St
«Вы играете в шахматы, а оппонент вас бьет битой»: Резник рассказал о работе адвокатов в России
Согласно докладу правозащитной группы «Агора», за последние 20 лет погибли более 300 адвокатов

«Вы играете в шахматы, а оппонент вас бьет битой»: Резник рассказал о работе адвокатов в России

Согласно докладу правозащитной группы «Агора», за последние 20 лет погибли более 300 адвокатов

Коллаж: © Daily Storm

Правозащитная группа «Агора» выпустила доклад о нарушениях прав адвокатов в России. Согласно документу, наиболее тревожной тенденцией стало бесцеремонное отношение к адвокатам сотрудников правоохранительных органов. Защитников не пускают в кабинеты, отзывают с судов, выгоняют из офисов во время обысков и «запросто пинают, душат, избивают». Член Совета по правам человека, российский адвокат Генри Резник рассказал Daily Storm о трудностях адвокатской работы в России.


Игра в шахматы


По словам Резника, в России не действуют принципы правового государства, а правоохранительные органы обслуживают интересы представителей власти и отдельных людей.


«Вы играете в шахматы, а партнер достает биту и бьет ей вас по голове. Так что права адвокатов у нас регулярно нарушаются, поскольку у нас не правовое государство. Причина нарушений — это определенные интересы, под которые фабрикуются дела. Это интересы власти, конкретных ведомств, отдельных сильных людей», — поясняет адвокат.


Такая ситуация исторически обусловлена. В России нет полноценной адвокатской традиции: при царской власти адвокаты подвергались политическим гонениям, при советской — обслуживали интересы КПСС. По настоящему окрепнуть отечественная адвокатура смогла только к концу 90-х годов, а закон об адвокатской деятельности появился только в 2002 году.


«Наш новый закон об адвокатуре был принят в 2002 году, до этого был тоталитарный режим советский, а адвокатура была под пятой. Так что нашему законодательству всего 17 лет, а, например, французская практика началась в XIII веке. И несмотря на все революции, основные принципы остались неизменными с тех пор», — рассказывает Резник.


Сейчас, по мнению адвоката, Россия проходит посттоталитарный период. И торжества законодательства еще предстоит достичь. Резник не стал делать долгосрочных прогнозов, заявив, что невозможно сказать, когда в стране перестанут нарушать права не только адвокатов, но и бизнесменов, журналистов — всех людей.


«Мы проходим через посттоталитарный период. Может быть, когда-нибудь мы из него выйдем. «Жаль только — жить в эту пору прекрасную уж не придется — ни мне, ни тебе». Определенные успехи были достигнуты, но проблемы остаются», — констатирует адвокат.


Резник отметил, что за последние 17 лет Россия прошла существенный путь по улучшению законодательства. СПЧ и другие правозащитные структуры за это время смогли инициировать множество поправок и «протащить» их через Госдуму и Минюст.


«Через Минюст мы инициировали поправки в закон об адвокатуре. Ведь у самих адвокатов нет права законодательной инициативы. Но мы выходим на депутатов, на Министерство юстиции и содействуем тому, чтобы вносили поправки. Но в то же время на них выходят наши оппоненты: прокуратура, Следственный комитет. Они инициируют другие поправки. Это такое перетягивание каната», — рассказывает Резник.


undefined
Генри Резник Фото: © GLOBAL LOOK press / Viktor Chernov

Жалобная книга

 

Адвокат правозащитной группы «Агора» Дмитрий Джулай, который недавно защищал корреспондента «Медузы» Ивана Голунова, рассказал Daily Storm, как нарушались его права. Дважды — и оба раза в громких делах — Джулая не пускали к подзащитным: после задержания Голунова и активисток Pussy Riot.

 

«Когда задержали Pussy Riot 8 мая, я провел восемь часов в ОМВД по Тверскому району в тот день и так к ним и не попал. Получилось увидеть подзащитных только на следующий день, когда сменилась дежурная смена. По делу Голунова мне не давали с ним общаться наедине перед следственными действиями и когда он уже был в 71-й больнице», — вспоминает адвокат.


Единственное, что могут делать адвокаты, чтобы защитить свои права, — это писать жалобы в прокуратуру и управление собственной безопасности МВД. Это почти всегда работает. Но, как отметил Джулай, исключения тоже бывают и связаны они обычно с чувством безнаказанности силовиков.


«Жалобы не всегда работают, в силу отсутствия чувства страха у полицейских и их юридической безграмотности. Многие сотрудники искренне считают, что адвокат положен только после возбуждения уголовного дела и только подозреваемым и обвиняемым. То же самое было по делу Голунова, когда его уверяли во время проведения личного досмотра [когда у него из рюкзака изъяли подброшенные наркотики], что поскольку при проведении данного мероприятия не присутствует следователь, то и адвокат ему не нужен», — приводит пример Джулай.


undefined
Дмитрий Джулай Фото: © Агора

Генри Резник рассказал Daily Storm, что в нулевые годы адвокатов вызывали на незаконные допросы 400-500 раз ежегодно, а количество обысков в офисах доходило до сотни. Позднее ситуация улучшилась, защитников оставили в покое. Вновь ситуация стала ухудшаться в 2018 году. Адвокатов пытаются подвести под уголовные статьи, которые ранее к ним не применяли: фальсификация доказательств, вмешательство в деятельность суда и органов предварительного расследования и мошенничество в форме завышения гонорара. 


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...