St
Навального не выпустили из СИЗО, и никто этому не удивился
Репортаж из Московского областного суда, в котором оппозиционеру отказали в апелляции на задержание Коллаж: © Daily Storm

Навального не выпустили из СИЗО, и никто этому не удивился

Репортаж из Московского областного суда, в котором оппозиционеру отказали в апелляции на задержание

Коллаж: © Daily Storm

Московский областной суд 28 января рассмотрел апелляцию защиты оппозиционера Алексея Навального на решение Химкинского городского суда о продлении срока его задержания на 30 суток. Полицейские по требованию ФСИН задержали политика 17 января в аэропорту Шереметьево по возвращении с лечения из Германии. В ведомстве требуют заменить его условный срок по делу «Ив Роше» на реальный. Мособлсуд не посчитал доводы адвокатов Навального достаточными для того, чтобы выпустить того из-под стражи, а сам политик отреагировал на решение суда со смешком: «Мне все было понятно до заседания суда, спасибо». Корреспондент Daily Storm Алексей Полоротов рассказывает, как Навального не отпустили из СИЗО и почему этому никто не удивился.


Московский областной суд в преддверии апелляции Навального серьезно укрепился. Видимо, ждали кучу сторонников и перекрыли все подъезды к зданию. В итоге были только журналисты, они забавно вытягивались довольно длинной процессией и шли один за другим в суд. Чтобы попасть за ограждения, нужно было пройти фейсконтроль — показать журналистское удостоверение, всех переписали и запомнили. Без заветной корочки к суду в этот день и на пушечный выстрел не подойдешь.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Фото: © Daily Storm
Фото: © Daily Storm

О том, что самого Навального в зале суда не будет, было известно заранее: оппозиционер еще не отсидел положенный вернувшимся из-за границы срок на карантине, так что смотреть на политика можно было по видеотрансляции из СИЗО «Матросская Тишина», где политик сейчас и находится.


Журналистов в сам зал заседаний тоже не пустили, смотреть на заседание нужно было из специально оборудованного пресс-центра. 


Маленькая ремарка. В пресс-центре абсолютно отказывалась работать связь, у некоторых журналистов из-за этого натурально слетали стримы и трансляции, а чтобы подключиться к судебному вайфаю, нужно было исполнить танец с бубном. Например, корреспондент Daily Storm бегал по зданию суда, чтобы поймать связь и получить СМС с кодом доступа к интернету, а за ним сурово бегал судебный пристав, который обещал отправить журналиста домой за ненадлежащее поведение. Но в итоге корреспондент поймал интернет, а пристав корреспондента — нет.


Как только Навального подключили по видеосвязи, адвокаты начали ему рассказывать о десятках «коронавирусных» обысков по статье 236 УК РФ.


«Обалдеть. И у меня дома был обыск по коронавирусу?» — удивляется оппозиционер и получает утвердительный ответ от защиты.


Фото: © Daily Storm
Фото: © Daily Storm

Трансляция прерывается, а потом Навальному сообщают про уголовное дело против руководителя штабов Навального Леонида Волкова. Политик удивленно улыбается.


Как только суд и СИЗО выяснили, что все всех слышат, оппозиционер сразу же попросил немного времени, чтобы пообщаться тет-а-тет со своими адвокатами, потому что «со времени задержания такой возможности у него не было». Суд не возражает.


«А у меня два замечательных сотрудника ФСИН стоят и смотрят на меня, они уйдут?»

«Желательно, чтобы ушли».


Все смеются.


«Так, я вас изгнал», — обращается Навальный к соглядатаям. Трансляция выключается.


После совещания Навального и защиты начинается заседание. Адвокат Вадим Кобзев выясняет, есть ли у суда оригиналы документов и справок из немецкой клиники «Шарите» о том, что оппозиционер действительно там лечился и лечение окончилось 15 января 2021 года. Судья приобщает документы, потому что раньше их в материалах дела не было, хотя защита сетует на то, что документы были направлены давно и должны уже были быть у суда.


«Обращаю внимание, что сотрудник ФСИН получил эту справку 7 декабря. Справка о том, что Навальный лечился и жил в Германии», — говорит Кобзев.


Прокуратура просит отказать в приобщении, но суд соглашается с защитой. После того как все ходатайства адвокатов выслушаны, начинается судебное следствие.

Судья Мусаев читает материалы дела. Он пересказывает суть дела, напоминает о том, что рассматривается жалоба на решение о продлении Навальному срока задержания до 30 суток.


Он упоминает судимости Навального и то, что тот был обязан уведомлять УИС о своем местонахождении и что он был объявлен в розыск, а ФСИН внесла представление о замене условного наказания на реальное. Затем Навальный был задержан, и Химкинский городской суд удовлетворил ходатайство о задержании на 30 суток.


После судья коротко пересказывает суть жалобы защиты Навального. Прокуратура кратко рапортует о том, что считает доводы адвокатов необоснованными.


