St
Что такое просвещение
Неформатный научпоп награждали среди минералов и окаменелостей

Что такое просвещение

Неформатный научпоп награждали среди минералов и окаменелостей

Недавно мне довелось побывать на коктейльной вечеринке премии «Просветитель». Там оглашали шорт-лист и вручали награды победителям в новой номинации «Неформат». Это такие книжки, которые оказались слишком умными, слишком красивыми или слишком дорогими для основного конкурса.


Церемония проходила в Геологическом музее имени Вернадского, в колонном зале с видом на кремлевские зубцы. В коридорах были разложены различные моллюски, аммониты, улитки и просто красивые камни. Когда осознаешь, что прямо в горниле ада, в сердце тьмы, на самых дорогих квадратных метрах в России обитают, натурально, геологи в свитерах, начинаешь понимать, почему у РАН отбирают институты.


«Просветитель» — это премия для тех ученых, которые решили не только находиться на переднем крае науки, совершая великие открытия, но также систематически спускаться вниз, к людям, чтобы поднимать их сознание, окультуривать и, быть может, вдохновить сотню-другую на высокие достижения. Благодаря им любой человек с улицы может почитать про динозавров, про Японию, про ар-деко или что-нибудь против гомеопатии.


В этом году «Просветителю» исполнилось 10 лет, поэтому и было решено наградить тех, кто обычно пролетает мимо конкурса, а шорт-лист не просто спустить пресс-релизом, а огласить в доброй расслабленной атмосфере: с шампанским, тарталетками и живой музыкой.


В зале действительно было душевно. Ученые, как гномы-лесовики, быстро облепили столик с книжками номинантов: «Я бы дал этой и этой!» — «А здесь что такое? Очередная всеобщая история всего?» — женщина в красном чепце скептически пролистывает томик про открытия, технологии, конкуренцию и богатство.


По помещению, активно жестикулируя, мечется сопредседатель оргкомитета Александр Гаврилов, другой сопредседатель, Александр Архангельский, напротив, двигается плавно. Харизматичный антрополог Станислав Дробышевский уставился в экран ноутбука, либеральный публицист Александр Рыклин сосредоточенно опрокидывает один бокал за другим, академик Семихатов фотографируется с мужчинами и женщинами на фоне пресс-волла, создатель премии Дмитрий Зимин принимает от всех слова признательности и уважения. В общем, все на своем месте.


undefined
Фото: © vk.com/p.prosvetetitel

Наконец Гаврилов просит всех садиться, но ни в коем случае не выпускать из рук бокалов, потому что просвещение — это здорово, но самое главное в жизни — это непринужденная беседа, ведущаяся на высоком интеллектуальном уровне, но без обычного для нашего времени остервенения. Гаврилов говорит, что раз премии 10 лет, то организаторы приняли решение вести себя как десятилетки: задавать глупые вопросы, признаваться в стыдном, беситься. Он представил членов жюри: «Капицу наших дней» академика Семихатова, поэта, математика и московского уполномоченного по правам ребенка Евгения Бунимовича, бывшего руководителя Госархива, члена ВАК и «личного врага министра Мединского» Сергея Мироненко (это, сказал он, должно стать знаком отличия), искусствоведа Сергея Кавтарадзе, биолога (и личного врага Александры Элбакян) Александра Панчина, филолога Владимира Плунгяна, еще одного биолога Екатерину Померанцеву.


Первым выступил Дмитрий Зимин, который заметил, что у него сейчас очень удачно совпало: юбилей «Билайна» и юбилей «Просветителя» — двух любимых проектов этого бизнесмена и общественного деятеля. Он сказал, что и сотовая связь, и научно-популярная литература по-своему борются с одичанием общества, но сложно сказать, насколько хорошо это у них получается. Как-никак общество сопротивляется, ощеривается на просветителей законом об иностранных агентах, старается по возможности вытаптывать все интересные начинания. Но иногда, украдкой, исподтишка все-таки получается что-то профинансировать – вот ту же премию «Просветитель». До сих пор получалось даже рассылать книги-победители по библиотекам страны.


