St
Глава торгово-промышленной палаты Уганды: Мы хотим работать с Россией напрямую, без посредников
Олив Кигонго — о российском присутствии в Африке, семейном бизнесе и бода-бода

Глава торгово-промышленной палаты Уганды: Мы хотим работать с Россией напрямую, без посредников

Олив Кигонго — о российском присутствии в Африке, семейном бизнесе и бода-бода

Коллаж: © Daily Storm

Форум «Уганда Экспо», который проходит в эти дни в Москве, посетила президент Национальной торгово-промышленной палаты Уганды Олив Кигонго. Она занимает этот пост на протяжении почти двух десятилетий — с 2002 года. Daily Storm узнал у Олив Кигонго, какие российские компании ждут в Африке, безопасно (во всех смыслах) ли иностранцам работать в Уганде и пользуется ли президент НТПП мототакси для бедняков.


— Российский бизнес интересуется Угандой, хотя, как выясняется (по словам представителя Торгово-промышленной палаты РФ, торговый оборот между странами — всего 74 миллиона долларов) о гигантских объемах речи не идет. В каких сферах получается взаимодействовать успешнее всего? И у кого?


— Так с ходу сложно назвать российские компании, которые работают в Уганде. Но если говорить о сферах деятельности — это энергетика и информационные технологии («Хевел» Виктора Вексельберга интересовался проектами в сфере возобновляемой энергетики, а «Русгидро» — поставками оборудования для строительства ГЭС. — Примеч. Daily Storm).


undefined
Фото: © facebook.com / Paulina Zlato

— Увеличивается присутствие?


— Ну вы же все сами слышали... Но мы хотим, чтобы российских компаний стало больше, — именно поэтому мы здесь. Пока бизнесмены не проявляют какой-то особенной активности и заинтересованности. Я имею в виду частный сектор. И «Уганда Экспо» должен дать толчок к росту.


— Почему так происходит? В чем проблема?


— Реальных проблем нет. Просто недостаток информации. Во многих странах, и в России тоже, думают, что в Африке много проблем. Но это не так. Уганда сейчас — одна из самых стабильных и безопасных стран в мире.


— Сейчас Россия наращивает присутствие в Африке. Что в Уганде об этом думают? Как-то обсуждают?


— Мы пока не чувствуем. Во всяком случае, в частном секторе. Прямого взаимодействия между странами мало. Например, поставки кофе. В Россию идут угандийские зерна, но не напрямую, а через посредников — через третьи страны. И традиционное взаимодействие — через учебу. Очень много угандийских студентов едут в российские вузы.


undefined
Фото: © facebook.com / Davis Nsimbe

— Для них это бесплатно?


— Да, разумеется. Государство за все платит.


— Когда я был в Уганде, то встречал семьи, где родители откладывали буквально все деньги на учебу для детей.


— Это на высшее образование. Среднее у нас полностью бесплатное для всех. Но если у ребенка высокие оценки, то он может получить спонсорскую помощь от государства и на высшее образование.


— Российские студенты тоже могут приехать в Уганду?


— Разумеется! Вы были у нас в стране? Расскажите, чего, на ваш взгляд, не хватает.


— Навигации. Очень сложно ориентироваться в больших городах. Приходится полагаться на помощь местных — брать бода-бода (местное угандийское мототакси; у многих иностранцев, работающих в Уганде, в контрактах даже специально прописывают запрет на использование бода-бода. — Примеч. Daily Storm), просить отвезти в нужную тебе точку и надеяться, что вы друг друга правильно поняли.


— Сейчас стало лучше. Поверьте — все меняется к лучшему.



— А вы сами ездили на бода-бода?


— Конечно! Все пользуются бода-бода. Особенно студенты — и вообще вся молодежь. На дорогах бывают страшные пробки, и тогда бода-бода — это единственный выход.


— Вы уже много лет возглавляете Торговую палату Уганды. Расскажите о себе — как у вас получилось достичь вашего положения.


— О себе… Прежде всего я — мать. У меня пятеро детей. Начинала с того, что занималась семейным бизнесом — гостиничным — и еще фермерством. И так постепенно дошла до того, что возглавила Торговую палату. И теперь работаю. Приезжайте обязательно в Уганду.


Загрузка...