St
Бориса Моисеева продали за 300 тысяч рублей
В обмен на интервью артиста люди из его окружения не стесняясь попросили журналистов «Шторма» занести им гонорар

Бориса Моисеева продали за 300 тысяч рублей

В обмен на интервью артиста люди из его окружения не стесняясь попросили журналистов «Шторма» занести им гонорар

Коллаж: © Daily Storm

Все знают, что писать тексты за деньги — стыдно. Это называется «джинса», «размещалово», «нативная реклама». Но что можно сказать о спикерах и героях, которые просят гонорар за свое появление в СМИ? На днях «Шторм» столкнулся именно с такой ситуацией: пытаясь договориться об интервью с Борисом Моисеевым, мы сразу же получили ценник в триста тысяч рублей. Не хочется рассуждать о том, стоят ли этих денег откровения артиста. Просто неприятно — мы со всей душой, а нам — сначала договорчик подпишите, пожалуйста.


Комизм ситуации в том, что артист об этом, похоже, ничего не знает. Взяв трубку и выслушав просьбу, Моисеев дружелюбно сказал, что с удовольствием даст нам интервью, и пригласил к себе домой. Замешкался он разве что по поводу времени встречи и, чтобы уточнить его, попросил связаться с ним через несколько часов. 


Увы, но под вечер трубку уже никто не взял, и мы набрали номер администратора по имени Сергей. Тут-то и началось самое смешное.


«Послушайте, почему по поводу интервью вы звоните сначала ему (Моисееву), а не мне? — тут же потребовал он объяснений. — Это — первое. Второе: о чем вы с ним договорились? Вы предложили Борису Михайловичу гонорар? Нет? А кто забесплатно будет это делать, скажите мне?!»


Услышав, что сам певец уже согласился, помощник лишь весело хмыкнул. Мол, если сказал — договаривайтесь сами, только все равно больше не дозвонитесь. А так — 333 тысячи, и проблема закрыта. Все будет — как полагается, в открытую, с заключением договора, несколько смягчившись, добавил он.


Когда мы спросили, мол, как же так, ведь остальные артисты общаются с нами без всяких денег, администратор, видимо, решил, что теперь самое время давить на жалость. «Ну, просто Борис Михайлович сейчас не работает, где ему средства брать? — с нескрываемой болью в голосе посетовал он. — Он ходит на телевидение и получает за это деньги... А еще издания платят... Звоните, пожалуйста. Всего хорошего!»


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

В то, что Борис Моисеев, этот вечный трудяга, для которого самая главная награда в жизни — аплодисменты зала, берет деньги за искренность, верится с трудом. Но для шоу-бизнеса это не редкость — и чтобы понять это, мне хватило нескольких звонков.


«Алло, это пресс-служба Филиппа Бедросовича? Подскажите, как нам с ним договориться об интервью?» — представляясь, спрашиваю я и узнаю, что это возможно не раньше февраля. «А сколько мы будем должны? Ну, чтобы понимать?» — деликатно уточняю я, и голос девушки заметно теплеет: «Вот в феврале созвонимся и вернемся к этому вопросу», — ласково говорит она.


Если в окружении Киркорова предпочитают говорить о деньгах полунамеками, то певица Наталья Штурм делает это напрямую. На вопрос, могла бы она с нами пооткровенничать на тему личной жизни — ну, например, вспомнить про миллиардера Романа Абрамовича, который учился с ней в одном классе и был в нее влюблен, тут же называет цену. «Наверное, от 50, — сообщает она. — Рублей? Ну, да, конечно: от 50 тысяч рублей».


undefined

Говорят, что единственные, кто отказывается брать деньги, это рэперы. Чтобы не тратить время зря, в лоб спрашиваем их помощников, сколько стоит с ними пообщаться. «За гонорар? Что вы! Мы так никогда не делаем, — словно испугавшись нашего предложения, отвечает менеджер Оксимирона Евгения Муродшоева. — Будет интервью или нет, зависит от самого артиста». «Нет, Гуф ни с кем не общается, — словно вторит ей администратор Алексея Долматова Эдгар. — Потому и пресс-секретаря нет». «Но где-то же Гуф появляется?» — уточняем мы. «Появляется. Но сам решает где. Если Гуф хочет выступить с каким-то заявлением, просто говорит: давай сделаем это вот здесь. И мы это делаем».


