St
Гид по Танзании: Местные считают, что Путин — это Джеймс Бонд. Я их не разочаровываю
Как устроена туротрасль и обычаи на «новом курорте» россиян Коллаж: © Daily Storm

Гид по Танзании: Местные считают, что Путин — это Джеймс Бонд. Я их не разочаровываю

Как устроена туротрасль и обычаи на «новом курорте» россиян

Коллаж: © Daily Storm

Когда в середине июля российские власти объявили, что открывают авиасообщение с Танзанией, многим пришлось покопаться в интернете, чтобы понять, где же нам разрешили отдыхать. О Танзании обывателю известно не так уж много: Hakuna Matata, Килиманджаро и сафари. Хотя у страны есть все шансы отодвинуть на второй план Бали, Таиланд и Вьетнам. 


О жизни и отдыхе в Танзании с нами поговорила менеджер местной турфирмы Moyo Africa Exploration. Мария Булатникова рассказала, как сэкономить на путешествии, какие сны снятся вождям и как прожить без родного борща несколько лет. 


Первый раз Мария посетила Танзанию в 2011 году. Будучи студентом-антропологом, она попала в круг африканистов, где познакомилась с серьезными учеными и видными коллекционерами. Среди них нашелся человек, предложивший Марии поработать в танзанийском турагентстве. Выяснилось, что компания имеет российские корни: один учредитель — юрист из Танзании, другой — россиянин, занимающийся геологоразведкой. Предложение девушка приняла почти без раздумий.


«Первые дни в Танзании вызвали у меня полный шок. Как будто приземлилась на Марсе. Я, честно говоря, долго не могла разобрать, кто есть кто; с кем я уже познакомилась, с кем еще нет», — смущенно вспоминает она. 


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Фото: © Мария Булатникова
Фото: © Мария Булатникова

Освоившись, Мария стала набирать штат переводчиков из числа танзанийцев. С местными гидами цена экскурсии снижается в разы, что очень привлекательно для туристов.


«Для меня вход в парк Нгоронгоро города Аруши, как и для другого иностранного гражданина, стоит 72 доллара в день. Сотня долларов только за то, что я еду рядом. Поэтому мы всегда предлагаем два сценария — со мной или с нашим гидом-танзанийцем, и соответвенно, разный прайс», — говорит Мария. 


Та же схема действует с отелями. Иногда гостиницы предоставляют помещения, где живут водители джипов и переводчики. В комнату могут заселиться четыре, пять, 10 мужчин. «Естественно, я в их компанию не вписываюсь, — объясняет турагент. — В люксовом отеле сутки могут стоить 600-800 долларов, и мы выясняем, готовы туристы отдать дополнительные деньги или нет.


Если говорить о транспорте, то лучше выбирать фирмы с собственным автопарком. Другие компании берут машины в аренду, что сразу повышает стоимость тура. Но даже если отдыхающий арендует автомобиль сам, посетить парк с сафари он может только в сопровождении гида. Туристическая система Танзании уже много десятилетий заточена на ловкое извлечение выгоды.


Чтобы сберечь отпускные, можно передвигаться по городу на местных маршрутках, которые называются дала-дала. Это маленькие микроавтобусы, набитые пассажирами под завязку. «Иногда туда забиваются женщины с детьми и рассаживают детей на колени пассажирам. Потом приходит человек с курами и всем на колени ставит эти клетки кур. Так мы и едем», — с улыбкой рассказывает Мария.


Номер маршрута на дала-дала не указан. Вместо этого из двери вываливается мальчик и громко выкрикивает конечную станцию. Цена такой поездки примерно 300-400 местных шиллингов, это около 10-15 рублей.


Фото: © Мария Булатникова
Фото: © Мария Булатникова

Полная стоимость сафари на пять-шесть дней — со входами в парки и ночевками в приличном отеле — составит 2500-3000 долларов на человека, если отдыхать в паре или группе.


В последние годы Танзания считается страной с большим туристическим потенциалом. Это видно и по тому, как ею заинтересованы элитные сети гостиниц. Шесть лет назад сюда пришла Four Seasons, а в 2018 году появились отели Melia и Marriott. 


Поначалу Танзанию облюбовали немцы и англичане, которые по колониальной памяти хорошо знают, как прекрасны эти земли. По наблюдениям Марии, русские туристы стали прибавляться последние два года, с появлением чартера Москва — Занзибар: «Много было Турции, Египта, все уже залежались, нагрелись, пришло время узнать что-то новое».


Вождь без коров 


Чтобы лучше прочувствовать Африку, иногда туристам предлагают выезды вглубь страны к племенам барабаиг и датога. Датога занимаются скотоводством и почитают культ воина. «Со стороны общество выглядит так же, как 200 лет назад. Однако племя развито по-своему. Например, среди барабаиг много долгожителей, они разборчивы в поиске трав, предчувствуют погоду и обучены выживанию в среде саванны и полупустынь», — поясняет Мария.  


