St
Вакцина от идиотизма
Из-за того, что россияне отказываются от прививок, существует угроза эпидемии

Вакцина от идиотизма

Из-за того, что россияне отказываются от прививок, существует угроза эпидемии

Коллаж: © Daily Storm

Семилетняя Маша была обычным ребенком. Ходила в школу, любила рисовать и смотреть мультфильмы в YouTube. Осенью прошлого года она внезапно почувствовала себя нехорошо. Поднялась температура, и мама решила оставить девочку дома. Пусть отлежится. Дали жаропонижающее, укутали в одеяло. Ничего необычного. Но лучше не стало.


Когда ребенка осмотрел вызванный через несколько дней фельдшер скорой помощи, он предложил направить Машу в областную больницу. Там специалисты, там более точно поставят диагноз, а так — может, грипп, может, ангина сильная. Мало ли что ребенок мог подцепить в детском коллективе. Повезли.


Провели осмотр, сделали анализы — дифтерия. Состояние запущенное. Токсин уже связался с тканями. Ввели иммуноглобулины. Уже понимая, что опоздали.


Кардиологи, реаниматологи... Сутки, вторые, третьи... Электрокардиограмма все хуже. Давление падает. Остановка сердца. Завели. Вторая. Вернули. Третья… Все.


Мнимое затишье


Наше благостное спокойствие относительно инфекционных заболеваний напрямую зависит от одного фактора. Количества привитых детей в конкретном месте и в конкретное время.


Почему именно дети? Потому что в большинстве случаев они находятся в коллективах. Детский сад, школа, университет. Это все большие скопления народа и благоприятная среда для вспышки заболевания. Один подхватил, чихнул — и понеслась. Через неделю половина учеников слегла, заразила родителей, те притащили инфекцию на работу и — привет, эпидемия!


На сегодняшний день есть прививки, которые введены в национальные календари прививок, существующие во всех странах. Они формируют так называемый коллективный иммунитет. Если никто не болеет, а большинство детей прошло вакцинацию, то вероятность того, что внезапно случится эпидемия, сводится к минимуму.


Инфекции, которые удалось обуздать с помощью вакцины, называют вакциноуправляемыми. Их можно разделить на две категории: смертельные (дифтерия и столбняк) и социально опасные (корь, ветрянка, грипп, гепатиты, туберкулез и другие).


Если со смертельными все понятно, то социально опасные инфекции только на первый взгляд кажутся безобидными. От гриппа, к примеру, ежегодно умирает несколько миллионов человек по всему миру. Болезни не ушли, не побеждены, не исчезли — им просто не дают разрастись. Стараются по крайней мере.


С 2011 года благополучную Европу, и нас вместе с ней, сотрясает эпидемия кори. Эпидемия, о которой не трубят в новостях.


undefined
Коллаж: © Daily Storm

Несколько десятков тысяч человек заразились, и несколько сотен погибли от этой заразы. Если взять общее количество живущих на европейской части континента, это, пожалуй, действительно не много. Но сотни погибших — от болезни, от которой есть прививка. Сложно представить.


Началось все с вынужденной иммиграции. В матушку Европу хлынул поток беженцев из стран с низким процентом привитых. Они привезли инфекции с собой или заразились на месте. Заболели. А как иначе? Если ты заразился и у тебя нет иммунитета, ты болеешь, а уж дальше как повезет.


Лекарства от кори не существует. Лечат только симптоматику. К примеру, если у вас развилась коревая пневмония, то лечат ее, а причина — сама болезнь — остается, пока организм наконец с ней не справится и не выработает иммунитет. Ну или не сдастся.


Свобода от здравого смысла


На руинах, оставшихся от советского здравоохранения, сидят люди с плакатами. На одних — призыв к поголовной вакцинации, на других — заявления о вреде прививок. Люди смотрят друг на друга уставшими глазами. Они ждут. Ждут, пока болезнь их рассудят. И все бы ничего, только ставка в этом ожидании — жизнь.


Поколение свободолюбивых граждан, дорвавшись до демократии, решило, что наступила свобода. Свобода от всего, в том числе и от прививок. В законе же прописано, что вакцинация — дело добровольное. Ну вот.


Простая статистика. Дифтерия. Смертельное заболевание. В 1990 году, пока еще Совок не развалился, Минздрав давал информацию о четырех случаях заражения на территории Союза. В 1993-1994-м эта цифра выросла до 48 тысяч — летальные исходы заболевания тоже фиксировались.


Дифтерийный токсин бьет по сердечной мышце. Останавливается сердце. Трое суток, и человек погибает. Даже если начата антибактериальная терапия, но не начато введение иммуноглобулина — три дня. Потом все.


А все потому, что люди начали массово отказываться от вредных, по их мнению, прививок.


Сейчас ситуацию удалось выправить. Роспотребнадзор заявляет о 65-70% привитых детей. Но насколько эти цифры чисты? Сколько в них приписок?


