St
Резник: Я боролся и с Матвиенко, и с Полтавченко, но такой дремучести при них не было
Депутат Закса Санкт-Петербурга рассказал Daily Storm, как он стал главной занозой власти

Резник: Я боролся и с Матвиенко, и с Полтавченко, но такой дремучести при них не было

Депутат Закса Санкт-Петербурга рассказал Daily Storm, как он стал главной занозой власти

Коллаж: © Daily Storm

Выборы губернатора Санкт-Петербурга станут одной из самых ярких избирательных кампаний этого года. Уже сегодня спокойный до этого город бурлит политической жизнью и скандалами с участием оппозиции. Одним из их героев стал известный депутат Заксобрания Северной столицы и последовательный критик врио губернатора Александра Беглова Максим Резник. Политика сегодня обвиняют в курении марихуаны на балконе, открыто ведут за ним слежку, обвиняют в вымогательстве и получении денег от украинских террористических организаций. Как объяснил Daily Storm сам Резник, все потому, что кто-то во власти считает, будто он пойдет на выборы губернатора и сможет составить реальную конкуренцию Александру Беглову.


— Максим Львович, почему вы стали самым главным злом для власти Санкт-Петербурга? Ведь если разобраться, то им сейчас надо тратить время и интеллектуальные усилия на кампанию: избиркомы, правильные смыслы для избирателей. А получается, что Беглов и вся его команда только воюет с вами…

— Вы сказали про интеллектуальные усилия и смыслы, но, наверное, это не те слова, которые подходят для этой ситуации. Там задействованы какие-то иные качества. Думаю, что все началось с того, что 23 января я сказал в лицо врио губернатора: «Уважаемый Александр Дмитриевич, вы не подходите Петербургу». Я выступал 15 минут, хотя он ушел сразу после этих слов, но подробно обосновал, в том числе отвечая Любови Совершаевой, что нужно ценить людей, которые открыто критикуют власть, а не шушукаются по углам, и это нормально. Не знаю, надо ли вам рассказывать, как он себя повел дальше? В общем, он уехал в Музей блокадной медицины, где, видимо, решив мне отомстить, полностью исказил суть моего выступления. Мол, я сказал, что нужно сдать город фашистам, вспомнив нашу с ним предновогоднюю дискуссию. Тогда с врио губернатора было невозможно не поспорить, потому что он говорил очень странные вещи…


— То есть все это — личная месть губернатора вам? 

— Думаю, в их понимании я сделал что-то недопустимое. Видимо, люди, которые сегодня пытаются прийти к управлению городом — и господин Беглов первый среди них, — считают критику вообще недопустимой. То есть можно либо очень любить начальство, либо обожать. Наверное, вот в этом мы с ним никогда не сойдемся. Понимаете, вот я, к примеру, к нему обращаюсь по поводу журнала «Звезда» по просьбе Якова Гордина. Вчера они сообщали, что Беглов спасает это издание. Они молодцы, конечно, сразу двух зайцев убивают. Вернее, обещают спасти этот журнал и одновременно хамят мне. Беглов подписывает письмо с ответом без слова «уважаемый». Мне, честно скажу, не нужно от него уважение. Но просто, понимаете, есть некий протокол. Даже Навальный Путину пишет: «Уважаемый Владимир Владимирович». Это нормально. Это некое уважение мое к его статусу врио губернатора, а его к моему, как к депутату, который избран. Понимаете, вот я не вижу других объяснений. Я считаю, что избиение участников первомайской демонстрации тоже было связано с его личной агрессией и неприязнью к тому, что демонстранты неожиданно для него скандировали: «Питер без Беглова».


— Сегодня Георгий Полтавченко на его фоне выглядит идеальным губернатором?…

— Я сразу, когда это понял, еще зимой, сказал, что на смену дремлющей дремучести к нам приходит дремучая лихость. И просвещенный Петербург должен этому противостоять. Сначала ведь люди радовались, что вот уходит Полтавченко и будет какая-то движуха. И это желание, естественно, и у меня было такое же. Но сейчас все понимают, что город ждал другой движухи, а не показательного уничтожения депутата, чтобы другим неповадно было.


