St
Чем грозит России болезнь японского премьера?
На пост Синдзо Абэ претендуют его правая рука и ястреб, требующий возврата Японии всех четырех островов Курильской гряды Коллаж: © Daily Storm

Чем грозит России болезнь японского премьера?

На пост Синдзо Абэ претендуют его правая рука и ястреб, требующий возврата Японии всех четырех островов Курильской гряды

Коллаж: © Daily Storm

Долгожитель японской политики премьер-министр Синдзо Абэ уходит. Причиной, по которой премьер, поставивший сразу несколько рекордов, (2799 дней пребывания на посту, повторное премьерство и самое большое число встреч с Владимиром Путиным) покидает офис, стали проблемы со здоровьем. Daily Storm разбирался, как повлияют медицинские проблемы в правительстве Страны восходящего солнца на русско-японские отношения.


Синдзо Абэ 28 августа официально объявил об уходе по состоянию здоровья. Премьер был активным участником и сторонником диалога Россия — Япония. Но можно ли считать его уход такой уж тяжкой потерей для отношений между нашими странами? Что оставил он после себя и какую политику поведут его возможные преемники?


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Синдзо Абэ
Синдзо Абэ Фото: © Global Look Press / POOL

Наследие Абэ


Впервые Синдзо Абэ стал премьером в то время, которое в Японии получило название «период вращающихся дверей». «Пузырь» (яп. «бабуру кэйки») японской экономики 80-х, который надували многократно выросшие цены на фондовом рынке и цены на недвижимость, сдувался с 1986-го по 1991 год. За ним последовала стагнация. Десятилетие социальную и политическую жизнь Японии сотрясали кризисы. Из-за неудач в экономике премьеры менялись как перчатки каждый год, породив выражение «вращающиеся двери».

Через эти-то двери в 2006-м и пришел на пост премьера Абэ. Но уже через год то ли двери снова провернулись, то ли действительно болезнь взяла свое — он ушел в отставку. Вернулся в кресло премьера Абэ лишь через пять лет, в сентябре 2012-го.


Его экономическая программа, прозванная «абэномикой», изображалась как три «стрелы»: смягчение кредитно-денежной политики, траты госсредств на развитие экономики и инфраструктурных проектов, невзирая на рост госдолга, и структурные реформы для стимулирования частного бизнеса. И если две первые «стрелы» сработали, то третья так и не полетела.


Тем не менее экономика при Абэ неплохо развивалась и с 2012-го по 2017 год показывала хотя и не выходивший за пределы 1,5%, но стабильный рост ВВП. Это был самый длительный период роста экономики за всю историю страны.


Абэ добился увеличения японского экспорта. При нем выросли прибыли крупных корпораций, акции японских компаний взлетели, а индекс Nikkei стал показывать рекордные значения. Но, что особенно важно, снизилась йена и успешно велась борьба с дефляцией. Однако потом все зашло в тупик и Абэ был вынужден дважды поднять потребительский налог — с 5% до 8% в 2014 году и с 8% до 9% в 2019-м. Это сразу придавило потребление, что не замедлило сказаться на всей экономике в целом.


«На северном фронте без перемен»


Синдзо Абэ обещал на могиле отца приложить все усилия для подписания мирного договора с Россией и возвращения «северных территорий», то есть Курильских островов. И обещание это сдержал.


Во Владимире Путине он увидел человека, который может пойти на территориальные уступки, и принялся методично «обрабатывать» российского президента. Достаточно сказать, что число встреч Путина и Абэ беспрецедентно: они встречались 26 раз.


Фото: © kremlin.ru
Фото: © kremlin.ru

Как отмечают востоковеды, Путин обнадеживал японцев после президентства Дмитрия Медведева, при котором русско-японские отношения дошли до точки максимального охлаждения из-за поездки российского лидера на Кунашир в 2009 году. При Путине раздались призывы к компромиссу и поиску решения, прозвучал даже дзюдоистский термин «хики-ваки», означающий ничью.


В 2013 году было подписано заявление о стремлении решать проблему и вести переговоры. Абэ неустанно демонстрировал всяческое расположение к Путину. Достаточно напомнить, что в 2014-м он стал единственным из лидеров G7, кто приехал на Олимпиаду в Сочи.


В мае 2016-го японский премьер представил «План сотрудничества по восьми пунктам»: энергетика, промышленность, здравоохранение, сельское хозяйство, городская среда, кооперация предприятий малого и среднего бизнеса, высокие технологии, гуманитарные обмены. План подавался как очередной прорыв в отношениях Японии и России. Но, несмотря на то что его плоды ощутили на себе жители российского Дальнего Востока, объемы проектов оказались достаточно скромными.


