St
По ком звонит колокол, или Что происходит с СПЧ
Некоторые из ушедших правозащитников вместо защиты прав россиян начали отстаивать права узкой прослойки протестных москвичей Коллаж: © Daily Storm

По ком звонит колокол, или Что происходит с СПЧ

Некоторые из ушедших правозащитников вместо защиты прав россиян начали отстаивать права узкой прослойки протестных москвичей

Коллаж: © Daily Storm

Середина октября стала весьма жаркой для членов президентского Совета по правам человека (СПЧ). Новость о том, что действующего руководителя СПЧ Михаила Федотова внезапно может сменить глава ОП РФ Валерий Фадеев, озадачила всех на прошлой неделе, а в понедельник, 21 октября, превратилась в реальность.


Как итог: Михаил Федотов после 10 лет работы отправлен в отставку с поста главы СПЧ, вместе с ним из Совета вывели юриста Евгения Боброва, политолога Екатерину Шульман, главу международной правозащитной группы «Агора» Павла Чикова и профессора Высшей школы экономики Илью Шаблинского. Позже о выходе из Совета заявила бывший зампред Конституционного суда Тамара Морщакова.


Место правозащитника Федотова занял Валерий Фадеев — секретарь Общественной палаты России, член высшего совета «Единой России», в прошлом — руководитель медиахолдинга «Эксперт», ведущий программы «Время» на Первом канале. Он же — человек достаточно жесткий. В прямом эфире Первого канала в 2009 году он был краток: «Границы открыты, вон отсюда!»


Кто-то связывает ротацию СПЧ с перезагрузкой, а кто-то — с подготовкой к выборам в Госдуму в 2021 году. В любом случае общество сходится во мнении, что назначение главой Валерия Фадеева сделает президентский Совет по правам человека очередным бюрократизированным институтом, получить защиту своих прав благодаря которому станет весьма проблематично.


Фото: © ruspekh.ru
Фото: © ruspekh.ru

«Возможно, есть какая-то связь между нашим уходом и предстоящими выборами в Госдуму. Не зря же меня убирают, а приводят господина Точенова из Общественной палаты. СПЧ очень активно занимался выборами, я старался честно писать о том, что видел сам, о тех жалобах, которые мне поступали. И добивался того, чтобы законодательство менялось», — рассказал исключенный вчера из СПЧ профессор ВШЭ Илья Шаблинский.


Он же, например, два года назад просил у Путина отменить норму, позволяющую выгонять с избирательных участков наблюдателей и членов избирательных комиссий. Тогда власти пошли на компромисс и сделали процедуру сложнее: чтобы кого-то выгнать, теперь нужно ехать в суд. И нарушений стало меньше.

 

В разговоре с Daily Storm Шаблинский напомнил, что прошедшие в 2018 году выборы президента были недостаточно конкурентными, поскольку не допустили Алексея Навального. ЕСПЧ разобрал оба приговора — и по делу «Кировлеса», и по делу «Ив Роше» — и признал их несоответствующими российскому законодательству. Приговоры эти позволили ЦИК России не допустить оппозиционного политика Навального до президентских выборов. Об этом Шаблинский докладывал и на последней встрече СПЧ с президентом.

 

«Не до конца понимаю, почему в нашу компанию попала Екатерина Шульман, она очень хороший аналитик и политолог, она была в СПЧ недолго и еще никого не могла успеть обидеть. Ну а Евгения Боброва сняли, потому что он был замом Федотова. Бобров работал больше всех нас, он занимался жилищными правами, правами мигрантов», — утверждает Шаблинский.


Фото: © ruspekh.ru
Фото: © ruspekh.ru

Для многих остается вопросом, почему Евгения Боброва выгнали из СПЧ. Тем не менее собеседники Daily Storm отмечают, что весь последний год он защищал владельцев свалок.


Журналисты «Казанского репортера» в своей публикации уличили Боброва и его коллег в том, что те отмалчивались про свалки, разрастающиеся в России. СМИ отмечает, что Евгений Бобров так вошел в раж, отстаивая интересы «свалочников» на заседании Совета 30 октября 2017-го, что удостоился персональной отповеди Владимира Путина:


«Вы сказали, что нам целесообразно воспользоваться опытом цивилизованных стран. Каков опыт цивилизованных стран? Примерно 1500 в мире успешно функционирующих заводов по сжиганию. Некоторые из них находятся в центре самых крупных европейских мегаполисов: в Лондоне, в Париже, в Берлине. Даже в Швейцарии, которая является лидером по переработке отходов, а не по сжиганию, там 50% этих отходов идет на сжигание, а 50% — на переработку: 50 на 50. Вот таков опыт на сегодняшний день».


Интересно, что Екатерина Шульман, о которой говорит Шаблинский, действительно проработала в СПЧ 10 месяцев. Об этом она поделилась в своем видео после ухода. По словам женщины, из Совета ее вывели «внешние силы», и теперь «не надо делать доклад к встрече с президентом о свободе собрания».


Фото: © facebook /  Екатерина Шульман
Фото: © facebook / Екатерина Шульман

«Что было в голове у этих людей, когда они вводили меня в состав? — удивляется Шульман. — Уровень политического менеджмента, конечно, «уровень — Бог», как выражается молодежь».


