St
Дорога на Крайний Север. Реку Лену губит кладбище мертвых кораблей
Бесхозные суда, затопленные в 70-е и 90-е годы прошлого века, разрушают экологию реки Коллаж: © Daily Storm

Дорога на Крайний Север. Реку Лену губит кладбище мертвых кораблей

Бесхозные суда, затопленные в 70-е и 90-е годы прошлого века, разрушают экологию реки

Коллаж: © Daily Storm

Третья по длине река в России — Лена. Для регионов Крайнего Севера — это еще и одна из главных транспортных артерий. Экологическое состояние Лены относительно стабильно. И тем не менее ее вода по гидрохимическим показателям оценена как «загрязненная». Пить такую воду без очистки и кипячения не рекомендуется. «Враги» у Лены — такие же, как и у многих других российских рек: города и села с устаревшими канализационными системами и предприятия со сливами отходов производства. Но есть у этой северной реки и специфическая беда — затонувшие корабли, многие из которых хранят в резервуарах опасные нефтепродукты.


Судоходство


Основное значение Лены — транспортировка грузов, поэтому государство не строит на ней ГЭС и плотины. Река позволяет осуществлять «северный завоз» — централизованную доставку товаров и нефтепродуктов на Север. А зимой на льду и утрамбованном снегу прокладывают автомобильные дороги.


Утечки топлива и нефти из судов и провалившихся под лед машин — это как раз то, что загрязняет Лену больше всего.


В мае 2018 года в Якутске решили утилизировали старое судно «Нефтесборщик-504» — его натуральным образом начали пилить на металлолом. Пока корабль не списали он исправно выполнял свои функции, а потом был полон отходами нефтепродуктов, которые собирал. Рабочие, задействованные на разборе что успели, то отпилили, а когда начался ледоход и поднялась вода, останки судна затопило. Масла и солярка вместе с водой попали в реку. Площадь загрязнения тогда составила около 1000 квадратных метров.


Загрязнение реки в мае 2018 года. Якутск
Загрязнение реки в мае 2018 года. Якутск Фото: © пресс-служба МЧС России


Ущерб организаторам распила насчитали в 9 с небольшим миллионов рублей. Было заведено уголовное дело.


Как рассказала изданию “SakhaDay” жительница Якутска Светлана Лукьянова, первая обнаружившая следы следы разлива, больше двух недель службы не могли справиться с пятнами от нефтепродуктов на реке.


«Почему речной порт, судоходная компания, устроило здесь кладбище кораблей? Все эти суда стоят уже лет десять. И вода, омывая их, поступает в наши огороды, принося нам нефтепродукты», — сетовала женщина. Она, в отличие от правоохранительных органов, прямо указывала на тех, кто, по ее мнению, виновен в разливе — судоходную компанию «Якутск», на территории которой пилили корабль.


Проблема с утонувшими и утилизированными кораблями сильно влияет на экологию реки. По данным администрации Ленского бассейна внутренних водных путей, в водоемах Якутии затоплено 294 судна (98 из них находятся на Лене), и в 250 случаях хозяев установить не удалось. Региональные власти и надзорные органы объясняют это тем, что в основном теплоходы и баржи утилизировались подобным образом очень давно — в прошлом веке. В этих судах есть сточные и нефтесодержащие воды, различные бытовые и пищевые отходы, и все это уходит в реку.


Поднимать эти судна должны их владельцы, но определить собственника бывает трудно. Из федерального бюджета деньги на это не выделяются.


Эту проблему могла бы решить единая федеральная программа по устранению свалок под водой, но ее не существует, и регионы вынуждены справляться с проблемой самостоятельно.


Фото: © Агентство Нефтегазовой Информации


Общественный активист, лидер движения «Сир» Иван Степанов рассказал Daily Storm о том, как администрация пыталась заключить договор с компаниями приема лома.


«Они должны были за свой счет поднять корабли со дна и могли использовать металл. Но вместо того, чтобы откопать судна, одна из таких компаний в тайне увозила речной песок. Корабли же так и остались лежать на дне», — сказал Степанов.


Для очистки Лены от затонувших судов и неочищенных стоков, а также для пресечения эрозии берегов необходимо потратить порядка 8,2 млрд рублей — об этом в мае 2019 года заявил замминистра экологии, природопользования и лесного хозяйства региона Алексей Агеев.


Загрязнение сточными водами и бытовыми отходами


В октябре 2018 года глава республики Якутия Айсен Николаев, рассуждая о природе загрязнения окружающей среды, попытался отвести удар от компаний-недропользователей, обозначив других виновников: «Главные загрязнители — это наши города, села и поселки».


Доля правды в его словах есть. Несмотря на то, что берега заселены довольно слабо, в Лену сливается много отходов. В 28 населенных пунктах, расположенных на берегу реки Лены, отсутствуют канализационно-очистные сооружения. Постепенно это становится большой проблемой. Река может загрязниться до такой степени, что перестанет самоочищаться естественным путем.