В 2018 году власти России и Японии назвали пять сфер совместной деятельности на Южных Курилах: аквакультура, создание тепличных хозяйств, разработка туристических программ, строительство ветряных электростанций и утилизация мусора.


Но дело зашло в тупик: японцы не соглашались вести хозяйственную деятельность на «северных территориях» на основе российских законов (это означало бы признание суверенитета РФ), а Россию не устраивало предложение об особом режиме, означавшее появление на островах очага экстерриториальности.


Пик дипломатии Абэ наступил 14 ноября 2018 в Сингапуре, когда было достигнуто соглашение о том, что в основу переговоров будет положена Декларация 1956 года, которая предусматривает передачу Японии двух островов после подписания мирного договора. Рамочное соглашение предполагалось подписать в 2019 году на саммите G20 в Осаке. Но все сорвалось.


После этого началось охлаждение в отношениях: Россия настаивала на своем суверенитете над Южными Курилами. Япония отвечала дипломатическими жестами. Так, в «Синюю книгу» японского МИД включили фразу о суверенитете над всеми четырьмя островами, которой японские дипломаты ранее избегали, чтобы не раздражать Путина. Как признак неготовности России к компромиссу были восприняты и недавние поправки к Конституции РФ, касающиеся запрета на отчуждение территорий России.


С таким итогом в русско-японских отношениях Синдзо Абэ подошел к концу своего премьерства.


И тем не менее, как сказал Daily Storm Кида Такаси, шеф-корреспондент японского издания «Асахи симбун», «Сегодняшние хорошие отношения с Россией — это заслуга Абэ, и они стали возможными благодаря отношениям между премьером и президентом Путиным. И вот этот личный аспект в деятельности того, кто придет на смену Абэ, будет влиять на развитие русско-японских отношений».


Кто придет на смену?


Японская политическая система своеобразна. Сами японцы называют ее «полуторапартийной»: одна партия — это либерально-демократическая (ЛДП), а половина — все остальные. Председателя кабмина избирает правящая партия, им автоматически становится ее лидер. Так что судьба премьерского кресла будет решаться на голосовании за нового главу ЛДП.


Претендентов сегодня трое: генсек кабмина Есихидэ Сугэ, глава политсовета партии, экс-министр иностранных дел Фумио Кисида и экс-генсек ЛДП Сигэру Исиба. Согласно опросу, проведенному Kyodo News, 34% населения поддерживает Исибу, за Сугу — 14%. Опрос Nikkei/TV Tokyo показал рейтинг Исибы в 28%, за ним — министр обороны Таро Коно с 15%. Сугэ занимает четвертое место с 11%. Но решать, кто достоин премьерства, все равно будут партийные боссы.



Бывший министр обороны Японии Сигэру Исиба — один из немногих критиков Абэ в партии. Он подчеркивает свои разногласия с премьером и его давним помощником Есихиде Сугэ. Свою популярность у избирателей Исиба связывает с тем, что его точка зрения отличается от позиции нынешней администрации.


Известен он и тем, что предпочитает использовать в отношении Южных Курил запрещенную Абэ формулировку «исконные территории под незаконной оккупацией России». Но, как и остальные кандидаты, Исиба утверждает, что намерен продолжать переговоры. В понедельник он сказал в интервью Japan Times, что Токио следует углубить связи с азиатскими соседями, включая Южную Корею, на фоне растущей напряженности между Китаем и США. В опросе партийного руководства 2018 года Исиба сильно проиграл Абэ. Сейчас у него, кажется, есть шанс.


Самые слабые шансы на премьерство и лидерство в партии у Фумио Кисиды. «Киcида — для мирного времени, а не для беспокойных времен», — приводит слова заместителя премьер-министра и министра финансов Таро Асо Japan Times. Ранее в этом году план Киcиды по борьбе с COVID-19 был отменен, что свидетельствует об отсутствии у него влияния в ЛДП.


Кроме того, Кисида сильно отстает от Исибы в опросах общественного мнения. «Он проиграет Исибе в гонке за лидерство в партии», — сказал в интервью японскому изданию помощник Абэ.


