St
Генпрокуратура «почистит» список экстремистских материалов
Ведомство решило усовершенствовать работу по формированию списка, а эксперты рассказали о том, какие материалы из него могут исчезнуть

Генпрокуратура «почистит» список экстремистских материалов

Ведомство решило усовершенствовать работу по формированию списка, а эксперты рассказали о том, какие материалы из него могут исчезнуть

Фото: © GLOBAL LOOK press/Mateusz Wlodarczyk
Фото: © GLOBAL LOOK press/Mateusz Wlodarczyk

В ближайшее время Генпрокуратура решила «почистить» список экстремистских материалов. В пресс-службе ведомства «Шторму» пояснили, что в этом году планируется «проанализировать правоприменительную практику по формированию и ведению списка». Результатом этого анализа станут предложения по «совершенствованию данной работы». Эксперты уверены: речь идет об исключении ряда материалов. 


На данный момент список насчитывает почти 4,5 тысячи материалов: в среднем в него включают по 330 в год. Это клипы, статьи, книги, брошюры, аудиофайлы. Решение о признании их экстремистскими принимает суд, после документы отправляются в Минюст, который и публикует данные. И никто, кроме суда, не вправе исключить или включить материал в список. Тем не менее Генпрокуратура решила вмешаться и, судя по всему, навести в нем порядок. Эксперты не исключают: основанием для этого стали многочисленные жалобы: в нынешнем виде понять, что именно считать проявлением «экстремизма», крайне сложно.


По словам директора Информационно-аналитического центра «Сова» и члена президентского совета по правам человека Александра Верховского, Генпрокуратура, хоть и не наделена полномочиями исключать что-либо из списка, может инициировать пересмотр дел по таким материалам.


«Основания здесь могут быть разными, но мне бы казалось наиболее естественным отменять решения по материалам, в которых нет никаких признаков экстремизма. Но я не думаю, что это будет главным основанием. Я надеюсь, что такие случаи будут. Генпрокуратура в 2016 году централизовала процесс о признании материалов экстремистскими именно потому, что была недовольна тем, как этим занимаются районные прокуроры», — предположил Верховский.


Основной причиной для «чистки» он называет бессмысленность нахождения в нем отдельных материалов. В частности, речь идет о видео и текстах, изъятых во время обысков. Подобные можно найти в списке по соответствующим запросам. Например, «файлы под наименованиями DSC 04030.MOV, DSC 0465.MOV, обнаруженные на внешнем жестком диске 3Q, изъятом у Митяева С.В.» — типичный пример этой категории материалов. По словам Верховского, такие файлы уже вряд ли существуют. В общей сложности по различным запросам можно найти около 50 материалов в списке, оказавшихся в суде в ходе оперативной работы.


undefined
Фото: © Агентство Москва

Несмотря на то что список размещен на сайте Минюста и снабжен поиском по ключевым словам, работу с ним это не упрощает, считает Мария Кравченко, эксперт Информационно-аналитического центра «Сова»


«Федеральный список — это очень неудобный механизм. Пользоваться им практически невозможно. Идея его создания была в том, чтобы люди знали, что запрещено. Но когда документ состоит из 4,5 тысячи пунктов, сориентироваться в нем крайне сложно. Прочесть его весь нельзя, можно попробовать что-то искать по ключевым словам, но тогда нужно, во-первых, заранее знать, что ищешь, во-вторых, чтобы характеристика материала в списке соответствовала его содержанию, что не всегда так. Уж тем более невозможно держать весь список в голове. Очень часто штрафуют за распространение экстремистских материалов людей, которые понятия не имели, что этот материал запрещен», — рассказывает Кравченко. 


Кроме того, непонятно, что именно запрещается. Список изобилует названиями «За державу обидно», «Вторжение 88», «Субботнее безумие», и даже просто «Ж» — и ни слова о том, что содержат эти материалы. На специальном заседании СПЧ, состоявшемся в октябре прошлого года («Шторм» ознакомился с видео), представитель Минюста поделилась своим опытом.


«В 2008 году мне на стол попало решение суда, в котором экстремистским материалом признавалась — не поверите — серая тетрадь в клетку, 96 листов», — рассказала тогда Анна Котова, заместитель директора департамента по делам некоммерческих организаций Министерства юстиции, который ответствен за ведение списка.


«Шторм» запросил позицию Минюста относительно его качества и возможной аналитической работы над его содержанием, однако в министерстве решили обойтись отпиской: «Минюст России не является правоприменителем в сфере выявления и признания информационных материалов экстремистскими».


Другая проблема списка в том, что найти «запрещенку» совсем несложно. Минюст приводит заблокированные ссылки, по которым изначально и были опубликованы материалы, но их можно встретить на сторонних ресурсах. Это подпадает под статью 20.29 КоАП РФ «Распространение экстремистских материалов» и для физических лиц карается штрафом до трех тысяч рублей либо арестом на срок до 15 суток с конфискацией.


Станут ли эти пробелы предметом анализа Генпрокуратуры — пока неизвестно, однако «совершенствование данной работы» обсуждается не в первый раз. Тем не менее, официальных предложений, а уж тем более конкретных действий пока не предпринималось.