— Но ведь очевидно, что, уничтожая вас такими методами и избивая демонстрантов, перед выборами он настраивает против себя избирателей? Это какой-то космос, а не кампания…

— Вы знаете, космос в другом: кто же все-таки принял решение прислать человека, совершенно неподходящего городу. Я ему и сказал так: вы не подходите, но не потому что вы плохой. Может, Беглов хороший дедушка или отличный хозяйственник, хотя, как показала зима, это спорный тезис. Но я все эти его заявления, например, про защиту сознания населения от влияния Запада… Если бы стрельцы в свое время защитили сознание Петра Первого, выражаясь терминологией Александра Дмитриевича, от влияния Запада, то Санкт-Петербург просто бы не появился, понимаете…


Большая, разная страна Россия. То, что применительно в Чечне, удивительно в Смоленске и совершенно не подходит для такого европейского города как Санкт-Петербург. Меня удивляет, почему был выбран именно такой человек? Даже в команде нелюбимого мной президента Путина есть люди куда более просвещенные, с которыми я бы тоже оппонировал….


— А кто, на ваш взгляд, из действующих политиков — представителей элиты городу подходил? Греф, Медведев или, может, хорошо бы Матвиенко вернулась?

Я называл эту фамилию и не скрывал своего мнения, но в силу нынешних обстоятельств не хочу как-то навредить этому человеку, тем более, я его не видел много лет. Но вот приведу вам в пример типаж. Есть такой Игорь Юрьевич Артемьев. Да, это человек из команды Путина, он работает в ней много лет и находится на высоком посту. Но это человек, которого знают в Петербурге, у которого есть петербургские корни. Есть демократическая история. Он до сих пор член политкомитета партии «Яблоко». Да, правда, это странная смесь, но в России политика вообще эклектична. И вот такой человек, который был бы при этом предан президенту, что для меня, как для оппозиционного политика, является минусом, но тем не менее понимающий, чувствующий Петербург… Но это образ… Может быть, лучше бы врио губернатора стал Алексей Кудрин или Герман Греф… Сейчас такое ощущение, что любая фамилия, какую ни назови, подойдет.


В моей политической биографии не было губернаторов, которых бы я не критиковал. Я боролся и с Валентиной Матвиенко, и успел при ней посидеть 18 суток в СИЗО за якобы избиение полицейских, и с Георгием Сергеевичем 10 суток посидел, просто потому что решил сделать проект постановления о расследовании событий на Марсовом поле. В итоге решили расследовать в отношении меня. То есть все это было, нельзя сказать, что при них я чувствовал себя комфортно. Губернаторами города должны быть люди, которые понимают его специфику, настроения…


— Чем вы объясните нынешнюю жестокость к оппозиции?

— Я могу объяснить это только личными качествами врио губернатора, которые замешаны на Пригожине (Бизнесмен Евгений Пригожин).


— Вы считаете, он в этом участвует?

— Именно пригожинские сайты, я не знаю как сказать, чтобы это прозвучало по-парламентски, осуществляют публикацию всей чернухи не только в отношении меня, а в отношении всех, кто с чем-то не согласен… Это, конечно, все связано с Пригожиным. Пожалуйста, пусть он скажет, что он не имеет к этому отношения. Впрочем, мне собственно не так важно, что он скажет. Хотя среди этих пригожинских встречаются люди, у которых есть совесть. Но они почему-то считают, что я собрался баллотироваться в губернаторы, потому что когда-то Навальный сказал, что в случае моего выдвижения он меня поддержит. Но я не собирался и не собираюсь баллотироваться в губернаторы. Просто я честно и открыто обозначил свою позицию, заявив, что Беглов не подходит Санкт-Петербургу. Сегодня я считаю, что на выборы необходимо допустить представителей всех парламентских партий, и это будет правильно и честно. Пусть Беглов побеждает в конкурентной среде… А сейчас все это напоминает просто насилие над городом.


Конечно, я человек публичный, но никогда не мечтал о таком пристальном внимании к моей персоне, особенно к моим девочкам (Жене и маме), что меня, конечно, приводит в состояние тихой ярости. Поэтому я не хочу примешивать ничего личного и никуда не баллотируюсь. Я считаю, что я неплохой депутат, нахожусь на своем месте. Придет время — и жители города дадут мне свою оценку. Может быть, переизберут, может, нет. Но я считаю, что Петербургу не нужен барин, дремучий как Беглов или либеральный как Резник. Понимаете, тут уже есть команда, которая могла бы городом управлять. Есть, например, Оксана Дмитриева, хотя она ведет себя несколько странно во всей этой истории…

 

— Она дистанцировалась?

