St
Частный солдат: что почем и как устроиться
close
Частный солдат: что почем и как устроиться
14:36, 5 окт. 2017

Частный солдат: что почем и как устроиться

Российские «частные военные компании» остаются загадкой для большинства граждан

Российские «частные военные компании» остаются загадкой для большинства граждан

Два дня назад боевики Исламского государства (террористическая организация, запрещена в РФ) выложили в Сеть видеоролик с двумя пленными россиянами. Минобороны России поспешило сообщить, что данные лица не имеют отношения к Вооруженным силам РФ. Позже СМИ узнали в одном из пленников члена организации «Боевое братство. Домодедово» Григория Цуркану, в другом — казака из Ростовской области Романа Заболотнего.


«Боевое братство. Домодедово» подтвердило, что на видео был Цуркану, но как он попал на Ближний Восток, в организации не смогли сказать. В настоящее время самая обсуждаемая версия: оба россиянина сражались против боевиков в составе частной военной компании.


Частная военная компания, или ЧВК, — до сих пор малопонятное явление для россиян. С одной стороны, постоянно появляются новости о том, что бойцы «российских» ЧВК воюют на Донбассе, присутствуют в Сирии. С другой стороны — в России не принят закон о частных военных компаниях, и по факту никаких отечественных ЧВК не может существовать.


Опальные славяне и тайна Вагнера


Если говорить именно о России, то в последние несколько лет в основном говорится о двух ЧВК: «Славянский корпус» и «Группа Вагнера». Что о них известно?


«Славянский корпус» — организация, созданная россиянами, имеет официальную регистрацию. Но в Гонконге в документах она именуется как Slavonic Corps Limited. Появилась она в Сирии еще до того, как туда вошла Российская армия. Бойцы занимались охраной энергетических объектов, принимали участие в боевых столкновениях на стороне войск Башара Асада.


Ранее в Сети можно было найти объявления «Славянского корпуса» о найме бойцов. Интересовали мужчины от 25 до 45 лет с военным опытом. Зарплату им обещали в размере пяти тысяч долларов.


В 2014 году возникла проблема: в России были задержаны основатели «Славянского корпуса» Вадим Гусев и Евгений Сидоров. Потом их обвинили в преступлении по статье 359 УК России «Вербовка наемников» и отправили в тюрьму.


Сегодня трудно понять, продолжает «Славянский корпус» свою деятельность или нет. Официальный сайт ЧВК перестал существовать, но на различных форумах появляется информация, как соискатели боевой вакансии могут связаться с организацией.


Более мифическое явление — ЧВК «Группа Вагнера». У нее нет регистрации ни в России, ни за рубежом. Никаких вакансий, условий оплаты труда никто никогда не видел. Последние два года СМИ связывают ее с подполковником запаса, спецназовцем Дмитрием Уткиным, якобы имеющим хорошие контакты в Кремле.


В декабре 2016 года появились фотографии Дмитрия Уткина на официальном приеме в Кремле. Потом появилась фотография четверых военных, в том числе Уткина, рядом с президентом России.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Все, что известно о «Группе Вагнера», — сплошные мифы, никем не подтвержденные. Тренируется ЧВК, по непроверенным данным, на полигоне Молькино в Краснодарском крае. На этом же полигоне проходит подготовка спецназа ГРУ.


С «Группой Вагнера» связывают бойцов, воюющих в Донбассе, и тех русскоязычных военных, которые сегодня находятся в Сирии, в том числе плененных Цуркану и Заболотнего.


Военные эксперты рассказали «Шторму», что в такие организации, как ЧВК «Группа Вагнера», набор бойцов происходит через внутренние каналы: через знакомых по службе, иногда через людей, близких к военкоматам. Главный контингент для ЧВК: профессиональные военные или в отставке, или действующие контрактники. Последние готовы идти в ЧВК ради высокого жалованья.