Собеседник Daily Storm связывает столь быстрое увольнение Шульман из СПЧ летней историей с Навальным. Тогда жильцы дома в Москве были удивлены, что в их подвале расположился «Центр сбора подписей» Алексея Навального. Помещение находилось в долевой собственности, поэтому решение о его сдаче в аренду должно было приниматься всеми собственниками. Оказалось, что подвал мог сдать навальнистам в аренду председатель ТСЖ Михаил Шульман. Он является супругом преподавателя РАНХиГС, члена СПЧ при президенте России Екатерины Шульман.


По словам одной из жительниц дома, Шульманы сдали подвал в аренду, не поставив в известность других владельцев помещения. Подвал находится в долевой собственности у всех жителей дома, но решение было принято единолично. У соседей никто ничего не спрашивал. На общем собрании этот вопрос тоже не обсуждался.


Руководитель «Агоры» Павел Чиков, который также покидает СПЧ, по-доброму пошутил над Шульман.


«Шульман-то чего, она найдет, где своим учительским голосом очередную гадость про власть сказать», — написал он, отметив, что СПЧ, несмотря на потерю былой славы, оставался «Бабой Ягой, которая почти всегда против».


«И поскольку поводов быть против меньше не становится, продолжал раздражать. А начальство в стране раздражение все меньше терпит, хочется комфорта, мягкого кресла и приятных слов. Неприятных не хочется», — добавил Чиков.


Собеседники Daily Storm напоминают, что в 2014 году «Агору» Павла Чикова внесли в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. По открытым данным, организация получала финансирование от недружественных России американских фондов. Была закрыта. Сейчас «Агора» — это объединение более 50 адвокатов и юристов-правозащитников из половины регионов России, работающих по резонансным делам о нарушении прав человека.


И, к слову, не успев уйти из СПЧ, Чиков тут же объявил о сборе денег.




Нового члена СПЧ Александра Точенова вопрос выборов действительно волнует далеко не в последнюю очередь. Так, в разговоре с Daily Storm Точенов заявил, что ни одна организация не может считать себя истиной в последней инстанции в вопросе чистоты избирательного процесса. При этом особое внимание он уделил движению в защиту прав избирателей «Голос», которое только на президентских выборах выявило 860 нарушений.

 

«Если «Голос» хочет, то пусть занимается. Вопросов нет! В Общественной палате двери были открыты, — сказал Точенов. — Но когда «Голос» и остальные объявляют себя истинно верными и самыми правильными, то это некорректно. Это большевизм чистой воды. Есть же другие точки зрения, люди. Да, недостатков в избирательной системе много, но она улучшается».

 

Александр Точенов заявил также, что вопрос изменения избирательного законодательства в ближайшее время подниматься не будет. При этом летом 2019 года теперь уже бывший глава СПЧ Михаил Федотов говорил о том, что готовится доклад президенту России с целым пакетом предложений.

 


Фото: © Global Look Press
Фото: © Global Look Press

«Наша мониторинговая рабочая группа готова представить президенту доклад по итогам единого дня голосования. В нем, помимо прочего, будут предложения по изменению законодательства в части сбора и проверки подписей в поддержку кандидатов. Но у меня лично есть и более радикальные предложения по изменению законодательства о выборах. Я убежден, что избирательную систему надо максимально декоммерциализировать», — говорил Федотов.

 

Еще один назначенец в СПЧ, Татьяна Мерзлякова — омбудсмен от Свердловской области. Она сказала, что в Совет ее позвала лично Татьяна Москалькова, уполномоченная по правам человека при президенте России.

 

«Наши региональные уполномоченные знают очень многое, но у нас не всегда хватает механизмов для работы на федеральном уровне. <...> А здесь впервые шанс, у меня выбора, в общем, не было, когда мне позвонила Татьяна Николаевна Москалькова и сказала: «Я бы хотела, чтобы от региональных уполномоченных вы вошли в состав, у нас в первый раз такое, я прошу вас согласиться». Я даже не раздумывала», — рассказала она. Мерзлякова также отметила, что очень давно работает с Михаилом Федотовым — она состоит в рабочей группе по выполнению концепции по увековечению памяти жертв политических репрессий. «Поэтому как-то это все [назначение] естественно было», — заключила Мерзлякова.

 

На новом месте правозащитница собирается подарить россиянам «чувство защищенности». Мерзлякова останется на посту уполномоченной по правам человека в Свердловской области, потому что «только это позволяет по-настоящему чувствовать человеческую боль, эти проблемы, которые есть у человека».


По мнению Сергея Маркова, политолога, директора Института политических исследований и члена Общественной палаты, из Совета людей исключили неслучайным образом. Первыми «жертвами» стали те, кто совмещал правозащиту с собственной политической деятельностью.


«У нас нет полной информации, можно предположить, что кто-то по-хамски себя вел с администрацией президента, или на кого-то поступили жалобы за хамское поведение и за сомнительные финансовые операции. Что мы знаем более или менее точно, — это то, что часть членов СПЧ вместо правозащиты занимались политикой и заигрались в эту «борьбу с режимом». Я лично хорошо знаю и Шаблинского, и Шульман. Они достойные люди, но на этом посту почему-то вместо защиты прав россиян начали защищать права узкой прослойки протестных москвичей», — заявил Марков.

 

Сейчас о выходе из Совета также думают ответственный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга Наталья Евдокимова, обозреватель «Новой газеты» Леонид Никитский, доцент ВШЭ Анита Соболева, директор института права и публичной политики Ольга Сидорович и директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский. Правозащитники опасаются, что дальнейшая их работа в Совете не будет иметь смысла.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...