St
Сесть за бутылку. Дело участника акции 27 июля Айдара Губайдулина
Молодой человек бросил пластиковую бутылку в сторону силовиков, теперь ему грозит срок до пяти лет Коллаж: © Daily Storm

Сесть за бутылку. Дело участника акции 27 июля Айдара Губайдулина

Молодой человек бросил пластиковую бутылку в сторону силовиков, теперь ему грозит срок до пяти лет

Коллаж: © Daily Storm

Мещанский суд Москвы 17 сентября начал рассматривать дело программиста Айдара Губайдулина. Это очередной фигурант «московского дела», которого обвиняют в применении насилия в отношении представителей власти на несанкционированных акциях, прошедших в Москве в конце лета. Губайдулин бросил в сторону росгвардейцев пластиковую бутылку. Он этого не отрицает. Но, судя по некоторым видеозаписям, он ни в кого не попал. Губайдулин не признал вину.


Фото: © vkontakte / Свободу Айдару Губайдулину
Фото: © vkontakte / Свободу Айдару Губайдулину

IT-инженер компании «Сбербанк-Технологии» Айдар Губайдулин 27 июля пришел в центр столицы, где начиналась акция протеста, организованная сторонниками оппозиционных кандидатов в депутаты Мосгордуму.

 

Айдар, по словам его брата Ильдара Губайдулина, пошел на акцию один. Ближе к вечеру, в половине шестого, он оказался на углу Рождественки и Театрального проезда, где полицейские и росгвардейцы задерживали протестующих. Там произошла ситуация с Борисом Канторовичем, которого силовики выхватили из толпы, а когда этому попыталась препятствовать девушка, пару повалили на землю.

 

Именно тогда еще один протестующий — Евгений Коваленко — бросил в силовиков мусорную урну. Этот момент попал на видео, мужчину уже осудили на 3,5 года. Примерно в то же время, но чуть позже, Губайдулин бросил в сторону росгвардейцев пластиковую бутылку. Через несколько секунд бутылку в силовиков бросил активист «Яблока» Валерий Костенок — его потом обвинят в участии в массовых беспорядках, но затем прекратят преследование.

 



 Внимание на бутылку

 

В итоге бросок Губайдулина попал на две видеозаписи. На одной из них видно, что обвиняемый не причинил никому вреда. Так это или нет, предстоит разобраться суду.


Вот как комментирует ситуацию его брат: «Здесь самого Айдара в кадре нет. Кинутая им бутылка летит на отрезке времени 1:10—1:11 из правой части экрана и попадает на асфальт в место, где лежит парень, укрывающий свою девушку в красной юбке от силовиков, — обращает внимание Ильдар Губайдулин. — Затем бутылка, видимо, закатывается под широкую юбку лежащей девушки и исчезает из кадра».

 

Ильдар настаивает: на записи видно, что его брат бросает именно пустую пластиковую бутылку. «Однако она не попадает ни в кого из полицейских. Айдар ни в кого специально ее и не кидал, не целился. Насколько мне известно, сам потерпевший заявляет, что в последний момент заметил бутылку и уклонился от нее, получив при этом моральный вред. Но на одной из видеозаписей отчетливо видно, что полицейский был увлечен заламыванием рук лежащего на земле мужчины и бутылку не видел», — говорит брат подсудимого.

 

Ильдар Губайдулин уверен, что нельзя получить моральный вред от того, о чем ты не знаешь — это просто невозможно. Он отмечает, что силовики вообще никак не отреагировали на бутылку. Но свидетели обвинения утверждают обратное.


Фото: © twitter / sssmirnov
Фото: © twitter / sssmirnov

Один митинг — две статьи

 

Проблемы у Айдара Губайдулина начались вечером 8 августа. К нему домой пришли с обыском по делу о массовых беспорядках. Молодого человека увезли на следственные действия в СКР, а на следующий день предъявили обвинение по части 2 статьи 212 УК (участие в массовых беспорядках). Басманный суд отправил Губайдулина в СИЗО.


На этом злоключения айтишника не закончились — 31 августа к участию в массовых беспорядках добавилось покушение на насилие в отношении представителя власти (часть 1 статьи 318 УК).

 

Формально дело по массовым беспорядкам практически закрыто, преследование большинства фигурантов прекращено, но с Губайдулина никто обвинений по 212-й статье не снимал.

 

Суд, правда, рассматривает в первую очередь именно эпизод с бутылкой. Из обвинительного заключения следует, что Губайдулин бросил пластиковую бутылку с водой в полицейского Артема Килова. «Указанные выше умышленные преступные действия Губайдалина А.Н. не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку Килов А.А. отклонился в сторону и бутылка пролетела мимо», — сказано в документе.

 

Обвинение опирается на показания потерпевшего, его сослуживца и двух росгвардейцев. Килов подтверждает, что именно он валил на землю Бориса Канторовича. Он говорит, что рядом с ним упало несколько пластиковых бутылок, одна бутылка с водой пролетела рядом с ним.

 

«При этом за мгновение до того, как она пролетела, в ходе борьбы с задерживаемым мужчиной он [Килов] резко сместился влево, если бы он этого не сделал, данная бутылка точно попала в него», — говорится в обвинительном заключении. Кто бросил бутылку, потерпевший не видел. Этого не видели и свидетели обвинения.


Губайдулин не отрицает, что в порыве эмоций, увидев жесткое задержание, бросил в сторону силовиков пустую пол-литровую бутылку из-под «Аква Минерале». Но он отмечает, что ни в кого не целился и ни в кого попасть не хотел.


Адвокат обвиняемого Максим Пашков говорит, что в части деталей эпизода у них со следствием лишь одно принципиальное разногласие: «Следствие утверждает, что бутылка была полной. Айдар утверждает, что бросал пустую бутылку».

 

Брат Айдара заявил, что понимает его поступок, хоть и считает, что делать такого не стоило: «Ни один здравомыслящий человек, наделенный эмпатией и состраданием, не может спокойно смотреть на насилие и произвол в отношении других людей. Считаю, что Айдару не следовало так поступать, но в конечном итоге он ничего плохого не сделал».

 

«Айдар и другие фигуранты «московского дела» однозначно должны быть оправданы. Политические преследования инакомыслящих недопустимы в России XXI века», — заключает Ильдар Губайдулин.

 

В рамках «московского дела» уже осуждены семь человек: Владислав Синица — пять лет за твит с призывом к насилию над детьми силовиков; Константин Котов — четыре года по «Дадинской» статье о неоднократных нарушениях закона о митингах; Павел Устинов — 3,5 года за то, что вывихнул силовику руку в момент задержания; Евгений Коваленко — 3,5 года за то, что бросил мусорный бак в росгвардейца; Иван Подкопаев — три года за использование газового баллончика; Кирилл Жуков — три года за то, что поднял забрало шлема росгвардейца, чем причинил тому физическую боль; Данила Беглец — два года за то, что потянул за руку силовика, который задерживал митингующих.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...