Плюс дифтерией болеют и взрослые. Иммунитет после прививки от дифтерии и столбняка держится 10 лет. Затем нужна ревакцинация. А у нас в 90% случаев последние прививки делаются лет в 14 в школе. Потом — никакого контроля.


По статистике, каждый средний 35-летний россиянин, скорее всего, пропустил уже две ревакцинации. Если только ему не повезло быть медработником или служить в ФСБ. Там обязывают сотрудников проходить ревакцинацию и следят за этим. В последнее время учителей стараются тоже подтолкнуть к регулярным прививкам, потому что те постоянно контактируют с детьми. Остальные — как получится.


Менять закон и вводить обязаловку власть не может, да и не хочет. Все-таки демократическое общество. Пойти по пути европейских коллег и наказывать население рублем за отсутствие прививок пока не представляется возможным — взять с наших зарплат особо нечего, а в Европе с зажиточных рантье вполне.


undefined
Коллаж: © Daily Storm

Как это работает? Если ребенок подхватит заразу, от которой есть прививка, но она не была сделана, все расходы на лечение, включая интенсивную терапию и реанимацию, оплачивает халатный родитель. Это бешеные деньги. В Москве сутки, проведенные в реанимации, могут легко обойтись в 100 тысяч рублей, а в этом отделении можно проваляться и месяц.


Дешевле привиться. Конечно, к беженцам толерантные европейцы такие финансовые санкции не применяют. В итоге те просто болеют. Чем больше болеют, тем больше тяжелых случаев. Чем больше тяжелых случаев, тем больше смертей.


Твои права заканчиваются там, где начинаются права другого человека. Если ты, как источник инфекции, можешь быть потенциально опасен для других граждан, то ты виноват. Ну или в случае с детьми — родитель виноват.


Ведь даже ветряная оспа, которую принято считать абсолютно безобидным заболеванием, до сих пор находится в национальном календаре прививок в развитых странах не просто так. Как осложнение у нее могут быть те же самые пневмонии и ветряночные энцефалиты с сильнейшим поражением мозга.


В России от ветрянки не прививают. Отечественной вакцины нет в природе, а европейская дорога. Прививаются только те дети, родители которых выразили согласие. Добровольно. В соответствии с буквой закона и здравым смыслом.


Как работает вакцина?


Любое чужеродное тело, будь то вирус или бактерия, попавшее в наш организм с пищей, через легкие, кровь или как-то еще, называется «антиген». К нему тут же устремляются лимфоциты. Они определяют конфигурацию антигена и начинают работать над производством антител. Чтобы блокировать чужаку возможность размножаться и поразить весь организм. На каждую инфекцию вырабатывается свое индивидуальное антитело и формируется иммунитет..


Когда в организм снова попадет та же инфекция, то выработанные антитела тут же ее блокируют, не давая выделять токсины, которые, собственно, нас и убивают. Это так называемый активный иммунитет. Наш организм сам выработал эти антитела, сам поборол инфекцию.


Вакцины бывают нескольких видов:


·     Живые: содержат ослабленные вирусы или бактерии. Заболеть от них нельзя, они слишком ослаблены;

·     Инактивированные: содержат убитые лабораторно вирусы и бактерии или же вообще только их фрагменты, по которым лимфоциты могут определить «врага» и начать выработку антител.


Живые вакцины используют во всем мире, в том числе у нас. Чаще всего потому, что «неживую» сделать просто не удается. Это технологическая проблема, а не прихоть.


Корь. Живая. Других нет.

Краснуха. Живая. Других нет.

Паротит. Живая. Других нет.

Ветряная оспа. Живая.

Полиомиелит. В России живая. Запад перешел на инактивированную.

Туберкулез. Живая. Более того, она сделана из штамма бычьего туберкулеза, а не человеческого. Человеческий оказался настолько сложным и тяжелым, что на его основе вакцину сделать пока не удалось.

Ротавирусная инфекция. Живая. Отечественного аналога нет. На разработку денег не выделяется.

Остальные вакцины — инактивированные.


Проходить вакцинацию для выработки активного иммунитета лучше всего в плановом режиме, по календарю прививок.


undefined
Коллаж: © Daily Storm

Но если, например, вы точно знаете, что контактировали с носителем инфекции кори, краснухи, паротита, ветрянки и это случилось не более трех дней назад, вам можно делать прививку. Заболели вы или нет — не важно. У этих инфекций инкубационный период около трех недель, и если привиться в первые три дня, иммунитет успеет сформироваться.


Если позже, то могут пойти осложнения. Вы заболеете сильнее, чем могли бы. Но болеть будете только тем, что подцепили. Если вы заразились краснухой, то заболеете ей, а не ветрянкой, от которой вас привили в инкубационный период.


То же самое при беременности. Противопоказание есть только по поводу прививки от краснухи. Там 100%-ое прерывание беременности по медицинским соображениям. Остальные вакцины можно использовать. Огромное количество женщин во всем мире прививается, еще даже не зная, что беременны, и все у них хорошо.


