St
Секс и сироты: слова ребенка не слышны...
Детдома и службы опеки предпочитают игнорировать сообщения сирот о сексуальном насилии

Секс и сироты: слова ребенка не слышны...

Детдома и службы опеки предпочитают игнорировать сообщения сирот о сексуальном насилии

С периодичностью в несколько месяцев в СМИ всплывают истории о том, как приемные родители насиловали своего ребенка. Один из последних случаев — арест приемного отца из Хабаровска, который пять лет принуждал к сексу несовершеннолетних. За долгие годы бездействия служб опеки набралось 729 эпизодов насилия. Здесь, с преступным опозданием, но все-таки удалось разоблачить педофила. Как рассказали нам работники детдомов, многие подобные истории не раскрываются, во многом из-за безразличия служб опеки.


«Был случай, когда ребенок пришел сдаваться в детдом. Он рассказывал о сексуальном насилии в приемной семье. Была проведена беседа с психологом. Некоторые моменты показались правдивыми. Но дальше дело не пошло. В детдоме прекрасно понимают, что фактических доказательств нет, слова ребенка в суде ничего не значат. В итоге он вернулся к приемным родителям», — рассказала «Шторму» психолог-педагог одного из столичных детдомов.


По словам собеседницы, есть несколько кабинетов, в которых рассказ ребенка о сексуальном насилии может быть спущен на тормозах.


Игнорировать может психолог. Если нет — пишет доклад на имя директора детдома. Директор может задуматься о своей зарплате, о количестве бумаг, которые нужно заполнять в этом случае, о присутствии в суде — и принять решение не давать делу ход. Если проявит сознательность, то донесет информацию до районной службы опеки. В таких службах, как рассказали несколько наших собеседников, – низкие зарплаты, за которые мало кто желает вникать в проблемы ребенка.


undefined
Фото: © flickr/Mitya Ku

«В итоге многие подобные случаи списываются на фантазии ребенка. Мало у кого возникает желание двигать это дело. Более того, многие приемные родители стараются поддерживать теплые отношения с опекой. Если такие отношения сложились, ребенку донести свою правду становится практически невозможно», — рассказала психолог-педагог.


Старший помощник председателя Следственного комитета России Игорь Комиссаров 21 сентября на совещании в Минобрнауки привел следующую статистику: за первое полугодие 2017 года 44 ребенка пострадали от опекунов и попечителей, 18 детей стали жертвами насилия со стороны усыновителей. Из этих 62 детей более 20 — жертвы преступлений против половой неприкосновенности.


«Есть проблема и в самих детдомах. Сексуальное воспитание отсутствует, но половое созревание происходит раньше, чем у детей из обычной семьи. В учреждении мы еще как-то можем контролировать и предупреждать случаи сексуального насилия. Но есть летний отдых — три месяца на море. Большая группа детей из детдома, сторонние вожатые и один воспитатель детдома, который сменяется каждые три недели. Там уследить за всеми сложно», — сказала психолог-педагог столичного детского дома.


Бывают и совсем печальные случаи. Весной этого года в Санкт-Петербурге были задержаны несколько заслуженных работников образования, которые работали в детдоме. Обвинили их в сексуальном насилии над детьми.


Член совета Минобрнауки РФ по вопросам защиты прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, который попросил не указывать свое имя, рассказал, что причина плохого раскрытия информации о насилии в детдомах и приемных семьях кроется в низкой компетенции органов опеки.


undefined
Фото: © flickr/Ben Raynal

«Виновата система, в которой не предусмотрен механизм отбора специалистов и достойная зарплата. Да, в детдомах получают хорошо. Директор детдома может получать 200-240 тысяч рублей в месяц, штатные специалисты тоже получают хорошо (психолог в столичном детдоме получает 70-80 тысяч, по словам психолога-педагога). Но в органах опеки зарплаты в несколько раз меньше, а люди набираются по принципу: кто имеет «вышку» и нуждается в работе. Им не предоставляют курсы по детской психологии, максимум — лекции детского психолога-теоретика из Ухрюпинска, который никогда не видел сирот», — поделился собеседник.


И — любопытная вещь. По словам собеседника, нередки случаи, когда работать в детские дома и службы опеки идут люди, которые еще недавно работали в тюремной системе.


Помощник детского омбудсмена Ренат Абдеев рассказал «Шторму», что аппарат уполномоченного не ведет статистику по сексуальному насилию в приемных семьях.


«Но определенную помощь мы оказываем. Если сообщение о таком случае поступает на нашу горячую линию или как-то иначе поднимается тема сексуального насилия над ребенком в каком-то конкретном регионе, то наш региональный омбудсмен отрабатывает такой случай: с детьми и взрослыми работают психологи», — поделился он.


В 2012 году вышла датско-шведская лента «Охота» о судьбе 42-летнего воспитателя детсада. В один прекрасный день в него влюбляется воспитанница, но остается без внимания взрослого. Недолго думая, ребенок начинает мстить: рассказывает директору детсада о домогательствах. Начинается травля, воспитателя отстраняют от работы, ведется разбирательство. Жизнь невиновного превращается в кошмар.


Этот фильм отражает европейские перегибы. Но у системы опеки есть два выбора, и оба несовершенны: или все списывать на фантазии ребенка, или каждый раз устраивать расследование, которое, как минимум, запомнится взрослому на всю жизнь.  


Фото: © flickr/Ben Raynal