St
Приемная кандидата в президенты Путина...
...после похода в которую остается только надежда и брендированные безделушки

Приемная кандидата в президенты Путина...

...после похода в которую остается только надежда и брендированные безделушки

Фото: © Агентство Москва/Авилов Александр
Фото: © Агентство Москва/Авилов Александр

Почти две недели назад в центре Москвы свою работу начала общественная приемная кандидата в президенты Владимира Путина. Там потенциальные избиратели могут пожаловаться на свои проблемы и заявить о нуждах. По крайней мере, об этом говорится в официальных пресс-релизах. На деле — граждан с проблемами встречают юные волонтеры, любезно выслушивают всех и предупреждают: обращение дальше Нового Арбата, 36 передано не будет.

 

«Шторм» отправился в общественную приемную кандидата в президенты Путина, чтобы понять, как же все-таки решить с его помощью свою насущную проблему, и для чего вообще нужны такие общественные приемные.


undefined
Фото: © Агентство Москва/Авилов Александр

ТИПИЧНАЯ ПРИЕМНАЯ

 

Центр столицы, у здания правительства Москвы дежурит полицейский в сигнальном жилете. Отвечать на вопрос «как пройти в общественную приемную Путина» ему, очевидно, не впервой. Почти молча указывает на центральный вход. Там, на первом этаже, в небольшом коридоре уже расположились четверо: пенсионерка, предприниматель средних лет и супружеская пара, как выяснилось позже, из Туапсе. Все сидят вдоль стены на стульях, заботливо выставленных работниками приемной. Впереди стеклянная дверь, за ней — еще одна, офисная. Внутрь приглашают по очереди. 

 

— Нет смысла приходить сюда с вопросами ЖКХ, — делится наблюдениями пенсионерка. — Они их даже не рассматривают.

— Да мы по судебному произволу, — реагирует женщина из Туапсе.

— А что у вас случилось?

— Землю пытаются отобрать, а суды купленные. 

 

Периодически из заветной двери появляется юный волонтер в брендированной толстовке «Путин.2018», предлагает посетителям оставить верхнюю одежду в соседней комнате. Впрочем, все его игнорируют, — боятся, что вещи «утащат». 

 

Значение очереди здесь, очевидно, недооценили: спустя минут пять все сидящие в коридоре оказались в небольшой комнате с четырьмя окошками. Каждому выдали по анкете: стандартный опрос — возраст, пол, социальный статус, место жительства. Ниже — строки для пожеланий, предложений или жалоб. Потенциальных избирателей, порой устало подпирая голову рукой, выслушивают мужчины в костюмах, при галстуках. 


undefined
Фото: © Daily Storm/Виктория Лопатайте

— А вы будете за Путина голосовать? — неожиданно поинтересовалась у меня женщина из Туапсе.

— Не думаю. А вы?

— А я — против всех.

— За Собчак, что ли? — иронизирую я.

— Нет, против всех, потому что нет ни одного кандидата, за которого можно было бы оставить голос.

— Но сюда-то вы пришли? 

— Мы вчера в администрации президента были. Ходим, чтобы лишний раз убедиться, что мы никому не нужны. 

 

Пока мы обменивались политическими взглядами, ее супруг старательно заполнял графу «текст сообщения», не обращая внимания на примечание: «Подтверждаю, что проинформирован о том, что обращение не направляется в государственные органы, органы местного самоуправления, организации».

 

Это первое, что говорит мужчина в окошке, внося в компьютер данные из верхней части анкеты: пол, возраст, социальный статус. 


— То есть вы не передаете жалобы? — спрашиваю я, на что мужчина в окне предпочел не отвечать. — А зачем тогда это все?

— Мы общественная приемная кандидата, для решения проблем есть государственные органы, — сухо заключил мой собеседник.

 

В соседнем окне блондинка в возрасте жаловалась на произвол следственных органов. Рядом — пожилая женщина возмущалась уровнем пенсии. Мужчины в окнах внимательно слушали, женщины взывали о помощи. 

 

Я была уже готова прощаться со своим собеседником, как вдруг он протянул мне две безделушки: магнит и значок со слоганом избирательной кампании Путина: «Сильный президент — сильная Россия». Надежда и безделушки — все, с чем уходят отсюда люди. Посетителей у окон становилось все меньше, а супружеская пара и предприниматель все еще описывали суть своей проблемы. 


undefined
Фото: © Агентство Москва/Авилов Александр

«ПАРТИЙНАЯ» ДИСЦИПЛИНА

 

Примерно так выглядит обычный день в общественной приемной. Таких по России у кандидата Путина около 80 — при каждом региональном штабе. В их работе задействованы волонтеры: организаторы, наблюдатели, сторонники. Касты четко разделены по навыкам. 

 

Медиа-волонтеры оказывают информационное сопровождение своим коллегам-добровольцам, волонтеры-организаторы помогают, как ни странно, в организации мероприятий, наблюдатели — наблюдают, сторонники — публично поддерживают, а точнее, агитируют: размещают информацию на личных страницах в соцсетях, общаются с друзьями о кандидате, выполняют ежедневные задания. Есть еще и штабные волонтеры, в их задачи входит работа с документами, горячими линиями, встреча гостей, помощь в работе общественных приемных.