Фото: © Мария Булатникова
Фото: © Мария Булатникова

Другой коренной народ Танзании — масаи. Во главе их племени стоит авторитетный вождь, чей главный инструмент влияния — пророческие сны. В ночи к ясновидцу приходят ответы, куда мигрировать масаям или где искать лучшие пастбища для коров. Кроме того, во сне вождь узнает, кто станет новым предводителем народа. Такое вот нехитрое голосование. 


Для племени слово вождя — высший закон. Жители несут ему подарки и просят, чтобы тот женился на их дочерях. Хотя в обычной ситуации девушку просто так не сосватать.  


«У меня была русская сотрудница, и один масай как-то ее спросил: «Твой муж сколько за тебя коров отдал?» Она ответила, что нисколько. «Как не отдавал?! И женился? Ты понимаешь, что он тебя ограбил?!» — пересказывает Мария.


Так заведено, что только вождь имеет право жениться на девушке, не отдавая за нее коров. Для семьи невесты такая партия — большая честь. При этом у самого вождя может быть и 20, и 30 жен. Простым масаям также разрешено жениться несколько раз, но часто им просто не хватает для этого скота.


Фото: © Мария Булатникова
Фото: © Мария Булатникова

Несмотря на патриархальные порядки, Танзания считается безопасной страной для туристок. Мужчины здесь любвеобильны, но не агрессивны и не мстительны при отказе. «Естественно, не нужно верить всем признаниям в любви, — предостерегает Мария. — Лучше воспринимать это в полушутку. На любые ухаживания я сразу заявляю: русские женщины любят получать подарки. Так что если хочешь, чтобы я поверила тебе, приводи коров. Любишь меня? Покупай танзанит, приноси, и тогда посмотрим». 


Аsante sipendi 


С образованными танзанийцами можно поговорить о любви на английском. Остальные жители используют в общении суахили. Это общий язык для ряда африканских стран.


Первые слова, которые стоит выучить туристам, — фразы так называемого вежливого запаса: asante — спасибо, asante sana — большое спасибо. Другое полезное выражение — sipendi, что значит «мне не нравится» или sitaki — «я не хочу». Последнее может пригодиться, чтобы отделаться от настырных продавцов, которые любят подсовывать приезжим бесконечные сувениры.  


Еще на суахили можно читать рэп. Один из друзей Марии уже продвигает треки на MTV.



Обычно суахили весьма прост в изучении. А вот для танзанийцев русская речь кажется сложной, хотя в произношении она больше похожа на суахили, чем тот же английский. Однако отдельные слова местные все же понимают. «Многие мои приятели знают слово «пока», потому что по-суахили paka — значит кошка. Но «добРый день», «добРой ночи», «здРавствуйте» выговорить уже сложно», — говорит турагент.


Вместе с тем у России с Танзанией куда больше общего, чем может показаться. Исторически страна имела сильные связи с Советским Союзом. Жители хорошо помнят, что первый президент Танзании дружил с Никитой Хрущевым, и как Союз помогал продуктами, когда в 1978 году на Танзанию напала Уганда.


Прежде многие танзанийцы уезжали поступать в советские вузы. «Некоторые рассказывают: да, у меня дедушка учился в СССР, инженер стал видный. Или: у меня дедушка доктор, а у меня агроном, — говорит Мария. — Советский Союз дал хорошую научную базу, за что танзанийцы до сих пор очень признательны». 


О современной России представления местных уже более смутные. Не все представляют, что такое Россия и где она находится. Зато Владимир Путин считается здесь чуть ли не суперагентом. «Говорят, что у нас президент — Джеймс Бонд. Я их не разочаровываю, — признается гид. — У малообразованного класса Танзании вообще фантастические представления о белых. По их мнению, белые умеют все на свете: водят подводные лодки, управляют ракетами. А еще верят, что у меня есть карточка, на которой лежат деньги на яхту, недвижимость и так далее. Мифологем очень много». 


Фото: © Мария Булатникова
Фото: © Мария Булатникова

Обаяние Запада сказывается и на местной кухне. Даже в глухой деревне, где люди никогда не слышали английского, к столу обязательно подадут баночку кока-колы. «Однажды я видела очень необычную картину, — поделилась Мария. — В масайском племени проходил праздник, на который женщины наряжались в традиционные костюмы. И вот эти женщины, одетые в бисер и накидки, босиком идущие по саванне, несли на головах ящики с кока-колой. Угощали ими гостей. Нет такой деревни, где люди бы не пили американскую газировку». 


Что есть и пить, кроме колы?


В крупных городах Танзании легко найти целые магазины, торгующие европейскими продуктами, но рассчитаны они в основном на приезжих и состоятельных местных. Рядовые танзанийцы могут никогда не заходить в «белые» универмаги. 