«Поскольку такие образования в России не признаны законом, то, конечно, и открытого набора в их ряды не ведется. Их состав пополняется проверенными знакомыми, через свои закрытые каналы. Оплата там, надо полагать, очень высокая, поэтому многие сознательно идут на такой риск и считают его оправданным. Как правило, это бывшие военные с определенным опытом и заслугами, люди, которым хочется оставаться в системе, хочется зарабатывать», — поделился со «Штормом» военный эксперт Александр Храмчихин.


Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок рассказал, что средний возраст таких соискателей составляет 35-45 лет. Это бывшие военные, которые на «ты» с оружием и военной техникой. Нередко оказываются в ЧВК люди, которые занимались охраной нефтяных объектов.


Ранее возникали разные неподтвержденные версии об уровне зарплат в «Группе Вагнера». Одни источники говорили, что средняя зарплата составляет 240 тысяч рублей. В последнее время те бойцы, что находятся в Сирии, по некоторым сведениям, перешли на прямое финансирование от правительства Башара Асада. В результате их зарплата снизилась до 160 тысяч рублей.


Но, как рассказала нам одна наша собеседница, для высококлассных военных специалистов зарплаты могут быть гораздо выше.


«Мой друг некоторое время назад закончил службу в войсках специального назначения. Он занимался этим всю жизнь и стал первоклассным военным. Не прошел год после отставки, как с ним связались его знакомые, предложили «позащищать» Донбасс. Предложенное вознаграждение – 20 тысяч рублей в день. Он согласился, хотя сам человек не бедный — две квартиры в Москве, дорогой автомобиль», — рассказала она.


Многие военные эксперты не захотели говорить на тему «Группы Вагнера». При этом некоторые сначала сообщали о том, что считают эту ЧВК выдумкой журналистов, потом начинали говорить, что им еще хочется пожить. По всей видимости, видели угрозу в журналистах, которые не любят, когда кто-то пытается развенчать миф.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Dmitry Norov

ЧВК в кавычках, но с лицензией


Есть в России и такое явление, как частные охранные предприятия, именующие себя ВЧК. Деятельность, конечно, остается в рамках законодательства об охранных предприятиях.


Пример – ООО «ЧОО РСБ-Групп». По лицензии ГУ МВД России по г. Москве — Общество с ограниченной ответственностью, частная охранная организация. Но неформально, в том числе на сайте и в благодарственных письмах от клиентов, организация называется и ЧВК.


Среди благодарственных писем есть и отправления от компаний из Ирака. Весной этого года появилась информация, что «РСБ-Групп» занималась разминированием завода в Ливии. Сумма контракта — около 10 миллионов долларов.


В информации на сайте также говорится, что компания принимала участие в защите морских судов, например, от сомалийских пиратов, готова к вооруженной охране vip-клиентов и объектов за рубежом.


Работают в «РСБ-Групп» бывшие военнослужащие, в том числе офицеры запаса спецслужб, владеющие иностранными языками, даже такими редкими, как персидский.


«Сегодня в РФ нет четкого определения ЧВК. Наша задача — это работа в зоне террористической опасности, это коммерческая деятельность с очень высоким фактором риска. Оружие мы используем следующее: автомат, полуавтоматические винтовки с калибром 7,62 и 5,45 — ничего тяжелого. Хотя гранаты, гранатометы не помешали бы в некоторых ситуациях, поскольку противник зачастую вооружен лучше нас. Законных способов получения оружия для защиты и безопасности на сегодняшний день много, однако в нашей стране получить его сложнее, чем в той же Африке», — поделился со «Штормом» владелец «РСБ-Групп» Олег Криницын.


В компании, по его словам, обязательна страховка жизни работников. За ранение сумма выплат по страховке составляет 30 тысяч евро.


«Когда мы, например, работали в Риме — там была международная страховка — она была выше. Зарплата зависит от уровня компетенции, опыта. Могу сказать, что наши ребята гораздо лучше обучены и работают, чем американцы. Но их контракты дороже, потому как их бэкграундом становится имидж страны — великой державы. Но по факту наши ребята при более низкой оплате труда на порядок качественней делают работу», — считает Криницын.