 

Официально работа неоплачиваемая, во всяком случае, об этом сразу предупреждают новичков. Прием в ряды добровольцев может конкурировать, пожалуй, только с наймом в госкорпорацию. Заполнение анкеты, собеседование, определение функционала: прийти с улицы и сразу получить брендированную толстовку вряд ли получится. 

 

Пресс-секретарь штаба Путина Андрей Кондрашов рассказал «Шторму», что сейчас как раз-таки идет прием анкет. Сколько волонтеров уже набрали — неизвестно даже ему. 

 

Две с половиной тысячи добровольцев — единственная цифра, в которой сейчас уверены сотрудники штаба. Эти люди собирали подписи за выдвижение Путина. 

 

Занималось этим всероссийское общественное движение «Волонтеры победы», специализирующиеся на помощи ветеранам. Его структура — в лучших традициях партийной жизни: центральный штаб, аппарат, региональные отделения, учредительные съезды. В уставе волонтеров четко прописано: они — юридическое лицо, поэтому могут иметь в собственности обособленное имущество, самостоятельный баланс, счета в банках РФ и за рубежом. За последние два года организация получила 127 миллионов рублей от федерального агентства «Росмолодежь» для «обеспечения уставной деятельности». Но помимо «сохранения исторической памяти» и «содействия в духовно-нравственном воспитании» «Волонтеры победы» занимаются и предпринимательской деятельностью. Этот пункт также прописан в уставе. За 2016 год выручка от продаж составила 29 миллионов рублей, а чистая прибыль — больше восьми миллионов. Что продают добровольцы, на чем зарабатывают, из открытых источников узнать невозможно. 


undefined
Скриншот © Daily Storm

Волонтеры вообще, несмотря на откровенный позитив в соцсетях, в реальности группировка весьма закрытая. Со СМИ контактируют только с позволения начальства, в остальных случаях предпочитают не рассказывать о своей деятельности ничего. 

 

«Шторм» попытался задать несколько вопросов о работе добровольцев руководителю «Волонтеров победы» Ольге Амельченковой. 



«На официальном сайте кандидата все полностью прописано, чем мы занимаемся, по каким направлениям, каким образом подать заявку, вся логика работы прописана. Если вас интересует комментарий по другим вопросам, то вам лучше обращаться к Андрею (Андрей Кондрашов, пресс-секретарь штаба. — Примеч. «Шторма»), он вас проконсультирует», — отрезала Ольга. 


Не удалось разговорить и волонтеров попроще, тех, кто стоял за стойками, собирая подписи. «Партийная дисциплина» в чистом виде. 


undefined
Фото: © Агентство Москва/Авилов Александр

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПРИЕМ

 

Общественные приемные — место, где выслушают и помогут. Именно с такими целями они и открываются. В случае с Путиным сам факт того, что дальше группы волонтеров жалобы россиян не уйдут, оправдан, считает президент центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. 

 

«Есть разделение — кандидат Путин и президент Путин, их нельзя смешивать. Формат, при котором заявления передаются, — это формат президента: прямая линия, пресс-конференция. Как кандидат он не является президентом, поэтому не может раздавать поручения, потому что так он нарушает закон. Следовательно, все сообщения, которые представлены в общественной приемной, не могут решаться им как президентом. Он может поручить их исполнить или проконтролировать, например, общественные организации, от которых выдвигается. Он может сделать обращение, в принципе, в те или иные структуры, но использовать свой реальный президентский инструмент по сообщениям, направленным ему как кандидату, он не может. Потому это достаточно правильное решение». 

 

Вместе с тем, большую ценность общественная приемная имеет для самого кандидата, вне зависимости от того, насколько оперативно и будет ли вообще решена проблема.

 

«Функция приемной понятна — обратная связь с избирателями. На основании просьб, жалоб, наказов можно корректировать собственную стратегию, можно быть полезным избирателям, выступая лоббистом в решении их проблем. Поэтому ставить под сомнение необходимость общественных приемных было бы странно. Другой вопрос, что степень полезности кандидатов разная. Очевидно совершенно, что идти с жалобой на действия или бездействия местной власти в штаб Ксении Собчак, наверное, бесполезно. Хотя, конечно, она может устроить большой pr-скандал», — уверен политолог Константин Калачев. 

 

В отличие от Путина светская теледива и вовсе не имеет общественных приемных. Пожаловаться на проблему можно только по электронной почте, пояснили в штабе «кандидата против всех», после чего юрист даст консультацию. Передавать о проблеме в инстанции там тоже не собираются, ведь возможности у кандидата такие же, что у нас с вами, амбиций больше, а времени меньше. Правда, тут большую роль могут сыграть социальные сети кандидатки Собчак, где она может рассказать о проблемах своих сторонников.