St
Ночь белых папах. Как Дагестан болел за Хабиба Нурмагомедова
Спецкор «Шторма» Антон Старков отправился в Махачкалу, чтобы посмотреть «бой века» вместе с земляками Хабиба Нурмагомедова

Ночь белых папах. Как Дагестан болел за Хабиба Нурмагомедова

Спецкор «Шторма» Антон Старков отправился в Махачкалу, чтобы посмотреть «бой века» вместе с земляками Хабиба Нурмагомедова

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

— Сейчас все с этим боем будто с ума посходили, брат. Люди квартиры продают, дома закладывают, чтобы ставку побольше сделать, — рассказывает таксист Мохаммед.


Он и сам поддался всеобщему «безумию», но поставил на Нурмагомедова только пять тысяч. Говорит, вера в победу земляка непоколебима, но жена убьет, если узнает о ставке больше этой суммы.


— Из-за боя сегодня взлетели цены на такси, все водители отправились домой к телевизорам, так что машин не хватает, — продолжает Мохаммед.



Его такси останавливается около кинотеатра «Россия» — всю ночь здесь будут показывать бои UFC. Билеты стоили 200 рублей и разлетелись за считанные часы. Перед поединком перекупщики ломят цену в десять раз, но желающих купить билет меньше не становится. Та же ситуация почти во всех кинотеатрах во всех крупных городах республики. Очередей и дефицита билетов нет только в тех местах, где бой транслировать не станут. 


В эти дни Дагестан действительно словно впал в морок. Ото всюду раздаются разговоры только о «бое века». На проспекте Имама Шамиля — центральной транспортной артерии Махачкалы — висит огромный банер: на нем Хабиб Нурмагомедов (в Дагестане его по-свойски называют Хаба) возвышается над поверженным петухом (так в Дагестане изображают Макгрегора). На входе почти в любое кафе висит объявление о том, что в эту ночь заведение работает до утра. В букмекерские конторы в центре города стоят очереди. В Махачкале самая большая ставка — два миллиона 100 тысяч рублей — это стоимость квартиры в столице Дагестана. Поставили эти деньги, само собой, на победу Хабы. 


undefined
Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко

На часах 23:00, 6 октября. До начала боя Хабиб — Макгрегор еще около восьми часов, до начала официального мероприятия в кинотеатре «Россия» — порядка двух с половиной, между тем на площади перед зданием синематографа собралась толпа в две-три сотни человек. Многие рассчитывают попасть внутрь бесплатно, как это бывало раньше (в Махачкале уже стало традицией показывать трансляции боев именитых спортсменов в кинотеатрах). 


Болельщики частично перекрывают одну из улиц, полиция очень вежливо просит их отойти от проезжей части. Но и на дороге тоже черт ногу сломит. Будто узнав по какому-то сарафанному радио, где сейчас в городе интереснее всего, со всех концов Махачкалы съезжаются радостные болельщики. То тут, то там танцуют лезгинку. Атмосфера такая, будто Хабиб уже победил.


С оглушающим ревом проносится стая «приор», буквально облепленная людьми: головы, руки, ноги хаотично торчат из окон. На крыше, еле удерживаясь при торможении, улюлюкают двое джигитов. Даже в открытом багажнике уместились трое парней в папахах — это главный атрибут сегодняшнего вечера. Именно в таком же головном уборе традиционно выходит на октагон Нурмагомедов. Сегодня ему подражает по меньшей мере треть мужского населения Махачкалы. Белоснежные лохматые папахи — самый ходовой товар в центре города. 


undefined
Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко

К началу «боя века» в зале кинотеатра уже давно нет ни одного свободного места. Люди сидят на стульях и просто на полу в проходах. Публика — самая разнообразная. Почетные первые ряды полагались близким друзьям четы Нурмагомедовых, дагестанским спортивным функционерам, известным спортсменам и прочим ВИП-персонам. 


Чуть выше — места, проданные по билетам. Удивительно, но среди зрителей то и дело попадаются целомудренные дагестанские девушки и женщины. Их головы покрыты хиджабами, эмоции привычно сдержаны, но в глазах горит огонь азарта. Некоторые пришли в кинотеатр без мужчин, что для религиозной части населения Дагестана, по-видимому, является высшим актом гендерной демократии и терпимости.


Раисат Абдулаева тоже пришла на бой без мужчин, только с дочерьми. Как и все остальные в республике, в победе Хабиба не сомневается.


— Он выиграет, потому что он наш, дагестанец. У нас крепкие ребята. Я каждый бой с Хабибом смотрю, и в этот раз он опять обязательно победит. Желаю ему большого здоровья! — говорит Раисат Абдулаева.


Многие приехали из соседних регионов. Наиль Абдулганиев специально добирался из Ставрополя в Махачкалу, чтобы посмотреть бой Нурмагомедова на его родине. Мест в зале не хватило, поэтому он устроился на ступеньках в проходе.