О четких зарплатах в «РСБ-Групп» Криницын не стал говорить. На сайте компании сегодня есть несколько вакансий, среди них — врач, желательно со знанием французского языка, готовый работать в Африке. Предлагаемая зарплата первого контракта — от двух тысяч евро в месяц. Можно догадаться, что хороший военный получает несколько больше.


«По приему на работу у нас есть отдельная компания, которая зарегистрирована за рубежом и официально трудоустраивает сотрудников. К нам на работу идут в основном офицеры с боевым опытом, поскольку солдат, только что закончивший срочную службу, еще витает в облаках романтизма, а нам нужны люди серьезные, знающие свое дело, готовые работать в команде, уравновешенные. Есть такая категория людей, которые заточены уничтожать, убивать. Они могут быть профессионалами, но от них никогда не знаешь, чего ждать. И поэтому таких людей мы опасаемся», — рассказал владелец «РСБ-Групп».


При приеме на работу в «РСБ-Групп» соискатель проходит проверку. С ним общается психолог, нужно пройти сложный тест из 500 вопросов, который почти невозможно обмануть.


«Я решил создать эту компанию, когда сам, честно отслужив на благо Родины, получив боевое ранение, столкнулся с отсутствием поддержки и дальнейшей своей реализации. Могу сказать, что для многих людей ЧВК — это способ дальнейшего продолжения жизни. Это возможность реализовать свои знания и опыт, дать своей семье и близким хорошую жизнь», — резюмировал Крыницин.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Dmitry Norov

Закон о ЧВК

 

О том, что России может быть полезен закон о ЧВК, говорят давно. В 2012 году об интересе к принятию такого закона говорил Владимир Путин. В прошлом созыве Госдумы вносился законопроект о ЧВК. Но до сих пор в законодательстве нет ни закона, ни самой расшифровки понятия «частная военная компания».


«Я думаю, закон о частных военных компаниях нужен. Однако тема эта сама по себе не простая: сложившаяся зарубежная практика уже обозначила общий формат работы таких образований. Согласно ей, деятельность ЧВК должна осуществляться с применением оружия и подлежит контролю. А в нашей стране, где не было прежде практики введения компаний такого формата, контроль потребуется очень жесткий. Когда мы выносили эти темы на обсуждения с профильными ведомствами, правоохранительные и силовые структуры не смогли договориться, как этот контроль осуществлять. Поэтому пока вопрос завис в воздухе», — поделился со «Штормом» полковник запаса, сенатор Совета Федерации Франц Клинцевич.


При этом он отметил, что появление ЧВК, действительно, позволят не потерять себя многим военным профессионалам, а самой России принесет лишь экономическую выгоду.


«Многие знают, что ЧВК «Группа Вагнера» уже полтора года воюет в Сирии и ее руководство было даже удостоено наград и медалей. Так что опыт у нас в этом смысле есть. Но парадокс в том, что даже при наличии такого опыта документ, узаконивающий деятельность ЧВК, так и не могут принять. В особенности, как я считаю, профильные инстанции смущает вопрос продажи оружия. Его распределение и применение нужно будет четко контролировать, тем более что это не какое-то отдельное оружие, которое легко отличить, а то же самое оружие, которое используется в армии», — заметил руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок.


Большой плюс в легализации ЧВК в России Цыганок увидел в том, что люди, которые по медицинским показаниям не могут продолжить службу в армии, вполне смогут найти себе работу в подобных компаниях.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Dmitry Norov

Не у нас

 

В некоторых странах, например, в США, Великобритании, ЮАР или Франции, уже существуют законы, регулирующие работу частных военных компаний. В принципе, там есть давний опыт государственно-частного партнерства по силовым операциям. 


Если вы смотрели «Омерзительную восьмерку» Тарантино, то вы видели героя Джона Рута — частника, который официально, по поручению государства занимается поиском преступников с использованием оружия. В США еще в позапрошлом веке существовала законодательная расшифровка термина «охотник за головами». Можно считать, что Джон Рут — официальный вооруженный частник, который за деньги решает опасные задания — является прообразом будущих ЧВК.


