St
Зюганов: Договариваться можно с тем, кто из себя что-то представляет
close
Зюганов: Договариваться можно с тем, кто из себя что-то представляет
08:26, 6 нояб. 2017
Фото: © kprf.ru

Зюганов: Договариваться можно с тем, кто из себя что-то представляет

Лидер КПРФ считает, что партия и без «Левого фронта» сможет выдвинуть своего кандидата в президенты

Фото: © kprf.ru

Лидер КПРФ считает, что партия и без «Левого фронта» сможет выдвинуть своего кандидата в президенты

Геннадий Зюганов убежден, что левые силы должны объединяться накануне президентских выборов только вокруг КПРФ, обладающей для этого структурой и ресурсами. Партия намерена серьезно включиться в президентскую гонку после объявления официальной даты выборов и представить не только кандидата в президенты, но и свое правительство. О том,  почему такой силой не может быть «Левый фронт» или другая организация, лидер КПРФ рассказал в интервью специальному корреспонденту «Шторма» Наталье Башлыковой.

 

— Геннадий Андреевич, «Левый фронт» во главе с Удальцовым организовал народные праймериз по президентским выборам, в который включил вас и еще ряд известных коммунистов. Что Вы на это скажете и готовы ли поддержать?


— Я встречался не только с лидером «Левого фронта», но и всех народно-патриотических сил. Меня на выборах президента поддерживают 200 организаций, из которых 42 входят в наш комитет протестных действий – профсоюзные, женские, студенческие, военно-патриотические… Я считаю, что главное условие успеха левых сил на предстоящих выборах – создание мощного объединения на основе реальной программы, стержнем которой будет КПРФ. 


Мы имеем своих 100 сайтов, выпускаем 200 газет, у нас есть свой телеканал и мощная организация, которая в состоянии решать реальные задачи. У нас есть успешный опыт губернатора Иркутской области Сергея Левченко, который показывает передовые показатели развития региона, опыт мэра Новосибирска Анатолия Локотя, который показывает передовые результаты по строительству жилья. Мы можем сами сплотить, объединить и реализовать свою программу «10 шагов к достойной жизни», которая уже была обозначена партией. Поэтому переговоры у нас идут в русле формирования мощного блока по определению к выборам президента десятки ключевых фигур (кандидат в президенты, премьер и ключевые лица), которые в случае нашей победы смогут себя проявить…


Мы готовы к очень конструктивной работе, но не готовы участвовать в порнографии, когда всякие фитюльки заявляют, что они завтра будут президентами. Чепуха это полная! Нельзя страну в ходе выборов так опускать. Я жириновщину каждый день слышу в Думе, но кроме отвращения это ничего не вызывает.


— А с Удальцовым планируете сотрудничать?


— Сам «Левый фронт» еще не представил ни своей программы, ни своих возможностей. Мы имеем прямой контакт с Сергеем Удальцовым, которому помогали еще с тех времен, когда он сидел в тюрьме (с 2012-го по август 2017 года. — Примеч. «Шторма»). Помогали и юристами, и деньгами. Спросите его близких, и он вам сам это подтвердит. Еще когда он связался с «болотниками», я его пригласил к себе и сказал, что его посадят, а их нет. Так и случилось….


Любой, кто сегодня собирается идти на выборы, должен помнить такую историю, которая произошла со Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом на переговорах по итогам войны. Черчилль предложил Рузвельту убедить Сталина, чтобы на переговоры пригласили Папу Римского, который тогда поддержал нацистскую Германию. Когда это предложение озвучили Сталину, то он ответил: для начала спросите у Папы, сколько у него дивизий? И после этого вопрос об участии представителя католической церкви отпал сам собой. Поэтому, чтобы на переговоры соглашаться, нужно что-то знать, какой потенциал у тех, кто их организует, какие идеи и какими ресурсами они располагают.


— Как Вы оцениваете факт того, что вчера, по опросам ВЦИОМ, КПРФ как парламентская партия по рейтингу доверия заняла третье место после «Единой России» и ЛДПР?


— Ну какая ЛДПР? Вы посмотрите последние результаты местных выборов. Жириновский пролетел на них везде. Наши результаты лучше, чем у ЛДПР и «Справедливой России» вместе взятых. Что ВЦИОМ заказывают власти, то они и поют. Поэтому, конечно, все это делается специально, чтобы на нас лишний раз надавить и испортить нам праздник 100-летия революции.


— После назначения Андрея Клычкова губернатором Орловской области кто станет кандидатом КПРФ в мэры Москвы?


— Этот вопрос еще не обсуждался, так как говорить об этом пока рано. Что касается Клычкова, то это перспективный, талантливый политик, который возглавил крупную область с огромным потенциалом. У него сейчас очень большое поле для деятельности, на котором он приобретет полезные для себя навыки.


— Насколько удачно у вас прошли переговоры с делегацией ПАСЕ? Есть ли шансы договориться с новым руководством и вернуться к работе?

 

— Делегация групп левых партий в ПАСЕ, которая приехала в Санкт-Петербург, активно с нами сотрудничает. Вчера у меня состоялась продуктивная встреча с ее представителями, на которой они выразили свое недовольство репрессиями ассамблеи в отношении России. Это люди, которые хорошо знают нашу страну, уже были в Крыму, они знают обстановку в Донбассе, куда они возили лекарства и гуманитарную мощь… На мой взгляд, перспективы для изменения ситуации в ПАСЕ в нашу пользу существуют.


— В Санкт-Петербург прибыли делегаты из стран, вокруг которых сегодня разворачиваются международные конфликты: Сирия, КНДР. Какую роль может сыграть Россия в их урегулировании и возможно ли оно в принципе?


— Есть такой закон: нельзя проходить точку невозврата. Это мы видим на примере Сирии, которой Россия вовремя оказала помощь. Если бы это не случилось, то эта точка была бы пройдена и террористы захватили огромный кусок территории — от Кипра до Гималаев. Это была бы трагедия. Поэтому считаю, что Россия правильно приняла решение о помощи сирийскому народу, и сейчас мы видим результат. Если бы мы сразу ответили НАТО на размещение их военного блока в странах Европы, то сейчас бы не сидели и не удивлялись, почему так происходит.


Мы провели встречи и с представителями и Сирии, и Китая, и КНДР… Обсуждали и северокорейский кризис, и ситуацию на Ближнем Востоке, потому что при любом усложнении этих конфликтов это коснется и нас. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы организовать полноценный диалог.