St
До свободы — 200 километров
Улицы Еревана парализовало после прибытия оппозиционных активистов из Гюмри, выступающих против возвращения Саргсяна во власть

До свободы — 200 километров

Улицы Еревана парализовало после прибытия оппозиционных активистов из Гюмри, выступающих против возвращения Саргсяна во власть

Массовые митинги практически полностью парализовали движение в центре Еревана. Сторонники оппозиционных движений, студенты и школьники вышли на улицы и возвели баррикады, а полиция оцепила район с правительственными зданиями и не пропускает никого внутрь. Цель протестующих — не допустить возвращения во власть Сержа Саргсяна, который управлял страной последние десять лет. «Шторм» выяснил, что происходит на улицах Еревана, какие слои населения участвуют в митингах и насколько эти выступления угрожают стабильности в Армении.


Все ключевые моменты политической биографии Сержа Саргсяна ознаменованы массовыми выступлениями. В 2008 году, когда он стал президентом страны, против него собирались массовые митинги. Когда Саргсян отказался от вступления Армении в ЕС и привел ее в ЕАЭС, люди бунтовали против повышения цен на электроэнергию. Теперь же он добился изменения Конституции страны, чтобы после двух пятилетних президентских сроков остаться у власти в качестве премьер-министра с расширенными полномочиями. Этот гамбит также вызвал резкое недовольство общественности: на улицы вышли более семи тысяч человек, и число протестующих растет. 


Выступления 2018 года — чисто политические, они были запущены оппозиционными движениями. Одной из самых примечательных акций противников власти стал «Мой шаг»: лидер парламентской фракции «Елк» («Исход») Никол Пашинян провел пеший марш по крупным городам Армении. Оппозиционеры 31 марта 2018 года выдвинулись из города Гюмри и за две недели, преодолев на ногах 200 километров, добрались до Еревана. 


«Мой шаг» вдохновил недовольных властью: когда Пашинян добрался до столицы, там уже митинговали несколько тысяч человек. «Когда шествие Никола Пашиняна пришло в Ереван, в этот день на площади Свободы был относительно большой митинг — около пяти тысяч участников. Потом они перекрыли мост Франции, это узловая развязка в городе, без нее центр стоит. Она закрыта до сих пор», — рассказал «Шторму» очевидец событий, член правления оппозиционной партии «Наследие» Филипп Арзуманян.



Масштабы протестов


По количеству протестующих нынешним акциям пока что далеко до «Электрик-Еревана» в 2015 году, когда улицы города наводнили 20 тысяч человек. Тем не менее, по различным данным, в митингах участвует от семи тысяч человек. «Невозможно оценить (количество участников): есть как минимум десять баррикад разных, у нас нет объективной информации о том, где сколько народу. 


«Основное шествие — тысячи две-три. Оно ходит от баррикады к баррикаде», — сообщил «Шторму» координатор программ Союза информированных граждан (UIC Armenia) Даниэль Иоаннисян. «Народу очень много. Сегодня по городу везде, весь центр заставлен баррикадами, улицы перекрыты автомобилями, автобусами, грузовыми машинами и так далее», — подтвердил Филипп Арзуманян.


Пашинян стал лидером и символом протеста, но к нему не присоединились некоторые его парламентские союзники и оппозиционные политические силы. «Они (акции) не поддержаны даже многими его коллегами по оппозиции, многими из тех партий, которые входят в оппозиционный блок «Елк» и придерживаются сходных резко оппозиционных позиций», — отметил в разговоре со «Штормом» политолог и эксперт по Южному Кавказу Андрей Арешев. 


К протестам не присоединился и Армянский национальный конгресс, возглавляемый бывшим президентом и главным оппонентом Саргсяна на выборах 2008 года Левоном Тер-Петросяном. Из-за этого на улицах намного меньше народу, чем могло бы быть. 



Парализованный Ереван


Днем 15 апреля Пашинян объявил о начале акций гражданского неповиновения. Он призвал перекрывать улицы и мешать работе государственных учреждений в столице. 


«Люди не идут на работу, потому что город в пробках. Они приходят к зданию Национального собрания. Молодые люди могут опускать штанги у троллейбусов, ложиться перед автобусами, но никого не оскорблять, а извиняться за причинение неудобств. Студенты, школьники бойкотируют занятия. Будут пробки, так что детей лучше в школу не возить. Оставьте детей дома, а учителя пусть пешком идут к зданию Национального собрания», — цитирует заявление Пашиняна «Радио Азатутюн».


