#все_дома
Новости
Новости
St
«Власть думает, что если не обсуждать протесты, то их и нет»
Политологи представили доклады по летним акциям в России и констатировали, что политики проигрывают войну за интернет Коллаж: © Daily Storm

«Власть думает, что если не обсуждать протесты, то их и нет»

Политологи представили доклады по летним акциям в России и констатировали, что политики проигрывают войну за интернет

Коллаж: © Daily Storm

Запад не оставляет попыток раскачать обстановку в стране, разрушить Россию и расколоть наш великий народ. Примерно к таким выводам пришли политологи из Фонда защиты национальных ценностей и центра «Агентство социального инжиниринга», которые представили доклады по событиям жаркого протестного лета 2019 года. Эксперты согласились, что уличные акции организуются по методикам американского адепта «мягкой силы» Джина Шарпа и российским оппозиционерам за это платят.

 

«В XXI веке происходит в среднем 12 попыток цветных революций в год. Технология «мягкой силы» стала главным инструментом глобальной дипломатии. Таким образом, «цветная дипломатия» вытеснила классические методы влияния на второй план. Для эффективного противодействия такого рода вызовам России необходимы как зеркальные, так и ассиметричные контрмеры, которые и будут вырабатываться в ходе обсуждений», — сказано в объединенном коммюнике политологов.

 

На презентации докладов эксперты, ведомые президентом Фонда защиты национальных ценностей Александром Малькевичем и директором Агентства социального инжиниринга Антоном Давидченко, препарировали летние митинги в Москве и Екатеринбурге.

 

Разговор был открытый и откровенный. Так, директор Института стратегических исследований РУДН Дмитрий Егорченков практически с ходу заявил, что «интернет и YouTube мы проиграли». Он сослался на западное происхождение YouTube и Facebook, отметил, что детище Марка Цукерберга рекламировало московские протесты, а с YouTube так, чтобы без накруток, российские власти работать пока не умеют.

 

«Нужно уходить из Facebook и YouTube, вбрасывать коллективному Пархоменко [журналист «Эха Москвы»] иногда, чтобы они тупели. Надо уходить во «ВКонтакте», «Одноклассники» и Telegram!» — заключил Егорченков.

 

Политолог Антон Давидченко не смог удержаться от шутки и напомнил Егорченкову, что у него самого на Facebook целых два аккаунта. Директор Института стратегических исследований РУДН отбился тем, что в «Одноклассниках» и во «ВКонтакте» он тоже есть.

 

Кроме того, Егорченков уверен, что методы «Бессрочного протеста» и «Умное голосование» Навального — это обкатка новых протестных методов борьбы к думским и президентским выборам, а Мосгордума и то, кто туда осенью избирался, мало кого интересовали. Политолог также попросил коллег отметить, что не одной «бессрочкой» и УГ жив протест.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Антон Давидченко
Антон Давидченко Кадр: © youtube.com / NewsFront


«Есть радикалы, которые учат людей делать коктейли Молотова и [как] вести себя с полицией! — уверен Егорченков. — Посмотрите, сколько леворадикалов, в том числе в провинции. С ними работают профессионалы, которые знают мемы!»

 

Далее эксперты обсудили разницу протестов на Украине и в России и пришли к выводу, что Виктора Януковича скинули радикалы, а в Москве в основном выходят «ботаники», которым интереснее поглазеть на происходящее и приобщиться к трендовому мероприятию. Модники, одним словом.

 

Затем свое мнение про политическую ситуацию высказал Антон Давидченко. Он был жесток. «Стремительно мельчают как оппозиционная сторона, так и провластные кандидаты. Они неинтересные», — заявил директор Агентства социального инжиниринга.


При этом, отметил Давидченко, протестную молодежь легко завлечь приятными уху оппозиционными лозунгами, которые он емко обобщил фразой «Власть — козлы». Он уточнил, что политтехнологи должны предлагать молодежи «контрнарратив». С чем, в общем, все согласились.

 

Досталось от эксперта даже администрации президента. «АП не может предложить нормальный контрнарратив для оппозиционной молодежи», — уверен Давидченко. Он подчеркнул, что с молодежью у нас в стране работать вообще разучились: различные площадки и движения множатся, мероприятия проводятся, но все это для галочки и отчетности, а эффективность, свойственная той же «Молодой гвардии» ЕР 10-летней давности, пропала. А «часики тикают, 2021 год скоро».