Про финалистов в естественно-научной номинации рассказывал лауреат прошлого года Александр Панчин. Там, предсказуемо, оказалась первая книга из цикла Дробышевского «Достающее звено» (называется «Обезьяны и все-все-все»), а также прошлогодний бестселлер Аси Казанцевой «В интернете кто-то неправ» (против верунов-гомеопатов-антиювенальщиков). Еще в финал вышла книга Дарьи Варламовой и Антона Зайниева «С ума сойти» (про то что депрессия — это болезнь, а не слабость духа). Кроме того, в шорт-лист вошел труд Нелли Литвак и Андрея Рейгородского «Кому нужна математика?» (это для гуманитариев, фантазирующих о беспощадной точности).


Искусствовед Кавтарадзе рассказывал про книги в «гуманитарной» номинации. «Посмотрите, какая прелесть! — сказал он, указывая на стол с богатствами. — Нечасто ведь бывает, что мы видим сразу столько хороших книг вместе, и они просто стоят! Это радость». В шорт-лист вошла книжка Тима Скоренко «Изобретено в России» (там не про то, что Россия — родина слонов, а про то, что у слонов бывают родители, коллеги — целые сети слонов есть).


undefined
Фото: © vk.com/p.prosvetetitel

Вторая книжка — Иван Курилла «История, или Прошлое в настоящем». Здесь Кавтарадзе объяснил так: у Борхеса есть фраза о том, что история — мать истины. И вот сегодня, в 2010-х годах, такой взгляд на историю неожиданно стал актуальным и угрожающим науке как таковой. «На самом деле этой проблемой люди занимались уже очень и очень давно. Есть такая дисциплина, называется философия истории. И все это уже тысячу раз продумано, сказано и доказано, почему история — это все-таки наука, а не просто удовольствие от интерпретации. Эта книга — конспект по философии истории», — объяснил искусствовед.


В третьей книге рассказывается об искусственных языках от эсперанто до дотракийского и о том, что искусственные языки могут рассказать нам об устройстве естественных. Называется «Конструирование языков», автор Александр Пиперски. Четвертый финалист — книга «Мемориала» про остарбайтеров, то есть про людей, которых нацисты угнали на работы во время ВОВ, а Советы объявили предателями. Остарбайтеры были очень несчастны.


Из «неформатных» книг премии (по 50 тысяч рублей) достались Юрию Бродскому за исследование о Соловках (с картинками), Инессе Григалюнене — за книжку про то, что математики вовсе не чудаки, а нормальные люди, такие же как все, Наталье Зазулиной — за книжку про папу Бенедикта XV, который пытался спасти Европу, уничтожающую себя в пожаре Первой мировой (не то что православное духовенство), биологу и ныряльщику Александру Семенову — за книгу про симпатичных морских животных.


Также премию «Неформат» вручили 62-летнему Евгению Штейнеру за комментированное научное издание «Манги» Хокусая, настоящий шедевр полиграфии. Японист отметил, что всегда был неформатным молодым человеком, и вот сейчас чувствует, что ему в какой-то степени воздалось по заслугам.


В общем, есть что почитать. Давно ушли в прошлое те времена, когда научно-популярная литература была исключительно переводной. Сегодня россияне толпами валят на ярмарку Non/fiction, на сайт «Постнаука», на фестиваль «Гик-пикник» и в Facebook Аси Казанцевой. Люди постоянно думают о том, кто может рассказать им что-то новое про Китай, где получить актуальную информацию о динозаврах, как объяснить министру культуры, что наука имеет дело с объективной истиной, почему красивые животные обитают только в теплой воде, разве это справедливо? Вопросов много, настоящих ответов только три — просвещение, эдьютейнмент, научпоп. Надо всем читать книги, узнавать новые факты, вытаскивать себя за волосы из болота невежества.