St
Арт-группа «Война» обратилась к детскому омбудсмену Анне Кузнецовой с просьбой о срочной эвакуации из Германии
После исчезновения мужа беременная Наталья Сокол с тремя маленькими детьми живут в брезентовой лодке undefined

Арт-группа «Война» обратилась к детскому омбудсмену Анне Кузнецовой с просьбой о срочной эвакуации из Германии

После исчезновения мужа беременная Наталья Сокол с тремя маленькими детьми живут в брезентовой лодке

Как стало известно «Шторму», 12 февраля участница арт-группы «Война» Наталья Сокол обратилась к детскому омбудсмену Анне Кузнецовой. В официальном обращении на сайт уполномоченного по правам ребенка Сокол попросила оказать содействие в «эвакуации из Германии» и возвращении на родину.


Она написала, что не может вернуться в Россию из-за уголовного дела, «сфальсифицированного» в отношении нее и Воротникова и связанного с их участием, в частности, в акции «Дворцовый переворот». Сокол отметила, что это дело четырежды закрывали по реабилитирующим обстоятельствам, однако в 2016 году возбудили в пятый раз. 


Другая сложность, по словам Сокол, состоит в том, что ее паспорт, водительские права, удостоверение сотрудника МГУ и документы на старшего сына были изъяты в 2010 году в Москве и до сих пор не возвращены. Она пояснила, что все это вкупе с заочным арестом и объявлением в розыск не позволило зарегистрировать второго ребенка, родившегося в 2012 году. У третьего ребенка — только сертификат о рождении, выданный в швейцарском Базеле в 2015 году. Таким образом, российское гражданство есть лишь у старшего сына Воротникова и Сокол — Каспера Ненаглядного.


«В Берлине, где находимся сейчас, мы не имеем места жительства и вынуждены ютиться в лодке без электричества, отопления, воды, туалета и, в силу отсутствия у нас легального статуса, без средств к существованию. Вдобавок мой муж пропал 27 января с.г. после полицейской облавы, и с тех пор у меня нет никаких сведений о нем. Мои попытки найти здесь юридическую помощь или привлечь внимание общественности безуспешны», — написала художница (текст заявления есть в распоряжении редакции).


Фото: © facebook.com/kozavoina

Воротников действительно исчез 27 января после того, как полиция попыталась задержать художников, самовольно занявших одно из жилых помещений в Берлине. Сокол пыталась выяснить, где он находится и даже ходила в тюрьму «Моабит», чтобы передать продукты. Однако там отказались принимать в качестве «передачки» ногу косули. Журналистка Олеся Герасименко, по словам Сокол, переслала в «Моабит» на имя Воротникова 10 евро, деньги не вернулись. Из этого можно сделать вывод, что художник все-таки находится в тюрьме.


Сейчас в эмигрантских кругах Берлина активно обсуждают возможность обращения в службу опеки, которая может отобрать у Сокол детей и передать их в специализированное учреждение. По мнению русскоязычной интеллигенции, дети не могут нормально развиваться, живя на улице, обучаясь воровству и другим криминальным ремеслам и усваивая от родителей «токсичное крымнашистское» мировоззрение. 


Воротников и Сокол шесть лет живут в Европе на нелегальном положении, так как не хотят обращаться за политическим убежищем. 


Фото: © facebook.com/kozavoina

Сокол рассказала, что московские знакомые передали ей небольшую сумму через увлеченного современным искусством врача Дмитрия Холланда, однако тот предпочел оставить эти средства себе.


Воротников и Сокол всегда вели антиобщественный образ жизни, возводя отказ от использования денег в ранг морального императива. Они воровали в том числе премиальные продукты, дорогую технику и дизайнерскую одежду, приучая к тому же своих малолетних детей. Это не вызывало раздражения у окружающих до тех пор, пока художники не начали декларировать свои пропутинские взгляды.


В конце 2000-х «Война» провела несколько громких акций, одна из которых в 2011-м была удостоена государственной премии «Инновация».


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...