St
Что баталхаджинцы не поделили с убитым главой ингушского ЦПЭ?
С убийством Ибрагима Эльджаркиева могут быть связаны руководители местной религиозной общины Коллаж: © Daily Storm

Что баталхаджинцы не поделили с убитым главой ингушского ЦПЭ?

С убийством Ибрагима Эльджаркиева могут быть связаны руководители местной религиозной общины

Коллаж: © Daily Storm

Убийство руководителя Центра по борьбе с экстремизмом Республики Ингушетия Ибрагима Эльджаркиева и его брата — нейрохирурга Ахмеда Эльджаркиева — СМИ связывают с кровной местью. По информации знакомых Эльджаркиева, тот после назначения на должность начал конфликтовать с верхушкой известной на Кавказе религиозной секты — баталхаджинцев. Известно, что после новости об убийстве Эльджаркиева его враги устроили в ингушском селе Экажево праздник с фейерверками и салютом.



Ибрагима и Ахмеда Эльджаркиевых убили вечером 2 ноября на стоянке в одном из московских дворов на улице Академика Анохина. На записи с камеры наблюдения видно, как из остановившейся машины выходит человек. Он останавливается и ждет, пока водитель припаркует автомобиль. В это время на него нападает мужчина и несколько раз стреляет в упор. Нападавшего пытается остановить водитель, который к этому моменту выскочил из машины, но убийца расправляется и с ним. В автомобиле был третий пассажир, он тоже выбежал, но нападающий его не тронул и скрылся. В СКР позже сообщат, что киллер выпустил в Эльджаркиевых 10 пуль.

 

По информации РБК, убийца был в курсе передвижений Ибрагима Эльджаркиева, знал, что тот приедет в Москву учиться и жить будет у своего брата.

 

Собеседники Daily Storm в Ингушетии связывают убийство начальника центра «Э» с представителями религиозной секты — баталхаджинцами. Они считали Эльджаркиева своим кровником. Баталхаджинцы — последователи учения Батал-Хаджи Белхороева, жившего в XIX веке шейха, потомки которого до сих пор правят общиной. «В республике об этом прямо говорят», — заявил источник Daily Storm.

 


Фото: © kavkaz-uzel.eu
Фото: © kavkaz-uzel.eu

Известно, что у Ибрагима Эльджаркиева были напряженные отношения с баталхаджинцами. Некоторые связывали с обысками, которые организовали у членов общины ингушские силовики, скоропостижную смерть в 2017 году ее руководителя Султана Белхороева. У него случился инфаркт сразу после обысков в четырех десятках домов баталхаджинцев. Тогда близкие Султана-Хаджи заявляли, что у старейшины рода не было проблем со здоровьем. Вместо него вирд возглавил Ибрагим Белхороев. Впрочем, он стоял во главе общины недолго.

 

Ибрагима Белхороева убили 31 декабря 2018 года в Назрани. Его автомобиль расстреляли. Через несколько дней баталхаджинцы объявили вознаграждение в 30 миллионов рублей за информацию об убийстве.

 

Тогда же, в январе 2019 года, произошло первое покушение на Эльджаркиева, после которого он стал пользоваться госзащитой. На трассе недалеко от границы Ингушетии и Чечни автомобиль силовика обстреляли из автоматов неизвестные на «Ладе Гранта».

 

В результате нападения Эльджаркиев не пострадал, но тяжелые ранения получили трое находившихся в машине мужчин, один из них позже скончался. После покушения глава центра «Э» передвигался по Ингушетии в бронированной машине и с охраной. Возможно, именно из-за этого следующее нападение и было совершено за пределами республики.


Фото: © wikipedia
Фото: © wikipedia

3 ноября Telegram-канал Mash сообщил, что в ингушском селении Экажево недалеко от Назрани гремел салют и раздавались автоматные очереди.

 

В Экажево живут члены клана Белхороевых, отмечало издание. Позднее человек, который запускал фейерверки, — Магомед Картоев — заявил, что он и его родня праздновали то, что его не арестовала полиция.

 

«Салют — из-за меня. За то, что отпустили. Я отказался предоставлять камеры на доме, куда попала какая-то перестрелка. Утром забрали, а отпустили после обеда, часа в 3-4. Вот вечером отпраздновали, салют был по моему делу», — сказал Картоев.


В то же время 6 ноября появились ориентировки на другого члена клана Картоевых — Курейша, которого должны проверить на причастность к убийству Эльджаркиева.

 

На похоронах Ибрагима Эльджаркиева, по словам собеседника Daily Storm, было много силовиков, они опасались того, что жизни бывшего главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова тоже может угрожать опасность. Известно, что у Евкурова примерно с 2017 года напряженные отношения с Белохороевыми.

 

Батал-Хаджи был суфийским шейхом, распространившим среди ингушей новое религиозное учение. Суть его заключалась в том, что им были введены новые элементы в существующие мусульманские обрядовые практики.

