St
Дочь Александра Галича: Меня ошарашивает, что Машков без разрешения ставит пьесу отца и продает билеты по 15 тысяч!
Спектакль «Матросская тишина», который вот уже два года вновь идет на сцене Театра Олега Табакова, оказался в центре скандала Коллаж: © Daily Storm
Эксклюзив Культура

Дочь Александра Галича: Меня ошарашивает, что Машков без разрешения ставит пьесу отца и продает билеты по 15 тысяч!

Спектакль «Матросская тишина», который вот уже два года вновь идет на сцене Театра Олега Табакова, оказался в центре скандала

Коллаж: © Daily Storm

Актриса Алена Галич заявила о том, что худрук Московского театра Олега Табакова Владимир Машков поставил пьесу ее отца, писателя и барда Александра Галича, не спросив об этом у нее. А между тем, именно она является наследницей авторского права и хотела бы, чтобы все было по совести. «Когда я об этом узнала, то просто обалдела. А как это с ним связано (с Табаковым)? восклицает она. Да никак! Новый спектакль. Новый режиссер!»  


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Алена Галич
Алена Галич Фото: © Facebook / Алена Галич

Алена Александровна, расскажите, в чем суть конфликта?

 

— А конфликта и нет, потому что Машков всегда вел себя нагло. В свое время я давала разрешение на эту пьесу лишь Олегу Табакову. Это была студенческая постановка: он тогда вел курс во МХАТе и спросил, не сохранился ли у меня ее самый первый экземпляр. Разумеется, я сказала «да», потому что мы были с ним в хороших отношениях.

 

Потом Олег Павлович поставил ее в «Табакерке». В спектакле играли Евгений Миронов (ему дали роль Давида Шварца) и Владимир Машков (отца — Абрама). А после этого у меня попросили разрешение еще и на экранизацию. Фильм снимался тем же Машковым и назывался «Папа». Я дала, но с условием, что увижу сценарий до выхода картины на экран. Однако сценарий мне не показали, и я сказала, что он не имеет никакого отношения к произведению отца. То есть мы переругались с ним еще тогда! 

 

— Прямо так?

 

— Ну как переругались... Я ему написала, а он мне достаточно злобно ответил. По-моему, у меня даже сохранилась статья из «Известий», которая была посвящена этой ситуации. Смысл в том, что картину делали под Машкова и из нее была выброшена вся суть пьесы. Поменяли даже название! В оригинале она называется «Матросская тишина».

 

А дальше я узнаю, что после смерти Табакова Машков ставит по ней спектакль, причем без моего ведома и разрешения. И я — против. Если новый спектакль — значит, должен быть новый договор! Табакова я знала лично и ему доверяла. Но я не разрешала эту пьесу Машкову! Тем более, что со мной никто не связывался.  



 — А если бы связались, вы бы дали это разрешение?  

 

— Я спросила бы, какая будет концепция. Если такая же, как в кино, то — нет. Но он мог бы поставить по концепции Олега Павловича или предложить что-то еще — варианты есть всегда. Единственное, это не должно было быть чем-то слезливым или мелодраматичным. Но начиная с фильма «Папа», у нас с ним какой-то затык.

 

— То есть вы хотите, чтобы этой постановки не было? Чтобы ее сняли?

 

— Нет. Я хочу, чтобы со мной заключили договор! Как и полагается. Меня ошарашивает то, что он просто так берет пьесу и продает билеты по 15 тысяч! (На самом деле цены уже варьируются от 18 800 до 22 500 рублей. — Примеч. Daily Storm.) 


Скриншот: © Daily Storm
Скриншот: © Daily Storm

— Ого... 


— Да. А я и не знала. Я не всегда слежу за тем, что происходит в театральной жизни. У нас сейчас все настолько в загоне и так неинтересно, что как-то даже и не хочется. 


А потом я увидела... Увидела и прямо обалдела! А это как с ним связано (с Табаковым. — Примеч. Daily Storm)? Да никак не связано! Новая постановка. Новый режиссер. Хотя я должна была быть в курсе вот уже несколько лет. Это же совсем другой спектакль. Не такой, как при Олеге Павловиче.      


Вот давайте я вам объясню… Была такая организация, Российское авторское общество. Она есть и сейчас, но ограничивает себя только музыкальными произведениями. Кто занимается всем остальным, я не знаю — просто не знаю! В РАО говорят: «Узнавайте в Союзе писателей!» Но сейчас такое время, что никого никогда нет на месте и никто ничего не может сказать. Мы так хорошо разобщились, что найти концы уже невозможно! Вот и все. Вот и весь конфликт. 


Фото: © Global Look Press /  Екатерина Цветкова
Фото: © Global Look Press / Екатерина Цветкова

— Кстати, интересно, а какое у вас отношение к Владимиру Машкову как к человеку? 


— Я его не знаю и могу судить лишь по тому, как он мне когда-то ответил. Но понимаете, в чем дело? Любой сценарий, который выпускается в работу, должен быть показан автору. А так как наследница авторского права я и именно при мне начиналась вся эта история, значит, это должно быть согласовано именно со мной. Помните фильм Иосифа Пастернака «Александр Галич. Изгнание»? А Пастернак — это не чета Машкову. Он кинорежиссер, но такой... весомый. Так вот он нашел время, чтобы меня пригласить и ознакомить со своим замыслом. После чего я ответила: «Я вас понимаю и даю вам свое разрешение».


Так что Машков был обязан сообщить мне о том, что он ставит. Я же могу и не дать согласие на постановку. У меня есть такое право. К тому же, это так просто, позвонить мне и прислать завлита. Самому приезжать необязательно. Это с Табаковым мы встречались лично, потому что я его знала. Но в любом случае, существуют правила, и их надо соблюдать!


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...