Третий и наиболее сильный претендент — Есихидэ Сугэ. Его шансы очень высоки. NHK сообщает, что Сугэ заручился поддержкой пяти из семи фракций в ЛДП. Выдвижение «правой руки Абэ» также встретило одобрение на финансовых рынках. На пользу Сугэ играет и сокращенный формат, в котором партия решила провести выборы: в них будут участвовать только члены парламента и по три представителя от каждой из 47 префектур.


Как пояснил Daily Storm руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов, проблемой для ЛДП стал тот факт, что Абэ считал себя вечным. «Он поставил рекорд — 2799 дней пребывания на посту — и не подготовил себе преемника. Я думаю, что Сугэ выдвинулся с подачи Абэ. Сугэ с 2012 года был ближайшим сподвижником японского премьера, озвучивал все, что тот говорил, и всячески поддерживал его в партии и правительстве. Если он станет премьером (а я думаю, что так, скорее всего, и будет), Сугэ продолжит курс Абэ. Сам же Синдзо Абэ продолжит дергать за ниточки с больничной койки».


Чем это обернется для России?


Валерий Кистанов предположил, что для России приход Есихидэ Сугэ на пост главы правительства Японии многого не изменит: «Конечно, так часто, как Абэ, он встречаться с Путиным не будет. Но можно сказать и так, что Синдзо Абэ продолжит встречаться с Путиным с помощью своей «правой руки».

 

Точно так же не изменит ничего и маловероятный, но возможный приход к власти Сигэру Исибы: «Я думаю, что все эти заявления политиков [по вопросу о мире и островах] делаются на публику. И то, что заваривалось, будет продолжаться. Об этом свидетельствует и недавняя телефонная беседа между Путиным и Абэ, которые договорились продолжить процесс, несмотря на формальное охлаждение. Переговоры, вероятно, продолжатся, пусть и с меньшей харизматичностью».


В том, что курс Абэ в отношениях с Россией будет продолжен, уверен и шеф-корреспондент японского издания «Асахи Симбун» Кида Такаси: «Конечно, уход Синдзо Абэ повлияет на отношения с Россией. Им будет нанесен определенный урон. Но его масштаб зависит от того, кто придет после Абэ. Один из кандидатов — Фумио Кисида, который работал при Абэ министром иностранных дел. Если он придет на место премьера, то он, скорее всего, продолжит курс Абэ в отношениях с Россией».


Что же до перспективы увидеть заключение российско-японского мира при нашей жизни, то шансы на это выглядят ничтожными. «Мы, японские журналисты, давно уже знаем, что в нынешних обстоятельствах заключение мирного договора — очень-очень трудное дело, которое выглядит почти невозможным, — говорит Кида Такаси. — Очень уж большая разница в позициях наших стран. Абэ предлагал вариант возвращения двух островов, но он не устроил Россию. Сейчас у Японии нет способа повлиять на это решение».


Прольется ли на Россию золотой дождь из инвестиций и технологий после заключения мира?


Если коротко — нет. Даже во времена пика дипломатии Абэ российско-японский товарооборот упал с 33,2 миллиарда долларов в 2014 году до 21,2 миллиарда в 2018-м. И это при всех разговорах о развитии отношений и «Плане из восьми пунктов».


Как отмечает Валерий Кистанов, не стоит верить японским обещаниям в духе «Давайте подпишем договор и мы зальем вас инвестициями и технологиями, откроем для России ворота в Азиатско-Тихоокеанский регион!». По словам востоковеда, крупный японский бизнес не питает особого интереса к России: «У нас совершенно негодный для него инвестиционный климат. РФ интересует Японию как поставщик сырья (прежде всего в области энергетики) и рынок сбыта продукции машиностроения, львиной долей которой являются автомобили. Даже если договор будет подписан, никакого золотого дождя из технологий и инвестиций ждать не приходится».


По мнению эксперта, вне зависимости от того, кто придет на смену Абэ, между Японией и Россией сменятся риторика и климат переговоров, но кардинального изменения характера и масштабов экономических связей не произойдет.


Согласен с ним и наш японский собеседник, господин Кида Такаси. Он заключил, что мирный договор важен, но вряд ли поспособствует бурному росту японских вложений в Россию: «Проблемы японского бизнеса, препятствующие увеличение японских инвестиций, не исчерпываются отсутствием мирного договора. Для японского бизнеса в России очень много препятствий, начиная с юридических проблем и заканчивая вопросами найма персонала. Существуют очень большие различия между российским трудовым законодательством и японской системой найма — они слишком разные. Так что даже если мирный договор будет заключен, японские предприятия не сразу придут в Россию».


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...