Вакцины, за исключением краснухи, не оказывают повреждающего действия на плод. Даже живые вакцины, сделанные во время беременности, не являются показанием к ее прерыванию. Дети рождаются здоровыми.


Бывает так, что человек оказывается невосприимчив к вакцине. Неиммунных граждан 5-7% населения. Почему так происходит— ответа нет. Лейкоциты не вырабатывают антитела. Даже после того, как переболеешь. Тогда при контакте с возбудителем ты снова заразишься. Или нет— если ты живешь за счет коллективного иммунитета. В среде, где все привиты и не болеют.


Есть еще пассивный иммунитет. Когда пациенту по какой-то причине не была сделана прививка, а он контактировал с возбудителем или существует риск заражения столбняком из-за возможного попадания в рану грязи, тогда вводятся чужие человеческие антитела к этой инфекции. Их еще называют «иммуноглобулины».


Иммуноглобулины в разы опасней вакцины. Если говорить об анафилактическом шоке как немедленной аллергической реакции на введение вакцины, то это один случай на два миллиона. Анафилактических реакций на введение иммуноглобулина — одна на сто тысяч.


Организм пациента может их воспринять как угрозу, в итоге будет бороться сразу на два фронта — и с инфекцией, и с чужими антителами. Никто не любит баловаться с иммуноглобулинами: человек может просто умереть. Кроме того, чужих антител может и не хватить для успешной борьбы. Своя «армия» все-таки надежней «наемной».


Противники вакцинации


Поборники отказа от вакцинации довольно консервативны. Список причин, по которым они не прививаются сами и не позволяют прививать своих детей, известен давно.


Вакцинация – это тайная чипизация населения.

Я живу без прививок и не болею.

Прививки придумали инопланетяне.

От прививки можно заболеть.

Прививку придумали американцы — а это нехорошо.

В Священном Писании ничего про прививки не говорится.


Спорить бесполезно.


Классика жанра. «Я вчера сделал прививку, а сегодня у меня температура 40, и я попал в больницу». Кто виноват? Конечно же прививка. Никто не смотрит на диагноз. На наслоение факторов. Человек потолкался в очереди с больными детьми. Что именно и в какой момент подцепил — не ясно, но виновата прививка — 100%.


АКДС — комбинированную вакцину против дифтерии, столбняка и коклюша — обвиняют во всех неврологических нарушениях, которые регистрируются у детей. В том числе и в ДЦП (детский церебральный паралич).


До трех месяцев младенец только и делает, что ест, спит да какает и рассказать, что с ним и как, не может. В три месяца ему делают АКДС. В четыре месяца у малыша ни с того ни с сего начинаются судороги. Маму с ребенком везут в районную больницу, в областную, там делают МРТ, которая показывает нарушения в работе головного мозга. Ставят диагноз «перинатальное поражение ЦНС». В год подтверждают ДЦП.


От чего ДЦП у ребенка развился, по мнению мамы? От прививок!


undefined
Коллаж: © Daily Storm


Давайте по-честному. Здравоохранение в России в плачевном состоянии. Все эти оптимизации привели к тому, что у населения нет грамотных специалистов в свободном доступе. Москву и Питер отбрасываем. Берем только Россию.


В лучшем случае где-то на селе стоит бездействующий фельдшерско-акушерский пункт, в который раз в неделю приезжает фельдшер. К любому узкому специалисту нужно ехать 60-70-100-300 километров.


Маме ни фельдшер, ни специалист ничего не объясняют. Не принято в нашей медицине считаться с пациентом еще со времен СССР. Мама уверена, что все беды с ее маленьким — от прививок. Уверена, что своими собственными руками отнесла ребенка к врачу, который убил его. Ей никто не объясняет, что он таким родился. Что это порок развития. Человек мучается годами, буквально сходит сума и пишет в интернете свои мысли, которые сводятся к тому, что прививки = смерть.


Таких случаев — вагон и маленькая тележка. Но размышлять о том, стоит делать прививку или лучше потерпеть, может только здоровый человек. Больной обычно жалеет, что не сделал.


Любая инфекция — это внешняя агрессия для нашего организма. Захватчик приходит для того, чтобы уничтожить. У него нет сожалений, он не сомневается, в отличие от человека. 


Если вы встретитесь с летальной инфекцией без иммунитета, то, скорее всего, погибнете или останетесь инвалидом на всю жизнь.


Если вы везунчик по жизни, то переболеете в легкой форме и получите свой иммунитет, после того как выздоровеете.


Прививка даст вам его просто так. Практически без риска. День-два температуры или местная аллергическая реакция на одной чаше весов против смерти и инвалидности — на другой.


Жить без прививки — все равно что разгуливать беззащитным по минному полю. Как долго это у вас получится?


P.S. История про Машу в начале статьи — выдуманная. Но эта фантазия родилась из рассказов врачей, терявших своих маленьких пациентов из-за дифтерии.