St
Приехал барин Мединский и начал распоряжаться
close
«Барин приехали!»

Приехал барин Мединский и начал распоряжаться

Путина просят спасти Российскую национальную библиотеку от «распоясавшегося главы Минкульта»

Фото: © GLOBAL LOOK press/Konstantin Kokoshkin/Panoramic
Фото: © GLOBAL LOOK press/Konstantin Kokoshkin/Panoramic

Петербургский Общественный комитет спасения Публичной библиотеки написал открытое письмо Владимиру Путину с просьбой спасти Российскую национальную библиотеку от Мединского. По мнению авторов письма, одобренная им концепция развития старейшего книгохранилища России — это «концепция его убийства», и дальнейшие действия министра приведут к печальным последствиям. «Шторм» узнал, чем все это может закончиться и как это предотвратить.


Концепция развития Публички была утверждена 9 февраля на выездной коллегии Минкульта при личном участии его главы. Согласно одному из пунктов документа, исторический корпус на площади Островского ждет «ремонт, реставрация и приспособление к современному использованию». В связи с этим возникают несколько вопросов: о каком современном использовании может идти речь, если здание – памятник архитектуры? И куда денут книги — а это миллионы экземпляров? Может, их сразу выбрасывать или сжигать?! 


Возмущение достигло такой точки кипения, что общественники пошли на крайние меры. «В том случае, если Вы, господин Путин, не остановите распоясавшегося главу Минкульта, вознамерившегося фактически уничтожить Российскую национальную библиотеку, — пригрозили они, — мы оставляем за собой право призвать петербуржцев и всех россиян не голосовать за Вас как за кандидата в президенты РФ 18 марта 2018 года». 


Вообще, эта история началась несколько лет назад, когда Мединский назначил директором питерской Публички Александра Вислого, до этого руководившего Российской государственной библиотекой в Москве. Тут-то и пошли разговоры о возможном объединении двух книгохранилищ: при этом РНБ светила незавидная участь стать этаким провинциальным филиалом столичной РГБ. 


undefined
Фото: © Агентство Москва/Зыков Кирилл

«Конечно, это вызвало возмущение и профессиональной библиотечной общественности, и города. Были письма в правительство, в Минкульт и известных горожан, и Пушкинского дома, и научных сообществ, и Комитета спасения РНБ. Были пикеты, отправляли в небо шарики с портретом Вислого: мол, езжай домой, — рассказала «Шторму» один из авторов обращения к Путину, писатель Наталия Соколовская. — Риторика Минкульта изменилась, но идея слияния все это время продолжала вынашиваться — и прежде всего самим Мединским. И вот продолжение».


Как говорит Соколовская, к ней попали аудиозаписи, сделанные одним из коллег. По ее словам, они дают «полное представление, насколько по-барски высокомерно вел себя Мединский». На само совещание пригласили только лояльных, утверждает она, но и на них поведение министра произвело неизгладимое впечатление. 


«Поведение Мединского в отношении нашего города возмутительно. Мединский распоряжается в РНБ как в своей вотчине. Мнением профессионального библиотечного сообщества (исключение — руководство одного вуза с достаточно одиозной репутацией) он пренебрегает, игнорирует его, как и мнение городской общественности. По рассказам очевидцев, три директора библиотек (РНБ, РГБ и Президентской имени Б.Н. Ельцина) сидели в президиуме униженно, как двоечники после проработки, после того как Мединский поинтересовался: «…Какого пинка нужно дать руководителям наших крупных библиотек?» Барский тон этого министра отвратителен», — написала Соколовская у себя в Facebook. 


А вот библиографа РНБ, известного литературного критика Никиту Елисеева больше интересует другое: каким именно образом «баре» собираются переносить книги из исторического корпуса в новый? 


«Баре — потому что они себя так ведут, — объяснил он. — Приехали — и давай указывать! Интересно, что 9 февраля в РНБ вдруг объявили санитарный день, а сотрудников разослали по музеям — наверное, чтобы не мельтешили под ногами и не мешали главному барину. Но ладно, не суть, важнее понять другое. Как этот самый перенос будет осуществляться? В старом здании совсем другая расстановка: каждая книга привязана к определенному шкафу и залу. Там встроенные каталоги. Они что, собираются их выламывать из стен? Как говорит моя дочка Лиза, РЕАЛЬНО ВЫЛАМЫВАТЬ и переносить миллионы изданий из одного корпуса в другой? Если у великого ученого Мединского действительно есть такой план, то библиотека закроется на десятилетия!» 


«Единственная мысль, которая меня успокаивает, что это обычное жульничество, — добавляет библиограф. — И это лучший вариант! Пусть воруют. Пусть уедятся своим баблом, своими бабами и выпивкой, но оставят в покое библиотеку! Знаете, я пессимист, но я целиком и полностью поддерживаю это письмо и воспринимаю его как крик отчаяния!» 


undefined
Читатели на ступеньках Публичной Библиотеки. 1920-е годы. Фото: © vk.com/спасти Публичную библиотеку!

Точно так же — криком, попыткой обратить внимание — считает обращение к Путину и доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Борис Колоницкий. Под этим «криком» он подписался, хотя прекрасно понимает, что одно такое послание ничего не решит. 


«Я не могу оценивать деятельность Мединского в целом, но если говорить про библиотеки, то в этом вопросе он некомпетентен. Его позиция неправильная, неверная, но почему же он не обратится к экспертам? Не посоветуется, не спросит? — искренне недоумевает Колоницкий. — Я считаю эту ситуацию совершенно возмутительной. Мы просто потеряем эту библиотеку». 


Ситуация с РНБ интересна и тем, что обычно тихое книжное сообщество больше не боится в открытую рассказывать о наболевшем, хотя рискует очень многим. В первую очередь — работой. К счастью, находятся и те, кто готов их поддержать. 


«Я не подписывался под этим письмом, но совершенно с ним согласен, — рассказал «Шторму» депутат Заксобрания Петербурга Борис Вишневский. — Ситуация безобразная. Эта концепция обсуждалась у нас еще осенью прошлого года, и от нее не осталось камня на камне, потому что она была ни о чем! Теперь же мы узнаем о каком-то секретном совещании с участием Мединского, где все это вновь обсуждается, но почему-то без людей, которые имеют другое мнение. Я считаю, что принятое решение нужно отменять и проводить новое заседание уже с участием оппонентов, а тревожный сигнал должен быть услышан не только депутатами, но и общественностью». 


Добавим, что против планов, озвученных ставленником Мединского — Александром Вислым — в свое время высказывался писатель, почетный гражданин Санкт-Петербурга Даниил Гранин. Он обратился к Дмитрию Медведеву с просьбой подумать о судьбе РНБ. 


«Мысль о том, чтобы свести к одному два крупнейших библиотечных центра, один из которых представляет научные и культурные традиции Москвы, другой — Петербурга, противоречит основному принципу развития и сохранения культуры, в основе которого лежит само представление о ценности самосознания личности, памяти народа о самом себе и бережного сохранения традиций», — написал он премьер-министру. 


Как считают представители Комитета спасения РНБ, тот призыв к власти по сути стал его духовным завещанием — летом прошлого года писателя не стало. Жаль, что он до сих пор не услышан.