St
Свобода прессы как преступление. Двух журналистов в России судят по террористическим статьям
В поддержку сотрудников СМИ выступил Совет по правам человека Коллаж: © Daily Storm

Свобода прессы как преступление. Двух журналистов в России судят по террористическим статьям

В поддержку сотрудников СМИ выступил Совет по правам человека

Коллаж: © Daily Storm

Совет по правам человека (СПЧ) обратился к прокурору Псковской области с письмом в защиту журналистки Светланы Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма. СПЧ полагает, что обвинение не обосновано и не соответствует ряду норм российского и международного права, и просит прокурора учесть это. Также в защиту Прокопьевой выступили Союз журналистов России (СЖР) и независимый Профсоюз журналистов. Также в финансировании терроризма обвиняется журналист независимого дагестанского издания «Черновик» Абдулмумин Гаджиев. Ранее боевики убили его друга и угрожали ему самому расправой.


Владимир Соловьев
Владимир Соловьев

«Мы долго обсуждали во внутренней переписке СПЧ, как лучше сделать, и пришли к выводу, что надо прокурору Псковской области написать заявление. Но от СЖР мы решили написать заявление Бастрыкину и Чайке. Тексты в этот же день вышли и есть у нас на сайте. Я надеюсь, что руководители двух уважаемых ведомств возьмут на контроль нашу просьбу», — рассказал председатель Союза журналистов России, член СПЧ Владимир Соловьев.


Прокопьеву обвиняют в оправдании терроризма за выступление в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» в ноябре 2018 года, посвященное теракту в здании управления ФСБ в Архангельской области. 31 октября 2018 года 17-летний житель Архангельска взорвал самодельное взрывное устройство. Ранения получили трое сотрудников ФСБ, а сам подрывник погиб на месте. По мнению Светланы Прокопьевой, государство несет ответственность за появление поколения людей, готовых на все в борьбе с властью. За эту точку зрения ей теперь грозит либо штраф до одного миллиона рублей, либо лишение свободы сроком до семи лет.


Антон Карлинер
Антон Карлинер

«С моей точки зрения, свобода слова должна быть абсолютной, на любые темы можно высказываться. В деле Прокопьевой законодательство применяется в каком-то совершенно извращенном виде. Но все равно я считаю, что журналистам не надо заниматься самоцензурой, иначе скоро ни о чем нельзя будет говорить. Иначе СМИ будут писать только об удоях и колосящихся полях», — сказал сопредседатель Профсоюза журналистов (ПЖ) Антон Карлинер.


Прокопьеву уже внесли в список Росфинмониторинга, где указаны действующие экстремисты и боевики. Она не может завести банковскую карту, открыть депозит или взять кредит. Журналистка не признает свою вину и считает свое дело «банальной местью обиженных силовиков». При этом экспертиза так и не нашла признаков оправдания терроризма в словах Прокопьевой, сказанных в эфире псковского «Эха».


«Лингвистическая экспертиза, которую подписали пять уважаемых профессоров, докторов наук, лингвистов разных российских вузов, пришла к выводу, что содержание текста Прокопьевой — никоим образом не призыв к экстремизму, терроризму или каким-то другим очень страшным вещам. Ссылаясь на этот факт, мы обратились в СК и прокуратуру с просьбой о том, что это дело надо прекратить», — сказал Соловьев.


Некоторые СМИ проводили параллель между делом Прокопьевой и делом Голунова (Иван Голунов, журналист «Медузы», которого незаконно задержали в Москве летом 2019 года якобы за хранение наркотиков, но после массовых протестов отпустили и сняли обвинения). В поддержку псковской журналистки нет ни массовых пикетов, ни митингов, ее дело известно в профессиональной среде, но так и не получило широкого общественного резонанса.


