки, облюбовавшие набережные города, могли представлять опасность для шумных толп туристов. Именно поэтому администрация города выделила небольшой участок для питомника, который за два года своего существования принял больше сотни собак со всего Геленджика. 


«По сути это народный приют. Он существует на личные средства неравнодушных граждан, также нам помогают туристы и зоозащитные организации», — рассказывает Юлия. 



Оксана — представитель благотворительного НКО «Имею право жить», оказывающее поддержку приюту, рассказала Daily Storm, что приют действительно незаконный и не соотвествует всем требованиям. Однако изначально его рассматривали как временную передержку на то время, пока в городе не создадут муниципальный питомник. 


Проблемы начались только в декабре 2020 года. Тогда в приют пришла Екатерина Колбина — родственница бизнесмена Владимира Колбина, которого СМИ называют виноделом и партнером бизнесмена Геннадия Тимченко.


«Екатерина пыталась помочь. Ей предложили заняться поиском дома для животных, у нее это хорошо получалось. Волонтеры были готовы отдать собак по договору об ответственном содержании животных. Но Екатерина пошла другим путем, написав заявления в правоохранительные органы, — объясняет представитель НКО. — После этого в приют пришла природоохранная и обычная прокуратура, ОБЭП (отдел по борьбе с экономическими преступлениями МВД РФ. — Примеч. Daily Storm), Роспотребнадзор и другие органы». 



Правоохранительные органы до сих пор ведут проверку народного питомника. Когда появится муниципальный приют — неизвестно, объясняют волонтеры. Меж тем в Краснодарском крае есть примеры удачного сотрудничества большого бизнеса с зоозащитниками. Накануне Олимпиады 2014 года фонд «Вольное дело» Олега Дерипаски открыл приют «ПовоДог». На данный момент там живут около 300 собак. 


«Фонд также запустил ветмобили, которые работают по всему Краснодарскому краю (сотрудники занимаются вакцинацией и стерилизацией животных. — Примеч. Daily Storm). В целом мы ничего не имеем против того, что в эту сферу приходят люди из большого бизнеса», — резюмировала Оксана из НКО «Имею право жить». 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...