St
Дубровский, Маша и Медведь
Мультипликаторы ждут денег на экранизацию школьной программы по литературе, педагоги недоумевают

Дубровский, Маша и Медведь

Мультипликаторы ждут денег на экранизацию школьной программы по литературе, педагоги недоумевают

Скриншот: © Daily Storm

Ожившая хрестоматия


Государство намерено снять мультфильмы по произведениям русской литературы. Над этой программой совместно работают Минобрнауки и Минкультуры: предполагается, что экранизации хрестоматийных книг будут использоваться в школьном обучении. 


Программу готовят, выполняя поручение президента Путина от мая 2017 года, данное правительству после встречи с российскими аниматорами. Тогда впервые на высшем уровне заговорили о внедрении анимационных фильмов в школьный курс литературы. Пользу от этой затеи описала исполнительный директор Ассоциации анимационного кино Ирина Мастусова. Дело в том, что современные школьники все равно ничего не читают, бороться с этим силами государства невозможно, а сохранить и передать невостребованное величие можно путем экранизации. Ведь у анимации возможности безграничны. 


Вдобавок влияние мультфильмов на детей огромно. Иным персонажам дети верят больше, чем собственным родителям. А некоторых неосознанно избирают своими ролевыми моделями. Психологам будущего еще предстоит описать эффект, который произвел сериал «Маша и Медведь» на поколение десятых годов по всему миру. Несмотря на то что некоторые родители просто отказываются показывать детям приключения девочки-берсерка в сарафане, творение студии «Анимакорд» пока единственная аудиовизуальная продукция из России, которая бьет рекорды YouTube по просмотрам в самых разных уголках планеты, включая Мексику и Индонезию. В последней — самой большой мусульманской стране мира, Машу и вовсе считают положительным примером и нравственным ориентиром для детей. Ведь она одета по шариату. Почти.


Поручение Путина звучит так(Пр-1244, п.1 ): 


Разработать и утвердить программу, предусматривающую экранизацию произведений российской классической литературы с применением средств анимации, в том числе в целях последующего использования таких анимационных фильмов при реализации общеобразовательных программ, и обеспечить ее выполнение, предусмотрев предоставление дополнительных субсидий из федерального бюджета на указанные цели.


Не заостряя внимания на новом филологическом термине «российская классическая литература», первое слово в котором даже Google советует заменить на привычное «русская», перейдем к разработке: ей сейчас занимаются чиновники от образования и культуры.



undefined
Коллаж: © Daily Storm

Список Минобрнауки


Департамент кинематографии Минкульта получил от Минобра список произведений к экранизации. Директор департамента Ольга Любимова заявила, что полученный реестр сегментирован по трем возрастным группам, уточнив, что рисовку мультфильмов планируется варьировать в зависимости от категории.


Замглавы Минобрнауки России Павел Зенькович подчеркнул, что Минобрнауки России «очень внимательно относится к вопросу включения анимации в процесс образования». Он прямо заявил, что новые мультфильмы должны будут использоваться учителями в учебной программе. Позднее он уточнил «Шторму», что разработать механизмы реализации программы — теперь задача Минкульта. Пункты списка своего ведомства Зенькович не назвал, но отметил, что он разрабатывался на основе ФГОС и примерной программы по литературе, а создаваемые мультфильмы планируется инкорпорировать в систему «Российская электронная школа», в которой, помимо прочего, содержатся одобренные и рекомендованные к использованию министерством мультимедийные учебные пособия. Ознакомиться с федеральным стандартом можно здесь.


Правда, этот реестр включает вообще все книги, которые школьникам можно изучать на уроках, — со всем разнообразием вариантов, поэтому толку от него в нашей ситуации мало. Базовая комплектация, к примеру, программы восьмого класса выглядит так: «Капитанская дочка», «Ревизор», «Ася», «Мцыри», «После бала», рассказы Куприна, рассказы Чехова. Думается, что вообще в средней школе «Горе от ума», «Преступление и наказание», «Отцы и дети», «Тарас Бульба» и «Дубровский» изучаются наверняка.


Не надеясь понять аналитически, какие именно книги определили в очередь на экран, мы обратились за комментарием к начальнику отдела производства неигровых фильмов и анимации Леониду Демченко. Он также затруднился назвать примеры книг из списка. По словам чиновника, программа — на самой ранней стадии разработки. Список Минобрнауки на этом этапе носит базовый рекомендательный характер, который еще только предстоит доработать для представления конкретным исполнителям. Минобрнауки рекомендовал не столько конкретные произведения, сколько авторские циклы, например, «лирика Пушкина». «Ведь экранизировать одно-единственное «Я вас любил» было бы странным решением», — пояснил Демченко.


undefined
Коллаж: © Daily Storm

Все упирается в деньги


Даже в Ассоциации анимационного кино, которая неизбежно должна будет принять участие в реализации программы, не смогли дать оценку масштабам проекта, какими будут мультфильмы для школы и кто будет их создавать. В поручении Путина говорится о выделении бюджетных средств под съемки. Этот вопрос до сих пор не решен. В пресс-службе ассоциации «Шторму» сказали, что без этого невозможно говорить уверенно ни о числе мультфильмов, ни о сроках, за которые их сделают. Представитель пресс-службы высказал предположение, что в конечном итоге речь будет идти о коротком метре, но и на этот счет рассуждать сейчас бессмысленно.