Отходы из канализаций поселений зачастую уходят в водоемы без очистки, компании, занимающиеся добычей золота и алмазов периодически ловят на сливе грязной воды, а в селах этот слив идет постоянно.


В апреле 2019 года стало известно, что от одного из таких бытовых сливов пострадал участок Лены — Табагинская протока. Исправительная колония, расположенная, в посёлке Табага продолжительное время сливала фекалии в реку.


Экологи провели анализы проб из наледи темно-желтого цвета, взятых около пенитенциарного учреждения, и подтвердили догадку о сбросе фекальных вод. Примерная площадь разлива составила 20 тысяч квадратных метров.


Фото: © GLOBAL LOOK press / Tubagus Aditya Irawan
Фото: © GLOBAL LOOK press / Tubagus Aditya Irawan


В учреждении содержатся 400 заключенных, часть из которых может быть заражена инфекционными заболеваниями — туберкулезом, гепатитом и другими. Болезнетворные микроорганизмы могли попасть в воду и распространиться: ниже по течению реки находится городской водозабор.

Проблема с бытовым загрязнением связана не только с бесконтрольными сливами отходов в реку, но и с плохим качеством очистных сооружений, а порой и с их отсутствием.


По словам лидера движения «Сир» Ивана Степанова, в Якутске долгое время вообще почти не было нормально очищенной воды.


«Очистные станции почти не работали, а вся система труб давно проржавела. В 2013 году была запущена новая фильтровальная станция. Ситуация на Лене стала лучше, но проблема не решена окончательно. Для того, чтобы решить эту проблему, необходимо больше качественных очистных сооружений».


Добывающие компании


Компании-недропользователей, адвокатом которых пытался выступить глава Якутии, тоже вносят лепту в разрушение экосистемы Лены.


Так в августе 2018 года на Иреляхском водохранилище произошла экологическая катастрофа — из-за ливней прорвало дамбу алмазодобывающей компании Алроса. Это привело к тому, что технические воды попали в реки Ирелях, Малая Ботуобия и Вилюй. После проведения анализов выяснилось, что содержание загрязняющих веществ превышены в сотни раз по некоторым показателям.


Вода в реках на несколько месяцев изменила цвет на желтый, и несколько поселений остались без питьевой воды. Одновременно с этим выросли цены на питьевую воду в магазинах — в Нюрбе (город на реке Вилюй) одна 19-литровая бутылка стоила 200 рублей. Детские сады были закрыты из-за недостатка воды.


Река Вилюй и до катастрофы считалась загрязненной — жителям сел на берегу этого притока Лены даже запретили поить скот речной водой. Альтернативным источником воды для них считалось озеро, которое находится в нескольких километрах от самих поселений. Однако водовоз далеко не всегда мог проехать по ведущей к нему дороге и обычно доставлял лишь половину цистерны.


Дамба Алроса
Дамба Алроса Скриншот: © youtube.com / Редакция SakhaLife


От происшествия на Иреляхском водохранилище пострадали и рыболовы. Рыбы в реке стало значительно меньше — у нее почти не осталось кормовой базы.


Власти республики оценили ущерб от аварийного прорыва дамбы в 27 миллиардов рублей.


Строительство заводов


На Лене пока нет химических заводов, а все попытки построить предприятия, которые могли оказать негативное влияние на природу, встречали сопротивление активистов: обращения к губернатору и президенту, петиции, протесты. Так в 2014 году жителям Якутии серией протестов удалось предотвратить постройку газохимического завода по производству мочевины.


В мае 2019 года возникла новая угроза — на реке Киренга, притоке Лены, собираются построить целлюлозно-бумажный завод. Общественные активисты пытаются противостоять компании «Илим», которая занимается этим проектом.


«Не надо добивать — река в плохом состоянии, но пока это можно изменить. Необходимо присвоить Лене природоохранный статус. […] Конечно, вода в реке — это важный ресурс для предпринимательства, но оно должно быть экологичным», — объяснил Daily Storm Иван Степанов.


Фото: © GLOBAL LOOK press / Serguei Fomine
Фото: © GLOBAL LOOK press / Serguei Fomine


Похожей позиции придерживаются и власти республики.


«Опасение вызывает проект по строительству лесоперерабатывающего комплекса и целлюлозно-бумажного завода в Иркутской области в верховьях река Лены. Для производства бумаги нужны большие объемы воды, соответственно возникают жидкие отходы, содержащие в себе хлор и различные вредные химические соединения, которые попадут в почву и водный объект, оказывая негативное влияние на состояние реки», — заявил заместитель министра экологии, природопользования и лесного хозяйства региона Эдуард Пихтин в июне 2019 года на Национальном лесном форуме.


Его участники обратились в правительство РФ с рекомендациями о включении в приоритеты национального проекта «Экология» — проекта по сохранению реки Вилюй, а также о необходимости принять меры по исключению негативного воздействия на бассейн реки Лены при рассмотрении вопроса о строительстве целлюлозно-бумажного комбината и лесоперерабатывающего комплекса.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...