St
Анатолий Марчевский: Росгосцирк давно порабощен людьми, у которых все за деньги
Скандал в Екатеринбургском цирке достиг апогея: на работу приходят сразу два директора — старый и новый

Анатолий Марчевский: Росгосцирк давно порабощен людьми, у которых все за деньги

Скандал в Екатеринбургском цирке достиг апогея: на работу приходят сразу два директора — старый и новый

Коллаж: © Daily Storm Фото: © www.e1.ru

В знаменитом Екатеринбургском цирке наступили темные времена: каждое утро сюда на работу приезжают сразу два руководителя. Один, Александр Авраменко, назначенный врио директора осенью этого года, и второй — отстраненный от должности по обвинению в мошенничестве и халатности Анатолий Марчевский, отдавший учреждению ни много ни мало четверть века. Сталкиваясь в коридоре, они лишь молча кивают друг другу и... расходятся по разным кабинетам. «Я не уйду, — говорит Марчевский в беседе с Daily Storm. — Буду бороться, и делаю это не ради себя, а ради коллектива, который может остаться на улице».


О том, что бессменный руководитель Екатеринбургского цирка, клоун Анатолий Марчевский может потерять свое место, начали говорить еще два года назад. Руководство федерального казенного предприятия «Росгосцирк» вдруг засомневалось, что тот ведет финансовые дела так, как прописано в договоре: ведь заработанные от проката программ средства должны были уходить в Москву, однако часть их якобы терялась.


Тогда уволить Марчевского не получилось — контракт с ним был бессрочным. Попробовали сейчас, решив попросту упразднить его должность. Мол, уральский цирк давно не готовит представлений — зачем же ему худрук? Однако артист продолжает приходить на работу. Срок его полномочий истекает лишь в конце декабря, а значит, у него еще есть время побороться.


На 14 декабря назначено обсуждение конфликта в Общественной палате Свердловской области. К участию приглашены и силовики, и федеральный минкульт.


— Анатолий Павлович, расскажите, как развивается эта ситуация сейчас?


— Пока все остается на том же этапе, но стало заметно больше поддержки со стороны общественности, которая тоже не понимает, что происходит. Цирк всегда считался лучшим, и при этом за все 25 лет, которые я в нем работаю, мы не взяли из бюджета ни единого рубля, выживая исключительно за свой счет: и гостиницы у нас были самые лучшие, и кровлю мы сами меняли, и мебель покупали... Но если никаких нарушений нет, почему должность директора вдруг сокращается? Или это такая лазейка, чтобы избавиться от неугодных?


undefined
Анатолий Марчевский Фото: © www.e1.ru

— Как Вы думаете, кому могли перейти дорогу?


— Просто я стою на государственной позиции, а она такая: цирк относится к культуре, а не к шоу-бизнесу. Это как с театрами. Они должны быть доступными, заниматься воспитанием и находиться под защитой государства. Потому что искусство — это не когда думают о прибыли! Это прежде всего духовность.  


— А на что нацелены люди, которые пытаются прийти к власти? 


— Их подход абсолютно негосударственный. Вот сократили штат: из 300 работавших у нас сотрудников оставили только 88. Людей выбросили на аутсорсинг и оставили без соцпакета; у них теперь ни больничных, ни идущего стажа — в любой момент времени они окажутся на улице.

При этом зарплату сократили до прожиточного уровня, а объем работы, наоборот, увеличили в три раза. Разве это не попытка сделать все, чтобы здесь было выгодно работать частному лицу?


— Как они это обосновали?


— Никак. У них есть юридическое право самим определять свои действия. Я говорю: «Скажите, какими нормативными актами определяется фонд зарплат?» Ответа нет. Спрашиваю: «Разве заработная плата не должна определяться с учетом региона?» Тишина. Человек, работающий в культуре, в среднем получает 36 тысяч рублей в месяц. Это у нас, на Урале. А в цирке — всего 12 400 рублей. Как они рассчитывают после этого с людьми договариваться? При помощи угроз? Они, кстати, так и делают: не нравится — уходите.


Люди отработали в цирке по 20 лет. Он давно стал их домом. Они служили ему верой и правдой. А эти: «С улицы наберем!» Гастарбайтеров, наверное.


Я же считаю, что должен быть диалог. Фонд зарплаты должен формироваться на основе хотя бы средних показателей региона, штатное расписание — по нормативам. Если положено, чтобы работали 12 гардеробщиков, их никак не может быть восемь. Зрителям что, час стоять ждать, пока им повесят пальто? Но нет, так выгодно прокатчику. А кто этот прокатчик? Частное лицо, то же самое руководство Росгосцирка. Там все в этом заинтересованы. Хотя... как — все?.. три человека, которые его поработили. Может быть, субъективно звучит, но это мое мнение. 


undefined
Екатеринбургский цирк Фото: © wikipedia.org / Владислав Фальшивомонетчик

— А можете назвать этих трех человек по именам?


— Могу, конечно, но лучше не сейчас.


— Хорошо. Скажите, а правда, что в цирке два директора — вы и Авраменко? Разговариваете?


— Нет, не разговариваем. А о чем?! Или драться нам, что ли? В конце концов, это государственное учреждение, и пусть Министерство культуры само определяет, кому из нас отдать приоритеты. 


— Неужели даже не здороваетесь?


— Ну, как: киваем друг другу. Я же понимаю, что он ничего не решает, а решения принимаются руководством Росгосцирка. Что ему говорят, то он и делает. Он же тоже засланный — человек, который до невозможности запустил Самарский цирк, был уволен, а теперь вдруг стал считаться профессионалом. Антикризисным управляющим! А другой, с уголовным прошлым, теперь отвечает у нас за экономическую безопасность. Как говорится, скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты.


— Вы говорили, что Вас все поддерживают. Кто эти люди?


— Это и ветераны, и педагоги, и огромное количество артистов. Позвоните любому — и все скажут, что они за Марчевского. Именно поэтому я не собираюсь сдаваться, иначе это будет предательством по отношению к тем, кто в меня верит. Не сдаваться — вот что сейчас важно, потому что это наша последняя надежда. Цирк не должен превратиться в прокатную площадку железнодорожного вокзала! 


— А если до конца декабря ничего не решится...


— Будем думать, будем советоваться, добиваться правды. При этом все это будет в рамках законодательства. Никаких забастовок, никаких акций протеста — я категорически против таких поворотов. 


Завтра (14 декабря. — Примеч. Daily Storm) нашу ситуацию обсудят на заседании Общественного совета, потому что точка кипения уже достигнута. Народ хочет знать правду, а грязные обвинения в мой адрес не подтверждаются. Я отдал цирковой системе 55 лет жизни, и мне не все равно, что будет дальше. 


А перестановки — они сейчас всюду. Уволен лучший дрессировщик медведей Иван Яровой. Уволен дрессировщик домашних животных Артемов. Уволен Корнилов; он занимается слонами. При этом репетиции проходили при температуре 13 градусов, что для таких животных абсолютно недопустимо. Зато — привезли слонов из-за границы! Их прокатывает частное лицо. Где логика? Я уже не говорю о том, как обошлись с лучшим конным цирком Тамерлана Нугзарова, который в свое время получил госпремию. Сейчас ставится вопрос о его расформировании. Куда мы катимся?!


— То есть борьба продолжится? 


— Конечно! Права коллектива Екатеринбургского цирка должны быть восстановлены, потому что никто никому не давал права так относиться к людям. Культуру нельзя переводить на деньги, как не переводят на самоокупаемость школы, больницы и библиотеки. Будем бороться и продолжать говорить правду!