St
Аскольд Запашный: Обидно, что люди считают меня жестоким
Знаменитый дрессировщик рассказал, почему их с братом пытаются выдать за живодеров Коллаж: © Daily Storm

Аскольд Запашный: Обидно, что люди считают меня жестоким

Знаменитый дрессировщик рассказал, почему их с братом пытаются выдать за живодеров

Коллаж: © Daily Storm

31 мая в Государственной думе прошло очередное заседание общественного совета при комитете по культуре. Обсуждали все: и тонкости кинопроката, и мат, но, пожалуй, одна из самых горячих дискуссий возникла по поводу российского цирка и его «зоошизанутых» противников, сделавших модой набрасываться на артистов с обвинениями в живодерстве. «Вот только надо различать, кто есть кто на самом деле! — говорит Daily Storm дрессировщик и худрук Большого Московского цирка Аскольд Запашный. — Зоозащитники — это те, кто действительно беспокоится о животных, а зоошизики — те, кто, прикрываясь благими намерениями, пытается взять их под свой больной контроль. Настоящее имя им — зооэкстремисты».


— Аскольд, во время встречи вы вскользь упомянули, что вам не особо рады на центральном телевидении. Неужели это так?


— Не то чтобы не рады, но не хотят показывать цирк в видеоверсиях. Чтобы сделать этот вид искусства популярнее, мы записываем наши шоу и предлагаем их телеканалам, но куда бы мы ни обратились, практически везде слышим «нет».


— А что говорят?


— Ничего! Что просто неинтересно. Причем неинтересно не в том смысле, что материал плохой, а в том, что там даже не пытаются его посмотреть в силу сложившихся убеждений, что цирк и телевидение — вещи несовместимые. Из каналов, которые готовы об этом говорить, есть лишь «Звезда», где показывают программу «Легенды цирка с Эдгардом Запашным» и освещают фестиваль циркового искусства «Идол», и «Культура». Зато когда происходит что-то резонансное, когда можно попробовать разыскать какую-нибудь грязь, интерес тут же появляется.


— Как вы думаете, в чем причина? Людям так хочется скандалов?


— Есть такая интересная штука, как создание стереотипов и следование им. Например, приходят журналисты, чтобы сделать сюжет, и, видя, как у нас все красиво и современно, вдруг говорят: «А вы знаете, зрители нашего телеканала представляют цирк совсем другим, поэтому надо показать его в том виде, в котором он узнаваем». А это такое балаганное восприятие — рыжие клоуны, собачки, бегающие в жабо, и так далее. Точно так же начинают думать и зрители. Наш цирк кажется им чем-то непотребным.


— И ничего не изменишь...


— Заставить людей поменять мнение можно, лишь дав им достоверную информацию. Но она не доходит — и получается замкнутый круг. Я называю это мультяшным мышлением. Потому что это как с мультиками — смотрят либо только старые советские, либо современные.


Кадр: © «Тайная жизнь домашних животных»
Кадр: © «Тайная жизнь домашних животных»


Кстати, я недавно водил детей на «Тайную жизнь домашних животных», и даже там можно было увидеть грязную антицирковую пропаганду. Взять, к примеру, дрессировщика, который был изображен каким-то невменяемым садистом. Шапка как у ведьмы, нос горбатый, немотивированная агрессия... После этого зрителям кажется, что в жизни все точно так же: что у человека нет никаких других желаний, кроме как хлестать своего зверя, засовывать его в кандалы, пугать электрошокером и говорить ему: «Если ты не сделаешь этот трюк, я тебя застрелю и пущу на воротник».


И вот эта пропаганда — она ведется заинтересованными людьми. Естественно, чтобы с ней бороться, нужны не только каналы, но и интерес со стороны государства, о чем я и говорил на заседании в Госдуме. Что это за искусство, какую пользу оно несет с воспитательной точки зрения, с познавательной, с поучительной...


В советское время было по-другому. Зрителям показывали все от и до: и как артист общается с животными, и как идет создание тех или иных номеров. Сейчас все иначе. Доходит до того, что корреспондент серьезного издания может подойти и спросить: «А скажите, цирк — это искусство?» А еще все эти тренды по борьбе с жестокостью! Люди находят в интернете видео столетней давности, соединяют их воедино — и давай пропагандировать: смотрите, как обращаются с животными! Вот вам, пожалуйста, деградация.


— Скажите, а вы довольны тем, как прошла встреча в Госдуме? Вам удалось сказать то, что вы хотели?


— Ну вы понимаете, что формат у таких встреч специфический: непонятно, будет ли результат. Сказать-то мы все сказали, а вот насколько нас услышали — это уже вопрос.


Безусловно, я должен быть благодарен госпоже Ямпольской (председателю комитета Госдумы по культуре. — Примеч. Daily Storm) за то, что она проявила к нам уважение. Что с этой встречи не хотелось уйти, как это порой бывает в других местах, где зоорадикалы под прикрытием демократии и гласности, не стесняясь, изъявляют желание уничтожить цирк как таковой. Причем им дается не только слово — им дается возможность влиять на какие-то процессы.


Но я всегда говорю: во всем должна быть золотая середина. Если человек утверждает, что он Наполеон, он должен лежать в больнице. Если человек приходит на заседания и говорит, что на лошадях ездить нельзя, потому что они для этого не приспособлены, его тоже надо лечить, потому что он несет ахинею! Тем не менее таким людям дают площадку, и начинается грязища.


Аскольд Запашный на встрече в Госдуме
Аскольд Запашный на встрече в Госдуме Фото: © Dail Storm / Дмитрий Ласенко


Так что это была хорошая встреча, но, как я уже сказал, не очень понятная в плане своего итога. И жаль, что не было диалога, кроме как с господином Мироновым.


— Евгением Мироновым, актером?


— Да, он пытался задавать нам острые вопросы, но они тоже были такие... поверхностные что ли: а что же нам делать с плохими цирками. Точно так же можно спросить о чем угодно. Например, если мы заявим, что у нас проблемы на дорогах, кто-нибудь может встать и сказать: «Что же нам делать с непорядочными водилами или пешеходами, которые не подчиняются правилам дорожного движения?» Это все несерьезно. Нужно говорить о конкретике. О законах. 


— Возвращаясь к «зоошизанутым», как выразился ваш брат Эдгард. Сильно достают?


— «Зоошиза» — название, конечно, радикальное, но я считаю, что мы имеем право его употреблять. А почему? Потому, что эти люди ведут против нас очень грязную войну, устраивая интернет-атаки с приклеиванием ярлыков. Прицепить хэштег #живодеры для них обычное дело. Вот только надо различать, кто есть кто на самом деле. Зоозащитники — это те, кто действительно беспокоится о животных, а зоошизики — те, кто, прикрываясь благими намерениями, пытается взять их под свой больной контроль. Они невменяемые, идеи их экстремистские. Настоящее имя им — зооэкстремисты!


— Это, наверное, очень обидно, когда вы искренне делаете свое дело, а с вами вот так...


— Мне как цирковому человеку это очень обидно. И особенно когда тебя обвиняют в жестокости нормальные люди, которые просто ни в чем не разобрались, а площадок для дискуссий у нас нет. Именно к ним мне бы и хотелось обратиться. Вместо того чтобы судить, попробуйте понять, что к чему, и найти альтернативные источники информации. Тогда все встанет на свои места. Ну и, конечно, я приглашаю всех в цирк. Приходите! Смотрите! Наслаждайтесь и делайте выводы.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...