— Да. Но скажем так, это странно, я не хочу погружаться в детали… Но она была бы неплохим специалистом, отвечающим за финансы и экономику. Есть Марина Шишкина, которая могла бы стать прекрасным вице-губернатором по гуманитарному блоку: культуре, образованию, науке. Она была деканом журфака, депутатом Закса, сейчас руководит «Справедливой Россией». Есть Борис Вишневский, который мог бы развивать в городской политике многие вещи в позитивную сторону.


— В интернете появилась информация, что Вишневский якобы вас раскритиковал за то, что вы не прошли тест на наркотики, это правда или фейк?

— Конечно же, это вранье. Он мне сразу позвонил, когда эта информация стала распространяться. Но это ничего не меняет, я уже по поводу этого инцидента всем все ответил. И я не собираюсь кормить троллей и обсуждать их повестку.


 – Комиссия Закса встала на вашу строну в этой истории и потребовала установить законность слежки за вами. Верите ли вы, что виновных накажут, будете как-то юридически отвечать?

– Безусловно, я ценю свои честь и достоинство, и, конечно, все то, что сейчас происходит вокруг меня, приносит мне моральные страдания. Правда, все меньше и меньше, так как вырабатывается определенная защита. Но сейчас я не хочу в это погружаться, потому что свои честь и достоинство я ценю меньше, чем честь и достоинство Санкт-Петербурга. Вот надругательство над ним я не хочу допустить. Поэтому для меня сейчас главный день — это 8 сентября. Я не хочу, чтобы этот человек стал губернатором Санкт-Петербурга… Я буду заниматься всеми этим лживыми сообщениями после выборов. Но дело в том, что их такое количество, что сами пригожинские тролли смеются, что мне, для того чтобы этим всем заняться, потребуется четыре годовых зарплаты. Хотя, безусловно, они хотят меня заставить обсуждать всю эту чернуху, в том числе этот билборд, который был размещен на Невском проспекте… А я буду обсуждать Петербург против «Единой России» и за любого, кроме Беглова. В этом свою задачу вижу и буду стараться ее реализовать. 


— Есть такое мнение, что вы пользуетесь защитой спикера заксобрания Вячеслава Макарова, и якобы он даже вас использует в качестве политического инструмента?

— Мы политические противники. Вячеслав Макаров — верный путинец, а я столь же последовательный критик президента. Это если говорить о политике. Но есть вещи, например, связанные с ролью парламента. Вот петербургский парламент уникален. Это единственный оставшийся в стране профессиональный парламент. Он лучший, самый плюралистичный, с самыми большими демократическими традициями. И Макаров как спикер и как лидер «Единой России» — это не одно и то же. Как лидер партии власти он, безусловно, наш оппонент, но когда идет речь об увеличении роли парламента, контроле за чиновниками, здесь мы с ним союзники, и не только я, но и другие оппозиционные депутаты. Но по ключевым вопросам, например, передача церкви Исаакиевского собора, то тут уже мы по разную строну. Как вы, наверное, знаете, я был одним из самых жестких противников передачи собора, а Макаров главным двигателем этого процесса… В политике так бывает, что у тебя складываются личные хорошие отношения с твоим политическим оппонентом, и среди ваших друзей, думаю, тоже не все ваши единомышленники. Поэтому говорить, что я чей-то инструмент, не совсем правильно. Просто бывает совпадение интересов в политике.


Вот что касается роли парламента, то тут совпадение интересов, и я считаю, что так, как Беглов расправился с четвертой властью в Санкт-Петербурге, он может расправиться и со второй ветвью. Потому что Мариинский дворец — слишком свободолюбивое место. Это парламент самого свободолюбивого города России. Он не сможет смириться с бегловщиной, его просто придется уничтожить. И дело не Макарове, а в самой сути парламента. Сегодня Макаров не дал возможности депрофессионализировать, скажем так, петербургский Закс. Превратить его в такое же бессмысленное место, как Мосгордума, например. Макаров в этом противостоит, и как мы можем его в этом не поддерживать?


А что касается ситуации с Бегловым, можете не сомневаться, Макаров будет целиком и полностью поддерживать того ставленника, которого выдвинет Владимир Путин. А все остальное конспирология...


— Все-таки почему вы отказались пройти тест на наркотики?

