St
«Иранский фактор выходит на первый план»: почему дорожает нефть
close
«Иранский фактор выходит на первый план»: почему дорожает нефть

«Иранский фактор выходит на первый план»: почему дорожает нефть

Цены на нефть пробили максимальные показатели 2014 года. Их толкают вверх решение Трампа по Ирану и кризис в Венесуэле

Фото: © GLOBAL LOOK press/Christian Ohde
Фото: © GLOBAL LOOK press/Christian Ohde

Президент США Дональд Трамп объявил о выходе страны из ядерной сделки с Ираном и добавил, что против этого государства будут введены «санкции самого высокого уровня». После этого цены на черное золото подскочили до максимумов за 3,5 года, нефть марки Brent подорожала на 2% — до 77,5 доллара за баррель. Такая ситуация позволяет наполнить российскую казну дополнительными нефтяными доходами (бюджет страны готовился из расчета 43 доллара за баррель). Но эксперты предупреждают, что рост цен на нефть не будет долгим, да и текущий уровень длительное время сохраняться не сможет.


Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник считает, что цена может подняться еще выше, пробив стоимость 80 долларов за баррель.


«Порядка 80 долларов (за баррель. — Примеч. «Шторма») мы можем увидеть уже во втором квартале (апрель-июнь). Настроения бычьи, есть очень много открытых фьючерсных позиций на то, что нефть будет стоить 80», — говорит собеседник. При этом, по его словам, факторов, которые могли бы сдерживать рост цен на нефть, нет.


«Все уже забыли о сланцевом буме США. Сейчас он почти не учитывается. Лишней нефти на рынке нет. А поскольку нет нефти и спрос на нее большой, вот и цена высокая», — объясняет Пасечник.


Финансовый директор консалтинговой компании «Элискит» Нарек Авакян считает, что ситуация вокруг Ирана продолжит влиять на мировые цены на нефть в ближайшие месяцы.


«Цена может подняться на 5-10 долларов за баррель. За 80 она однозначно уже уйдет. Но цена на этом уровне продержится, вероятно, недолго, потому что добыча в Штатах будет расти. Несколько месяцев — полгода цена может подержаться на таких уровнях, потом начнет плавно снижаться. Драматического падения мы не увидим», — считает Авакян.   


Доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС Сергей Хестанов уверяет, что цены на нефть уже достигли максимальных показателей и вверх не пойдут.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Ahmad Halabisaz

«То, что происходит сейчас, — это психологическая реакция рынка. Она отражает не столько реальность, сколько ожидания. Реальную ситуацию мы увидим много позже. Даже после формального введения санкций потребуется еще как минимум квартал для понимания», — объясняет Хестанов. Он отмечает, что Евросоюз уже отказался поддержать демарш Трампа против Ирана. Кроме того, «звучали заявления о возможной подаче иска в ВТО, что как минимум затянет дело на несколько лет. Если же санкции все-таки будут введены, следует ожидать повышения цены нефти на мировом рынке примерно на 5 долларов за баррель. Существенных последствий для мировой экономики это не вызовет», — добавил собеседник.


Для самого Ирана, по мнению опрошенных «Штормом» экспертов, введение санкций может грозить вынужденным сокращением добычи нефти на миллион баррелей в сутки.


«В 2016 году, когда США сняли санкции с Ирана, страна резко нарастила добычу. Буквально через полгода Иран увеличил экспорт примерно на миллион баррелей в сутки — до 2,5 миллиона. Этот же миллион баррелей теперь оказался под угрозой исчезновения», — подчеркивает Нарек Авакян. По его словам, игроки опасаются, что профицит, наблюдаемый на рынке в последние годы, может смениться дефицитом.


В Саудовской Аравии (страна является одним из крупнейших экспортеров нефти в мире) пообещали не допустить дефицита на мировом рынке нефти в случае введения санкций против Ирана. Сергей Хестанов считает, что страна может заместить поставки Ирана своим экспортом.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/BAO

Авакян предполагает, что нарастить поставки при сокращении экспорта Ираном могут США (претендуют на лидерство по добыче нефти в мире), Канада и ряд азиатских стран.


Латиноамериканский фактор


Эксперты отмечают, что рост котировок на нефть зависит и от продолжающегося кризиса в Венесуэле. Страна, экономика которой напрямую зависит от цен на нефть, в последние годы катастрофически сокращала объемы добычи черного золота. Из-за этого уменьшался экспорт Венесуэлы — на мировом рынке оказалось меньше нефти.


За последние годы страна стала добывать в два раза меньше нефти. По данным международного энергетического агентства S&P Global Platts, добыча в Венесуэле в прошлом месяце упала до 1,41 миллиона баррелей в сутки. Это примерно на полмиллиона баррелей меньше, чем в аналогичный период прошлого года (максимально низкий показатель за последние несколько десятков лет). При этом уровень инфляции в стране за последний год превысил 4000%.


Нарек Авакян уверен, что ситуация в Венесуэле будет только ухудшаться. По его мнению, США введут против страны санкции, если новым президентом снова станет Николас Мадуро (выборы пройдут 20 мая).


«Мадуро ведет не совсем адекватную политику: с одной стороны, он резко сокращает добычу, а с другой — закрывает экономику по типу латинского варианта Северной Кореи. В таких условиях вряд ли можно рассчитывать на свободные выборы. Мадуро будет пытаться ограничить конкурентов и сделает все, чтобы переизбраться. США в такой ситуации будут вводить санкции. И я не исключаю, что эти ограничения будут поддержаны даже Китаем и Россией, которые потеряли в Венесуэле очень серьезные деньги».