Появляться на Западе ЧВК стали в середине XX века и, как рассказал нам военный эксперт Олег Валецкий, их деятельность несколько отличается от той, которой занимаются неформальные российские ЧВК.


«Западные ЧВК бывают трех видов: одни охраняют частные коммерческие предприятия, вторые участвуют в военном обучении третьих стран (это американские, британские, французские компании), третьи выполняют прочие задачи, например, осуществление тылового снабжения. Все они, как правило, выполняют контракты местного минобороны. Условия получения такой работы в Англии и США немного разнятся», — рассказал Валецкий.


В США для этого надо обладать допуском (есть разные уровни, от которых зависит зарплата). Можно работать в американской ЧВК и без допуска, но тогда тебя никогда не допустят к стратегически важному объекту, и карьеры ты не сделаешь. Если же человек отправляет заявку на допуск, то его от полугода до года проверяют по всем базам, Минобороны и Министерство юстиции выясняют всю историю его жизни до деталей.


«Что же до Великобритании, то там система посвободней: британец должен иметь сертификат — это как международный сертификат охранника. Для его получения требуется пройти обучение сроком примерно в один месяц и стоимостью от трех до 10 тысяч долларов. С ним на руках человек уже отправляется искать себе работу в одну из ЧВК», — продолжил Валецкий.


Как и в России, основной контингент соискателей вакансий ЧВК — экс-военные, прошедшие горячие точки.


«По большей части это свои граждане. Но встречаются в их рядах и иностранцы из Сербии, Боснии, Болгарии, Румынии, ЮАР, Украины и России. Работа сотрудника ЧВК в США и Великобритании может оплачиваться от шести до 15 тысяч долларов в месяц», — рассказал Валецкий.


То, чем занимается «Группа Вагнера», например, участие в штурме Пальмиры, – для иностранных ЧВК недопустимо. Никаких прямых боевых действий по своей инициативе, никаких наступательных операций. Исключительно охранные функции.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Наемник или доброволец?

 

Большая проблема отсутствия закона о ЧВК – как оценивать людей, которые принимали участие в боевых действиях за рубежом?


В Уголовном кодексе России есть статья 359 «Наемничество». По ней попасть за решетку могут и те, кто вербовал наемников, и те, кто стал наемником и принимал участие в боевых действиях за рубежом.


В примечании к статье написано: «Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей».


В теории, плененные Заболотний и Цуркану – чистой воды наемники. В Сирию их никто официально не отправлял, ВС России их не признали своими, в военном конфликте, видимо, участие они принимали. Осталось доказать, что они воевали за вознаграждение.


Более того, к россиянину, который работает в американской ЧВК, имеет контракт, тоже при желании у правоохранителей могут возникнуть вопросы.


Но, как показывает практика, такие люди как Цуркану и Заболотний, не подпадают под 359-ю статью, вернувшись на родину. Доказать факт оплаты за участие в военных действиях практически невозможно. Не было историй, чтобы за решетку попадали и россияне, работающие в иностранных ЧВК.


То, что произошло с руководством «Славянского корпуса», оказавшегося в тюрьме, – скорее исключение. По словам руководителя «Московской коллегии адвокатов», специалиста по уголовным делам Андрея Князева, как правило, под 359-ю статью подводят тех, кто участвовал в антироссийских военных формированиях.


«Я полагаю, что смысл данной статьи не подразумевает наказания для россиян, которые работают в иностранных ЧВК. Ему, отработавшему десять лет в какой-нибудь американской компании, имеющему официальное подтверждение этого факта, по возвращении на родину лишение свободы не угрожает. Такая же история и с сотрудником официально не существующей российской ЧВК — нет компании, нет и обвинения. Так что теоретически, если бы захваченным бойцами ИГ россиянам удалось вернуться, они бы ни в чем не были обвинены. А вот за участие в военных действиях на стороне ИГ можно получить лишение свободы на довольно большой срок», — рассказал Князев.


Коллаж © Daily Storm. Фото: © flickr.com


Наш Telegram

t.me/stormdaily