— Конечно, есть угроза подтасовки результатов. Хотя это не главная причина. Я просто не хочу кормить троллей и действовать по их повестке. Они следят за мной, моей семьей, залезают в мою личную жизнь. Я ничего не нарушал. Поэтому я просто не дам и возможности обсуждать, что и как я курю на балконе. Я считаю, что мы должны вместо этого обсуждать: почему Беглов не подходит Санкт-Петербургу, но он баллотируется в губернаторы, а не я. И беда не в том, что Резник что-то курит на балконе, а в том, что такой человек, как Беглов, хочет стать губернатором лучшего города России. Будем выбирать меня, на все вопросы избирателей я отвечу.


— А слежка за вами идет каждый день?

— Если бы вы были рядом, то я бы вам показал, как меня вчера пасли в Москве. Они меня встречали и провожали на вокзале. Я их просто сам всех снял и запеленговал. Хотя я и сам ничего не скрывал. Я ездил в Москву, где встречался с Алексеем Навальным и Ильей Яшиным, моим другом, и я вообще-то не партизанский отряд. Я политик депутат, и то, что происходит в Петербурге, вызывает у моих коллег оторопь.


— Но как-то не видно, что они вас поддерживают...

— Они должны поддерживать не меня, а Петербург. Не во мне дело. Резник может быть плохим, хорошим, кем-то любимым, кем-то нет. Речь о другом: не я претендую сейчас на место губернатора лучшего города на Земле. А он — человек, который называет петербуржцев «противными и активнутыми», а после этого отдает приказ на избиение. Я глубоко убежден, что этот приказ отдал лично Беглов.


— Известная проблема российской оппозиции — это неспособность договориться и действовать сообща. Есть ли она в Санкт-Петербурге?

— Да, конечно, все это возможно, и власть всегда умеючи разводит. Но однажды мы должны извлечь из этого урок. Лично я всегда в моей политической биографии, это легко проследить, был сторонником объединения различных оппозиционных сил. Если хотите, я за то, чтобы было такое «братство кольца против Мордера». Мы разберемся, Россия очень разная страна, но просто есть эти орки, которые уничтожают все живое, и пока мы будем как кочки на болоте, выяснять, какая кочка круче, мы все в это болото будем погружаться. Поэтому я, конечно, сторонник объединения оппозиционных сил. И в Петербурге прилагаю для этого усилия, чтобы и парламентские оппозиционные партии, и объединенные демократы, и штаб Навального — все взаимодействовали. 


— Вы пообещали не допустить избрание Александра Беглова, но как вы планируете это реализовать технически?

— Я не могу этого гарантировать, хотя сказал, что сделаю все для этого. И мне кажется, что я не даю поводов в этом сомневаться. Как технически? Беглов просто не должен победить в первом туре. А он и есть коллективная «Единая Россия», и не важно, какие уши там в профиль или в фас. Условно говоря, Валентина Ивановна с комсомольским задором, Георгий Сергеевич с Божьей помощью или Беглов со своей дремучей лихостью. Это все равно «Единая Россия», и наша главная задача сегодня нанести ей поражение. Это партия, которая подавила конкуренцию и захватила все политическое пространство. И это не потому, что они там все плохие, а просто потому, что это вредно для города, это забило все его поры. 


— Кого вы готовы поддерживать на этих выборах?

— Сегодня главная проблема в том, что мы не знаем всего списка кандидатов в губернаторы. Их подбирают за нас. Но, конечно, мы будем настаивать, чтобы в нем были представлены все те, кто получил это право. Я имею в виду представителей парламентских партий. Сейчас стараются подобрать кандидатов, на фоне которых Беглов бы смотрелся просвещенней, моложе, но все равно сути своей скрыть он не может и все, что в нем есть, прорывается наружу. 


— Поддержите ли вы депутата Госдумы от КПРФ Владимира Бортко, если он станет главным оппонентом врио?

— Бортко не герой моего романа с точки зрения моих политических взглядов. Но я поклонник его как режиссера, и более того, мы с ним в одном округе в Госдуму баллотировались, он занял первое место, а я второе. У меня с ним нет личных отношений. Кто-то, конечно, будет голосовать за него, кто-то нет. На мой взгляд, надо добиваться участия максимального количества кандидатов, имеющих на это право. Бортко представляет коммунистов, у них есть фракция, и они имеют на это право, Дмитриева должна быть допущена, Вишневский от «Яблока», должен быть кандидат от «Справедливой России» и от ЛДПР. Но уже эти наши требования, которые мы озвучили, с приходом Беглова выполнены не будут. Об этом говорит последний опрос ВЦИОМ, где, если вы знаете, уже назвали пятерых кандидатов, которых, видимо, допустят на выборы…. 



Загрузка...