 

Руководитель Департамента политологии и массовых коммуникаций Финансового университета при правительстве РФ Сергей Белоконев с неудовольствием отметил, что молодые россияне не очень любят государственников. «Власть непопулярна в молодежной среде, надо признать. И есть политический актор [действующее лицо], который может составить власти серьезную конкуренцию — это Алексей Навальный», — заявил политолог.


В продолжение своей мысли Антон Давидченко заявил, что ему непонятна «страусиная позиция власти, которая думает, что если не обсуждать протесты, то их как бы и нет».


Александр Малькевич в какой-то момент заметил с иронией, что из круглого стола «можно нарезать трехминутный ролик о том, как серьезные ученые зафиксировали смерть пациента». Хотя тут стоит сказать, что признание проблемы — первый шаг к ее решению.

 

Закончилось вступление к презентации так: политологи сошлись на том, что людей на протестах бить нельзя. Затем специалисты перешли к сути своих докладов. Из них выяснилось: «интервенты доказывают населению, что Россия — тоталитарная империя зла», а главной задачей летних протестов стала синхронизация Telegram-каналов и ресурсов в соцсетях с мозговыми центрами для захвата уличного пространства.

 

Из доклада о московских протестах, например, следует, что «архитекторы цветных революций сконструировали их на основе Telegram-каналов». Эксперты подкрепили этот тезис подробной инфографикой, из которой следует, что западные агенты влияния с помощью своих каналов координируют протест.





Вообще, из доклада о московских акциях складывается впечатление, что оппозиционеры подмяли под себя все инструменты влияния: соцсети, уличные акции, провокации против силовиков, поддержку политиков и звезд. Кроме того, оппозиционеры пользовались психологическими механизмами воздействия на толпу: внушали, что власть препятствует демократическим выборам, убеждали, что нужна полная смена представителей политического класса, играли на патриотических чувствах, используя государственную символику, обвиняли власти в антинародных решениях. А кроме того, «архитекторы протестов» украшали картинку яркими акциями, такими как «девочка с Конституцией» или фотографии омоновцев, которые избивают мирных граждан.


Главное, по мнению политологов, чего добиваются «архитекторы», — максимальная радикализация протеста.

 

Также из доклада следует, что есть организации, которые отвечают за различные активности, призванные поддерживать высокий градус протестных настроений.

 

За информационную активность отвечают СМИ (любое условно либеральное), в качестве экспертов представлены писатель Дмитрий Быков, различные политологи и почему-то Марк Фейгин. Уличные активности — это собственно марши, пикеты, флешмобы и так далее. Кроме того, заявлено и то, что у протестных активностей есть свои рекламщики. Одним из таких названо издание moloko plus. Главный редактор альманаха Павел Никулин прокомментировал Daily Storm попадание своего детища в мониторинг и отверг обвинение в организации протестов.

 

«Ни я лично, ни коллектив moloko plus не имеет никакого отношения к организации московских протестов. Мы — медиа, которое очень чутко следит за интересами аудитории, и поэтому мы пишем про то, что нашей аудитории интересно. Конечно, мы были на протестах и делали с них репортажи», — заявил журналист. Однако он уточнил, что moloko plus — коллектив без формального членства, гордящийся всеми, кто выходил на акции «вне зависимости от идеологической направленности этих протестов, если это не гомофобия, или нацизм, или что-то безумное и насильственное».

 

Выводом по обоим докладам политологов что о московских, что о екатеринбургских протестах стало то, что оппозиции удалось вовлечь в свою повестку большое количество неполитизированных людей, привлечь молодежь «как пушечное мясо», создать социальные инструменты влияния, захватить территориальное пространство (речь о несанкционированных акциях) и радикализировать протест.

 

В то же время политологи считают, что власти плохо отработали повестку и не стали симметрично отвечать оппозиционерам. По итогам встречи они сошлись на том, что с молодежью и оппозицией нужно начинать работать эффективно — разговаривать с ними и уметь услышать. Если направить активность молодых людей на позитивные перемены и созидание, а не на разрушение, то лучше будет всем. И власти, и оппозиции, и России.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...