Обстановка в зале суда
Обстановка в зале суда Фото: © Daily Storm

Наступает очередь защиты, и слово берет Вадим Кобзев. Он поддерживает доводы жалобы и говорит, что статья 397 УПК, которой руководствовался Химкинский суд, не может применяться, потому что она регулирует только замену на реальный срок колонии-поселения, штрафа или исправительных работ, а не условного срока.

«Судебное заседание по такому вопросу не могло быть назначено и не могло произойти ни в здании суда, ни в отделе полиции», — заявляет юрист.


По поводу розыска адвокат утверждает, что ФСИН было известно, где находится Навальный: адреса клиники и гостиницы ведомству были предоставлены.


«То, что они (ФСИН) указывают в ходатайствах, что адрес не подтвержден, — голословно. Они опрашивали соседей в Москве, искали его и знали, что он в Берлине и лечился после тяжелого отравления до 15 января, справки приложены к апелляционной жалобе. Все доводы нами были озвучены на суде первой инстанции, но суд уклонился от оценки доводов и их содержания, суд первой инстанции не обеспечил состязательности сторон», — продолжает Кобзев.


Вторит коллеге и второй адвокат Навального — Ольга Михайлова.

Она считает, что на суде первой инстанции, который прошел прямо в химкинском ОВД, были нарушены принципы гласности, равенства сторон в суде и тайны совещательной комнаты.


«Стороне защиты неизвестно, кто принимал решение о выездном заседании. Постановления и мотивировки отсутствуют в материалах дела, участники узнали о заседании за минуту о судебном заседании и от полицейских. Выездное судебное заседание было проведено судом в органе исполнительной власти без оснований, что абсолютно недопустимо», — напирает Михайлова.


Адвокат указывает на то, что разбирательство проходило при сотрудниках полиции, куда судья уходила в совещательную комнату — никто не знает, везде были силовики и в такой ситуации нельзя обеспечить судье тайную комнату, в которой никто бы не смог влиять на ее решение.


Михайлова поддерживает жалобу защиты. Суд дает слово Алексею Навальному. Он этой возможности явно ждал, настроен решительно, его взгляд суров.


«Мой самолет летел в Шереметьево, а мне уже камеру в «Матросской тишине» приготовили. Ваша честь, мы рассматриваем сейчас, по сути, изменение моего условного срока на реальный, хотя речь о моем аресте. Даже фсиновцы не понимают, что я тут делаю. Вы меня не арестовали, вы задержали меня на 30 дней. Пусть химкинская судья натянет мантию, ходит по метро, стучит молоточком и арестовывает кого попало. Кажется, ей это нравится. Это демонстративное беззаконие, чтобы запугать меня и всех остальных, огромному количеству людей рот заткнуть», — громогласно чеканит Навальный.


Оппозиционер буквально на несколько секунд прерывается. Его речь явно отлично отрепетирована, и он смотрится выигрышнее и убедительнее всех ораторов.

«Перекрыть Шереметьево? Перекроем. Чтобы сказать: мы хозяева своей страны. Так вот, я считаю, что они не хозяева своей страны, и мы не позволим им украсть нашу страну. Это будет продолжаться не вечно. Требую меня освободить», — заканчивает свое выступление оппозиционер.

 

В прениях защита оппозиционера снова уповает на то, что доводы адвоката о необходимости отпустить Навального не были рассмотрены судом первой инстанции. Сам Навальный говорит, что уже развернуто выступил, добавить ему нечего, а с аргументами защиты он согласен.


Прокурор же напоминает, что, по мнению следствия, Алексей Навальный злостно уклонялся от контроля службой исполнения и наказаний, арест — обоснованная мера для правосудия, и просит оставить меру пресечения для оппозиционера без изменений.


Суд удаляется в совещательную комнату, а кто-то из стреляных судебных журналистов шутит, отсылая к первому суду в Химках: «У судьи в Мособлсуде хотя бы есть совещательная комната. Уважаемый человек».


Думает судья минут 10-15, потом возвращается в зал заседаний и зачитывает вердикт: оставить без изменений меру пресечения. Затем оборачивается в сторону оппозиционера: «Навальный, понятно вам?»


«Мне все было понятно до заседания суда, спасибо», — реагирует политик, едва сдерживая смех.


По окончании заседания адвокат Алексея Навального вышла к журналистам. Ольга Михайлова сказала, что защита не согласна с решением суда и они, «конечно, будут его обжаловать». Адвокат добавила, что они рассказали Навальному про прошедший и грядущий митинги в его поддержку. О его реакции на происходящее она предпочла умолчать.


На вопрос, нет ли опасности, что и супруга политика Юлия Навальная станет фигуранткой какого-то уголовного дела, Кобзев и Михайлова ответили, что пока таких предпосылок нет. В общем, никто ничем не доволен, но никто ничем в итоге и не удивлен.


Следующий суд у Навального уже 2 февраля — о замене условного срока на реальный. 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...