Собеседник «Шторма» из мира культурных медиа был очень удивлен, что мы не знаем о практике платных интервью. По его словам, для артистов это в порядке вещей. Так, беседа с нарядным Пашей Техником обойдется вам в 50 тысяч рублей. Похожую сумму попросит Пахом. Менеджер покойного Эдуарда Успенского запросто мог взять за помощь в организации встречи 90 тысяч рублей, а переводчик фильмов для пиратских видеокассет Александр Володарский оценивает себя в 40.


undefined
Фото: © facebook.com/Александр Вулых

Поэт и либретист Александр Вулых, написавший десятки песен для звезд российской эстрады, знает певцов и певиц, пожалуй, лучше, чем они себя. И вот что интересно: он напрочь отказывается верить в то, что за их интервью хоть кто-то готов платить! Да и какие они звезды, спрашивает он: до Элтонов Джонов им далековато.


«Те, кто думает, что за их откровения кто-то даст денег, или больные люди, или престарелые кумиры позавчерашних дней, которым действительно не на что жить, пенсии-то не хватает, — объясняет он в беседе со «Штормом». — Только это не про Бориса Моисеева! Наоборот. Он рвался на эти интервью, ему всегда хотелось, чтобы о нем говорили как можно больше. К тому же — при всем моем сочувствии — кому он интересен в его сегодняшней ситуации?»


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

По мнению Александра, дело не в артисте, а в его команде, которая вместо того чтобы честно сказать нам «Ребят, Борис Михайлович болен, ему не хватает денег на лекарства, помогите хоть какой-нибудь доброй публикацией», требует денег за статьи, которые на 70-80% будут состоять из лжи. Вы нам дайте, а мы вам наплетем!


«Я просто уверен, что самому Моисееву от них достанутся лишь какие-нибудь жалкие пятнадцать тысяч, — убежден Вулых. — А этим шакалам лишь бы урвать. Они и сами не понимают, какую тень бросают на своего артиста».


По поводу Штурм и Киркорова Вулых тоже сомневается. «Ну вот взять Наташу — за что ей платить? — изумляется Александр. — За то, что она поведает нам про свои романы с молодыми мальчиками? А Киркорову?! Чтобы он рассказал про «Цвет настроения синий» и почему из этого клипа вырезали Тимати? Да никого это не интересует! Интересуют пенсионная реформа и Шнур. И вот в нем я, кстати, не сомневаюсь. Он никогда не берет денег за интервью. Шнур честный: он просто либо дает его, либо нет». 


Погоня за деньгами, сделанными на бредовых откровениях, свойственна не только артистам. Россияне очень любят размышлять о миллионах, которые Первый канал заплатил Диане Шурыгиной за серию передач о вписках и изнасилованиях. Кто-то просто «работает» на телевидении, выступая в роли «американского политолога», «польского русофоба» или «жалкого либерала». Но чаще всего деньги за интервью просят именно малообеспеченные, социально дезадаптированные и в целом печальные люди. Для многих это единственная возможность купить продукты и оплатить ЖКУ.


Сатанисты из Перми, назвавшие своего сына Люцифером, за любые слова для прессы просят хотя бы 500 рублей. Такие же расценки у звезды российского футбола Александра Панова. Перед тем как дать комментарий, он требует перевести их ему на карточку и только потом отвечает. При этом какой вопрос ему зададут, спортсмену совершенно неважно. Да что там, корреспонденту «Шторма» пришлось заплатить пару тысяч рублей интернет-фрику Пророку Санбою — популярному певцу 90-х, который сошел с ума, обосновался в Сети и стал жертвой малолетних хейтеров. Как говорится, кто заказывает музыку, тот ее и танцует!