 

«Эти люди состоятельные, крайне сплоченные и очень закрытые. Подчиняются главарю. Все самые большие дома в республике — их дома. У них порой нет даже школьного образования, но очень хорошо, богато живут», — рассказал собеседник из Республики Ингушетия. — «Не все батлаки преступники, это да, но у них еще есть очень важная черта: что скажет старший, то они и делают».

 

У баталхаджинцев женщине запрещается выходить замуж за мужчину из другой общины. На свадьбах танцевать и играть на музыкальных инструментах не принято. Многоженство не осуждается.

 

По состоянию на 2019 год братство, по данным источников Daily Storm, насчитывает от пяти до 10 тысяч человек. Баталхаджинцы имеют политическое и финансовое влияние в Ингушетии: члены этой семьи всегда занимали посты в республиканских органах власти (так, Якуб Белхороев до недавнего времени был мэром столицы Ингушетии — Магаса) и успешно занимались бизнесом, поэтому имели и большие деньги, и серьезные связи. Например, с кланом дружны бизнесмен Михаил Гуцериев и бывший глава Ингушетии Мурат Зязиков. Они в свое время были награждены орденом Батала-Хаджи Белхороева I степени, который учредили потомки шейха.

 


Эксперт по Северному Кавказу Международной кризисной группы и член совета правозащитного центра «Мемориал» Екатерина Сокирянская назвала род Белхороевых «небольшим, но очень сплоченным вирдом, к тому же близким к Рамзану Кадырову». Глава Чечни, например, возглавлял республиканскую делегацию на похоронах Султана Белхороева.

 

Баталхаджинцев принято считать кланом преступников, хотя эксперт по Северному Кавказу Максим Шевченко просит не делать скоропалительных выводов: «Нельзя целый народ преступниками называть. Да, были 90-е и этническая преступность, тогда многие из баталхаджинцев уезжали в другие города, но все равно держались вместе. Да, кто-то из них не по закону жил, но нельзя считать их бандитами поголовно. Белхороевы хорошие люди», — утверждает Шевченко.

 

Тем не менее у ингушей принято считать, что в соседней Чечне практически не происходит угонов машин из-за того, что Рамзан Кадыров однажды после угона нескольких автомобилей в республике приехал к баталхаджинцам на разговор.

 

В одном из репортажей издания RT несколько лет назад корреспондент в своем репортаже приводил такие слухи про баталхаджинцев:

 

«У них в домах поднимается пол, а там в подвалах несколько этажей — и все заставлены ворованными машинами, самыми дорогими. Не веришь? Люди видели», — рассказывал собеседник RT.

 

«Люди своими глазами видели оружейные подвалы: надо только у нужного человека спросить — он отведет. Даже гранатометы есть. Даже, говорят, танк был», — рассказывает другой.


Фото: © Global Look Press
Фото: © Global Look Press

В июне баталхаджинцев обвиняли в еще одном громком заказном убийстве — продюсера и спортивного функционера Шабтая Калмановича.

 


В то же время нельзя считать конфликт с баталхаджинцами единственной возможной версией убийства Ибрагима Эльджаркиева. Известно, что в республике его не очень любили, а его подчиненные позволяли себе превышать полномочия, силой выбивали из людей показания, вывозили их в лес и запугивали.

 

Ибрагим Эльджаркиев возглавил ЦПЭ в 2016 году, после того как его предшественника Тимура Хамхоева задержали по обвинению в вымогательстве и пытках. Хамхоева за его преступления осудили на семь лет, но жалобы на ЦПЭ продолжили поступать.

 

В частности, давление силовиков ощутил на себе боксер Альберт Хамхоев, которого в итоге приговорили к 1,5 года условного заключения. Хамхоев позднее добился того, что на одного из сотрудников ЦПЭ завели уголовное дело.

 

Второе дело о пытках при новом руководстве центра «Э» — история осужденного на девять лет колонии Абдул-Малика Албагачиева. Суд признал его членом террористической организации: по версии следствия, Албагачиев во время поездки в Турцию перебрался на территорию Сирии и там участвовал в военных действиях.

 

По словам осужденного, ему пришлось признать вину после пыток электротоком, а также угроз полицейских в адрес его матери, сестры и жены.


Экспертиза подтвердила электротравмы, но дело о пытках Албагачиева возбудили только спустя 14 месяцев после его задержания. Обвиняемых по нему нет до сих пор.

В октябре 2018 года неизвестные похитили сотрудника международной правозащитной организации Amnesty International Олега Козловского. Его взяли, когда он работал в Магасе — проводил мониторинг протестов против нового соглашения о границах Ингушетии с Чечней.

 

«По дороге спрашивали, кто я, на кого работаю, зачем приехал, с кем встречался и т.д. Похитители (их было двое, на них были черные медицинские маски и бейсболки) назвались сотрудниками ЦПЭ Ингушетии, но никаких документов не показывали», — рассказывал после похищения Козловский.

 

Источники «Интерфакса» сообщили, что силовики действительно подозревают в убийстве Ибрагима Эльджаркиева и его брата баталхаджинца Курейша Картоева.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...