При планировании тура гиды обычно интересуются: какую кухню предпочитают отдыхающие — западную или местную. Если туристы не против танзанийских заведений, то в небольшом кафе меньше чем за доллар можно съесть булочку с кориандром и выпить чай масала, сваренный с добавлением гвоздики, сахара и молока. А на обед попробовать густой суп мтори, приготовленный из говядины, платанов, перца и сока лайма. Если хочется чего-то европейского, то за салаты, стейк и суп придется выложить приличные европейские деньги, 10-30 долларов.


Несмотря на заботу о белых туристах, не все привычные продукты добираются до Танзании. По некоторым явно берет тоска.

 

«Я очень долго не могла найти в магазинах свеклу. Но потом познакомилась со шведкой, которая выращивала свеклу в своем огороде. Я ее попросила поделиться, сказала, что мне нужно приготовить борщ, я его не ела несколько лет. Я тебя приглашу, говорю, куплю хорошее мясо, только дай мне эту свеклу», — вспоминает Мария.  


«Говорят, многие скучают по гречке и по ржаному хлебу, — продолжает турагент. — У меня не было такой ностальгии, хотя некоторые добрые туристы в переписке спрашивают, не привезти ли мне чего? Были такие периоды, когда я соглашалась: если не сложно, привезите килограммчик гречки. Я угощала гречкой свою домработницу, и ей, кстати, очень понравилось: вкусная, сладкая крупа. Пожаловалась, что у них такой нет».


Фото: © instagram.com/safari.tanzania
Фото: © instagram.com/safari.tanzania

Из алкоголя в Танзании распространен крепкий напиток «Коньяги», чаще всего его готовят из перебродившей папайи. В какой-то момент «Коньяги» стал настолько популярен, что интерес к нему пришлось ограничивать. В Танзании развернули целую кампанию, лоббирующую запрет продажи напитка детям и малолетним. Расфасованный по пластиковым пакетам, алкоголь продавался по такой низкой цене, что школьники спокойно могли поменять свой завтрак на выпивку. Общественное движение предложило «перелить» напиток в стеклянные тары, подняв тем самым его стоимость. Сейчас алкоголь стоит 10 000 танзанийских шиллингов (порядка 317 рублей). 


В остальном люди побогаче предпочитают южноафриканские вина. Для женщин подойдет ликер «Амарула». Он похож на «Бэйлис», но с более заметными фруктовыми нотками. 


Идеология. Что транслируют СМИ?  


Несмотря на историю с «Коньяги», в целом танзанийцы сильны увлечены темой ЗОЖ. По словам Марии, в сравнении с Россией местные почти не курят, а женщин с сигаретой здесь просто не встретишь. Люди много занимаются спортом, танцами, йогой. Здоровый образ жизни пропагандируют газеты и телевидение. 


Вдобавок каждый танзаниец почитает первого президента Джулиуса Ньерере. Местные искренне любят политика и часто украшают его портретом помещения, будь то банк или обычная квартира.


Ньейрере прославился большими делами: он смог объединить разрозненные племена, которых в Танзании насчитывается более 120, и дать им общий язык — суахили. Кроме того, при Ньерере стало нормальным жениться на человеке из другого племени или уезжать работать в другой город. Также от первого президента танзанийцы переняли звучный лозунг, который мелькает в рекламных слоганах и часто встречается в речи как поговорка: tupo pamoja, что означает «пойдем вместе» или «сделаем вместе».


Нынешний президент Танзании Джон Магуфули обогатил идиомный запас танзанийцев еще одним выражением. Главная идея Магуфули — рациональное потребление ресурсов. Во время избирательной кампании он объявил, что в случае победы не будет праздновать назначение, а направит деньги на нужды страны. Девиз Магуфули емок и строг — здесь только работа.


Чем еще живет Танзания? 


Наряду с туризмом основным заработком государства являются сельское хозяйство и добыча полезных ископаемых. Географически Танзании очень повезло с землей. Красная почва, удобренная пеплом из потухших вулканов, хорошо насыщена железом. Урожай с такого грунта можно собирать четыре-пять раз в году. 


Из ходовых природных ресурсов в стране нет разве что нефти. А золото и вовсе валяется под ногами. «Один мой друг копался у себя в огороде и наткнулся на золотую жилу», — приводит пример Мария. Также здесь добывают танзанит. Этот драгоценный камень более хрупок, чем алмаз, и ценится за свою редкость. Его месторождения есть только в Танзании.


Именно танзанит чаще всего покупают туристы в качестве сувенира. Правда, делать это лучше не на улице, а в ювелирном магазине, чтобы избежать проблем на таможне. Еще из Танзании в Россию охотно везут кангу (китенге), хлопковые ткани с африканским узором. Наконец, на память можно приобрести картины в стиле тингатинга, маски или скульптуру народа Маконде.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...