Участники акций прислушались: по состоянию на 16 апреля перекрыты проспекты Баграмяна (в двух местах) и Месропа Маштоца, заблокированы некоторые ключевые артерии города. Протестующие пытаются взять под контроль мосты. «(Заблокировать их) не получилось: делали это машинами, а полиция их забирала эвакуаторами», — рассказал координатор программ UIC Armenia Даниэль Иоаннисян.


В течение дня митингующие также приходили к университетам и выбивали запертые двери образовательных учреждений, чтобы студенты могли принять участие в манифестациях. «Студенты Ереванского государственного университета вышли на забастовку и перекрыли другой важный пункт — станцию метро «Еритасардакан». Там были и столкновения», — заметил член правления партии «Наследие» Филипп Арзуманян. Иногда активисты спускаются в метро и временно блокируют там движение.



Реакция властей


Серьезных столкновений между полицией и протестующими, как во время «Электрик-Еревана», почти не было. Правоохранительные органы оцепили район вокруг станции метро «Маршал Баграмян», где находятся основные правительственные здания. Внутрь полиция никого не пропускает, рассказал Арзуманян. Поезда метро на этой станции не останавливаются. Попыток разогнать протестующих в центре Еревана полиция не предпринимает.


Иногда в толпах появляются личности, которых оппозиция называет провокаторами. «Титушками их назвать нельзя, потому что массовый характер это не носит. Иногда (власти) отправляют людей спровоцировать, что-то крикнуть, кого-то выругать, чтобы со стороны протестующих был отпор и можно было указать на их агрессию», — сказал Арзуманян.


Это не первый раз, когда в Ереване полиция игнорирует волнения. Начиная с конца марта, когда и начались митинги против Сержа Саргсяна, на подобных мероприятиях редко появляются полицейские. «Мне кажется, что в ходе предшествующих подобного рода уличных акций и у демонстрантов и у полиции выработалась все-таки традиция взаимоуважения и осознания того, что любые эксцессы не придут никому на пользу», — считает эксперт по Южному Кавказу Андрей Арешев. Другого мнения придерживается руководитель проектов UIC Armenia Даниэль Иоаннисян: по его мнению, правоохранительные органы боятся сильно реагировать, чтобы на улицы не вышло больше народу. 


undefined
Фото: © facebook.com/Daniel Ioannisyan

Лица протеста


Большинство граждан, решивших выразить свое недовольство властями на митинге, — молодые юноши и девушки: сторонники оппозиции, студенты и школьники. «Рядом с медицинским университетом, на проспекте Маштоца — там в основном молодежь. Баррикаду ниже по проспекту Баграмяна держит оппозиционная сила «фронт спасения Армении», верхнюю — молодежь. Мост Победы перекрыт учащимися школы. И еще пара улиц перекрыты школьниками», — рассказал «Шторму» Иоаннисян. Он добавил, что люди постарше встречаются редко. 


В массовых митингах участвуют сторонники трех больших оппозиционных групп: «Фронт спасения Армении», движение Merji Serji («Отвергни Сержа») и партия «Гражданский договор». Инициатор митингов Никол Пашинян делает все, чтобы протестные настроения сохранялись. «Связаться с ним нереально — я удивляюсь, как он еще на ногах стоит. Он 14 дней из Гюмри сюда добирался пешком. Народу привел мало, но символично было, весьма красиво», — описал ситуацию эксперт.


undefined
Фото: © facebook.com/Daniel Ioannisyan

Будущее Армении


Координатор проектов UIC Armenia отказался прогнозировать итоги этих протестных акций. «Неблагодарным делом не занимаюсь, не предсказываю», — отметил Иоаннисян.


Политолог и эксперт по Южному Кавказу Андрей Арешев же понадеялся на мирное окончание сложившегося кризиса, потому что — в альтернативном случае — Армения может пострадать от этих волнений. «Любые потрясения для страны, вовлеченной в неурегулированный конфликт и находящейся в сложных отношениях с двумя из четырех своих соседей, чреваты самыми негативными последствиями», — считает эксперт.


Арешев подчеркнул, что накопилась усталость от личности Сержа Саргсяна, который 10 лет возглавлял страну. «Не только в обществе, но и во властных и околовластных кругах, в политических элитах существуют самые разные точки зрения на перспективы конституционной реформы и дальнейшего взаимодействия парламента, правительства и президента», — сказал эксперт.


Изменение главного законодательного документа страны — это серьезные перемены, к которым Армения, возможно, не была готова.