St
Больше никакой музыки: издательство «Известия» заберет студию, откуда вещал Левитан
На месте знаменитого Дома радиовещания и звукозаписи на Малой Никитской могут появиться типографские цеха

Больше никакой музыки: издательство «Известия» заберет студию, откуда вещал Левитан

На месте знаменитого Дома радиовещания и звукозаписи на Малой Никитской могут появиться типографские цеха

Скриншот: © Daily Storm
Скриншот: © Daily Storm

О знаменитом Доме радиовещания и звукозаписи на Малой Никитской обычно говорят с придыханием. Здесь пели свои песни Клавдия Шульженко и Леонид Утесов, работали Святослав Рихтер и Давид Ойстрах, именно отсюда диктор Юрий Левитан в мае 1945 года торжественно объявил о победоносном окончании Великой Отечественной войны. Увы, но скоро этой истории наступит конец: здание передают издательству «Известия» и на месте симфонических студий могут зашуметь типографские цеха. «Шторм» разобрался в ситуации и узнал, попытался ли хоть кто-нибудь остановить этот чудовищный произвол. 



Знаменитый студийный комплекс, расположенный в самом центре Москвы, построен еще в конце тридцатых и до сих пор не уступает никаким аналогам: потеря его приравнивается к катастрофе. Но если для кого-то это ни больше ни меньше «пантеон», для других лишь кусок сладкой недвижимости, которой можно распоряжаться как захочется.


Первым на ситуацию вокруг Дома звукозаписи обратил внимание звукорежиссер Анатолий Вейценфельд и сразу составил петицию на Change.org на имя президента Владимира Путина и министра культуры Владимира Мединского. Главной просьбой было одно: не допустить самого страшного.


undefined
Анатолий Вейценфельд Фото: © facebook.com/anatoly.veitsenfeld

«Как юридического лица Дома звукозаписи не существует уже более двадцати лет: здание принадлежит Роскомимуществу и в 2002 году было передано в пользование ВГТРК, — рассказал он в беседе со «Штормом». — Здесь располагались аппаратные и работали оркестры Юрия Башмета и Владимира Федосеева. И вдруг новость — ВГТРК передает здание ФГУП «Известия», которое, обратите внимание, относится к Управлению делами президента. Зачем, как, кто именно передает — никто не знает, никаких официальных заявлений по этому поводу нет. Более того, ВГТРК угрожает сотрудникам канала «Культура» и ГДРЗ увольнениями, а в здании запрещено выдавать разовые пропуска. Мне только кажется, что во всем этом есть что-то мутное?!» 


По словам Вейценфельда, в то, что «Известия» просто возьмут это помещение под свое крыло, верится с трудом. У них же полиграфический комбинат. Да и зачем им такое обременение? За него же век не расплатишься, добавляет он.


«В одном из приватных разговоров прозвучала такая фраза: «Передают — потому что «Известия» умеют хорошо управлять недвижимостью», — с горечью делится звукорежиссер. — И если это здание уже рассматривают как НЕДВИЖИМОСТЬ, то это туши свет! А Большой театр — тоже недвижимость? А Пушкинский музей?»


Тем временем к борьбе за сохранение Дома уже присоединились многие мэтры. Например, Никита Михалков, назвавший использование студий в личных целях недальновидным и преступным. Но высказать поддержку — это одно, считает Вейценфельд, важнее поступки.


«А из тех, кто действовал... Знаю, что Бутман собирался встречаться с Путиным и заодно поднять вопрос со студиями. Башмет вроде бы к Мединскому ходил. Его оркестру еще летом посоветовали искать новое помещение, — вспоминает он. — Кстати, Мединский тоже высказался за сохранение, но высказываний недостаточно. Тут вопрос простой: даете вы для этого финансирование или нет? И вообще, что значит «высказался за сохранение»? Это звучит точно так же, как «Я за все хорошее и против всего плохого».


undefined
Репетиция оркестра в здании Дома радиовещания и звукозаписи на Малой Никитской Фото: © Daily Storm/Олег Михальчук


По некоторой информации, вывозимое оборудование предполагалось хранить на одном из военных складов под Москвой. В какой-то момент вывоз и демонтаж приостановили, и мастера культуры уже чуть было не решили, что это победа. Был среди «обрадовавшихся» и глава Союза композиторов, народный артист России Алексей Рыбников, он как раз из тех, кто предпочитал действовать, а не говорить.


undefined
Алексей Рыбников Фото: © GLOBAL LOOK press

«Узнав о том, что может произойти, я сразу написал письмо сначала Владимиру Путину, а затем обратился к министру культуры Владимиру Мединскому, зампреду правительства Ольге Голодец и председателю комитета Госдумы по культуре Елене Ямпольской, — сообщил он «Шторму» вечером 22 августа. — Ямпольская отреагировала и, насколько я знаю, разослала необходимые депутатские запросы. В Доме выставлена федеральная охрана. Никакие действия не ведутся, и это уже результат. Теперь у нас начался период ожидания».


«Не знаю, что будет дальше, потому что нам никто ничего не говорит, но студии нужно спасать, — добавил он, — ведь записывать симфоническую музыку можно только там. Других таких нет, построить новые стоит бешеных денег, а мы берем и убиваем то, что уже существует. Такое же варварство было, когда в России взрывали храмы, своими же руками уничтожая достояние страны!»


Как считает Рыбников, сейчас цель — проработать все альтернативные варианты действий. Например, Союз композиторов и фирма «Мелодия» без сожаления отдали бы за здание Дома свои личные площади, а в будущем здесь можно было бы устроить большой мультимедийный комплекс, объединяющий музыку, театр и кино.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

Как выяснилось несколькими часами позже, артист рано радовался. Работу свернули временно, и никаких приказов о приостановке демонтажа никому не поступало. В студиях продолжают паковать колонки, причем все распоряжения об этом даются лишь в устной форме.


«Письменных приказов нет, не дураки, — сообщили «Шторму» в анонимном источнике. — А то, что успокаивают, так это чтобы развести». Ни Ямпольская, ни советник управляющего делами президента Ольга Крылова прокомментировать это не захотели. Все наши письма и звонки остались без ответа.


Напомним, что раньше типография и редакция «Известий» находилась в знаменитом доме на Пушкинской площади, 3, который считается объектом культурного наследия регионального значения, однако в 2011 году они переехали в новый офис. Теперь, видимо, кому-то очень захотелось вернуться в центр. А Левитан, а Утесов... Ну, были такие люди, что теперь. Они ж давно умерли, а недвижимость, она навсегда!