В 2005 году по инициативе ныне упраздненного Федерального агентства по культуре и кинематографии на студии «Пилот» стартовал сопоставимый с разрабатываемым амбициозный проект «Гора самоцветов» . За шесть лет десятками аниматоров был снят 71 мультфильм по сказкам народов России, длиной по 13 минут. «Каждая сказка — как драгоценный камень-самоцвет», говорилось в заставке каждого мультфильма, то же можно сказать про любую из снятых картин. Бюджет первого часового блока «Горы» оценивается в четыре миллиона долларов. Ассигнования Роскультуры на проект составляли 27 миллионов рублей в год в течение первых лет работы. Средства приходилось изыскивать у региональных властей и меценатов.


Аниматор Андрей Кузнецов был одним из тех, за кого и сейчас молятся родители по всей России. На его счету несколько экранизаций сказок проекта «Гора самоцветов», в основном северных народов. Он оценивает программу положительно, как и любые телодвижения в сфере анимации, способные дать художникам работу. Сложность потенциальных задач по экранизации величайших классических произведений его не смущает: «Анимация может все что угодно», — утверждает он, демонстрируя готовность нарисовать историю Чацкого или Базарова. «Были бы деньги».


Его не коробит, что анимацию используют для прикладных целей, так же, как обычные, неподвижные иллюстрации к книгам. «Анимация — это не священная корова. Есть же учебные фильмы про физику — там тоже анимация. Ну, то есть, нет ничего страшного в иллюстрации литературных произведений. Даже в самой схематичной иллюстрации. Все лучше, чем ничего».


Позиция понятна и логична. Целевой госзаказ аниматорам может стать мощнейшим акселератором для индустрии, живущей по-прежнему в очень стесненных обстоятельствах. 


undefined
Скриншот: © Daily Storm

Нужно ли это школе?


Ольга Аблизина преподает русский язык и литературу с 1977 года, до выхода на пенсию она работала в элитной московской гимназии, а сейчас занимается частной практикой. Она никогда не стеснялась использовать на уроках мультимедиа, начиная с телевизора и видеомагнитофона в 1980-х годах. Однако к этой инициативе она относится скептически: «Если это будет снято в жанре советских мультиков, то нормально восприниматься будет класса до седьмого. Дальше, я думаю, дети смотреть не будут, а будут только ржать — не представляю «Капитанскую дочку» или «Ревизора» в таком качестве. А «Евгений Онегин» — мультик! Им там что, делать нечего?» 


По ее мнению, уместны были бы разве что анимированные иллюстрации, например, в стиле Нади Рушевой, автора знаменитой минималистской графики к «Мастеру и Маргарите». А полноценное анимационное произведение вроде «Шинели» Норштейна («Очень хороший мультфильм, но не для школы») дети не воспримут, и оно не сможет стать заменой прочтению книг. А ведь вообще-то именно литература — величайшее из искусств, созданных русской нацией, — а не анимация, при всех ее заслугах. 


Это при том, что изначально дети вынуждены изучать книги, писавшиеся вовсе не для детей и юношества. С другой стороны, жизнь устроена так, что прочитать «Героя нашего времени» абсолютное большинство может либо на уроке, либо никогда.


Ольга Алексеевна признает, что дети действительно ничего не читают, и экранизация способна помочь учебному процессу: «При сегодняшней необразованности детей, может, хоть так что-то в голове осядет. Обязательную программу хотя бы заставляют читать, а факультативное остается неизвестным. Даже короткие по объему рассказы писателей конца XIX — начала XX века — Чехова, Куприна, Андреева — все по нулям». В общем, с такой ознакомительной целью педагог и показывала своим ученикам кино, телеспектакли, мультфильмы, записи театральных постановок.


Их, по ее мнению, снято вполне достаточно. «Есть же замечательные советские и позднейшие фильмы-экранизации почти всей классики. Куда еще? Тем более, что снимали ее признанные мастера — Соловьев, Михалков, Бондарчук, Герасимов — с участием великолепных, лучших из лучших актеров. Даже фильмы Бортко сгодятся: если в них что-то хорошее и есть, так это их железобетонный буквализм и актерский состав».


Действительно, первая экранизация «Мертвых душ» состоялась аж в 1909 году. Что же до мультфильмов, то и в лучшие годы советской анимации рисованных картин по классике снимали мало. Как правило, это были сказки — «Конек-Горбунок», «О царе Салтане» «О рыбаке и рыбке» — и стояли в одном ряду с народными, современными и иностранными произведениями. Редкие исключения — «Левша» и «Как один мужик двух генералов прокормил» Иванова-Вано, «Белолобый» и «Каштанка» Чехова — формально тоже сказки с сильным народным духом. 


В любом случае, быть ли Печорину нарисованным, зависит только от того, выделят ли на это достаточно денег.