 — В победе Хабиба я не сомневаюсь, вопрос только, в каком раунде закончится бой. Конор достойный противник, если говорить о его спортивной подготовке, но по поведению он — петух, — категорично заявил Наиль. 


Макгрегора в Дагестане ненавидят, уж слишком долго терпели его перформансы во время подготовки к бою с Хабибом. Ненавидят и не понимают.


— У нас, горцев, так себя вести не принято. Мы работаем не языком, а делом. Макгрегор устраивает шоу, а Хабиб завоевывает победу, — объясняет принципиальную разницу между соперниками 20-летний Ахмед. Он тоже занимается смешанными единоборствами, записаться когда-то в секцию его сподвиг пример Нурмагомедова. 


В республике Хабиб — непререкаемый авторитет и пример для молодежи. Спортивные залы под завязку забиты ребятами, которые мечтают стать «как Хаба». Один из самых популярных спортивных клубов — Old School. Среди тренеров и сам Нурмагомедов, и его товарищи по команде MMA Eagles. Да, именно так: будучи спортсменом мирового уровня, Хабиб живет и работает в Махачкале и покидает свою родину только перед состязаниями UFC. 


undefined
Фото: © Daily Storm/Дмитрий Ласенко

В общем, болеют дагестанцы всей душой и с полной отдачей, а самое главное — искренне. Любое, даже мимолетное появление Нурмагомедова на экране вызывает овации на пару минут, удачный удар — цунами одобрения, удачная серия ударов или «проход в ноги» — эмоциональную феерию. Это сложно описать словами, но каждый из нескольких сотен людей выкладывался на полную, как умел. Люди свистели, прыгали, мычали, улюлюкали, ругались, плакали, бились в истерике. 


Совсем другая реакция была на любое действие Макгрегора — когда режиссер трансляции показывал только ирландца, зал наполнялся недовольным гулом. Казалось, что самые рьяные болельщики уже готовы бежать на сцену, чтобы избить полотно экрана, но обошлось: их успокаивали чуть более сдержанные товарищи — те не порывались навалять виртуальному Макгрегору, а всего лишь с чувством топали ногами. Иногда казалось, что пол может проломиться.


Решающий болевой прием Нурмагомедова, вероятно, мог вызвать небольшой природный катаклизм, находись Махачкала в чуть менее сейсмоустойчивом месте, — уж слишком обрадовались болельщики, уж слишком дружно они скакали на радостях. Здание кинотеатра чудом устояло. 



Беснующаяся от радости счастливая толпа бурным потоком вырывается на улицу через заботливо открытые организаторами широкие двери. Перекресток около кинотеатра снова превращается в одну гигантскую пробку. Только на этот раз надолго.


Происходящее напоминает нечто среднее между массовыми беспорядками и Новым годом, помноженное на кавказскую темпераментность. В общем, настоящая вакханалия. 


Улица под завязку забита автомобилями и каждый из них ни на секунду не перестает сигналить. Белоснежный спорткар с заморскими номерами «27 KHABIB», визжа шинами, «дает угла» — иначе говоря, дрифтует на оживленной улице. Засмотревшийся на это зрелище водитель полицейской машины завистливо вдавливает ногой газ в пол, и движок его «бобика» с надрывом взвывает, добавляя во всеобщую какофонию звуков свою лепту.


Аплодисменты вспыхивают то в одном месте, то в другом. Здесь танцуют лезгинку, там скандируют «Хабиб! Хабиб! Хабиб!». Автомобильная дорога забита автомобилями. Кто-то не удержался и, бросив свою «приору» посреди дороги, выскочил на проезжую часть, чтобы станцевать лезгинку. Собравшиеся встретили этот отчаянный жест аплодисментами, а затем немедленно присоединились. 


Тем временем растерянные полицейские стараются навести хоть какое-то подобие порядка на проезжей части и насколько это возможно вежливо теснят толпу к тротуару, но без излишнего усердия. Судя по грустным глазам охранителей порядка, многие из них и сами бы с радостью спрятали бесполезные автоматы в ближайших кустах, вместо фуражек нацепили на головы белые папахи и слились с ликующей толпой. 


Сигналы автомобилей, полицейские сирены, непрекращающееся скандирование, звуки лезгинок — все это сливается в единый музыкальный фон. Опьяненные этой феерией триумфа, болельщики требуют от не менее счастливых полицейских доступ к «матюгальнику». Капитан, несколько стесняясь, отказывает, но вскоре придумывает компромисс и принимается сам скандировать: «Хабиб! Хабиб! Хабиб!». Его заглушает уж совсем обезумевшая от своего счастья толпа. Капитана полиции приобнимает за плечи рослый дагестанец в футболке с изображением Хабы. «Вы хоть сегодня нас не трогайте — праздник ведь!» — обращается парень к полицейскому. Тот только машет рукой и расплывается в широкой улыбке. Отмечать победу Хабиба Нурмагомедова Махачкала будет до утра.