«Тут сыграло несколько факторов. Во-первых, Иван Голунов из Москвы. Страна у нас очень централизованная, а общество атомизировано. Поэтому резонанс вызывают в основном столичные дела. При этом, с другой стороны, сейчас удается поднять волну поддержки Прокопьевой, в том числе силами ПЖ. Так что я надеюсь, что мы сможем отстоять Прокопьеву и доказать, что не только крутые журналисты из Москвы могут рассчитывать на поддержку коллег», — рассказал Карлинер. 


Абдулмумин Гаджиев
Абдулмумин Гаджиев

Еще одно «террористическое дело» сейчас идет против Абдулмумина Гаджиева, журналиста независимого дагестанского издания «Черновик». Его обвиняют в участии в террористической организации и финансировании терроризма. При этом, как рассказал Daily Storm Владимир Соловьев, у сотрудников «Черновика» давняя вражда с террористами.


«Али Камалов, наш секретарь Союза журналистов, председатель Союза журналистов Дагестана — очень уважаемый человек на всем Кавказе. Его родственник, тоже по фамилии Камалов, в свое время был убит террористами. Он, кстати, возглавлял издание «Черновик». Теперь его родственник по фамилии Камалов владеет «Черновиком». Мы уже не раз высказывались на эту тему, и не так давно в Доме журналиста устраивали пресс-конференцию, где все наши коллеги смогли высказаться, что происходит с «Черновиком» и Абдулмумином Гаджиевым», — рассказывает Соловьев сложную историю дагестанского издания.


При этом сам Гаджиев также пострадал от рук террористов. Бандиты убили его друга, работавшего в правоохранительных органах, и угрожали расправой журналисту.


«Он не то что не потворствовал террористам, а террористы как раз обещали его убить. Помните эту историю, когда милиционер перед смертью сказал: «Работайте, братья»? Гаджиев из одного села с этим погибшим милиционером, они дружили всю жизнь и боролись против террористов локальных там. Поэтому как ему инкриминировать оправдание терроризма в данном случае — это все запутанная история, конечно. Мы, разумеется, будем следить за этой историей», — рассказал Соловьев.


Следствие интересует интервью с исламским проповедником Исраилом Ахмеднабиевым (больше известного под именем Абу Умар Саситлинский). Тест был опубликован в 2011 году и восемь лет не вызывал вопросов у силовиков. Самого Абу Умара задержали в декабре 2018 года: он якобы финансировал боевиков «Исламского Государства» и «Джебхат-ан-нусра», обе организации признаны на территории России террористическими и запрещены. Умар все обвинения отвергает.


На днях в редакции «Черновика» прошли обыски. ФСБ интересовали документы, которые якобы хранятся в кабинетах учредителя газеты Магди Камалова и главного редактора Маирбека Агаева. На момент обысков их обоих не было в редакции.


Светлана Прокопьева
Светлана Прокопьева

«К сожалению, в России сейчас складывается такая практика, что журналистов начинают преследовать по нежурналистской статье. То есть не прямая цензура, а истории про терроризм и наркотики. Это позволяет в общественном сознании сформировать негативный образ оппозиционного журналиста как преступника», — считает Антон Карлинер.


По мнению Владимира Соловьева, в российском законодательстве много пробелов, которые позволяют вольно его трактовать. При этом вряд ли можно говорить о целенаправленной расправе над журналистами, по крайней мере в деле Прокопьевой.


«Набор разнообразных пробелов в нашем законодательстве позволяет чиновникам, особенно на местах, так вот интерпретировать закон в одну или другую сторону. И так именно и случилось с Прокопьевой, мне кажется. Потому что, по сути, поначалу там и не было никаких особых претензий. Потом вдруг кто-то заметил, что это с каким-то законом коррелируется», — рассказал Соловьев.


На сайте ПЖ опубликовано открытое обращение в поддержку Прокопьевой. Его уже подписали больше 400 журналистов, в том числе главный редактор Daily Storm Алена Сивкова и сотрудники нашего издания. 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...