St
Елена Ямпольская не жалеет о выходе «Настоящей стервы»
Депутат удивлена ханжеством либералов

Елена Ямпольская не жалеет о выходе «Настоящей стервы»

Депутат удивлена ханжеством либералов

Фото: © Пресс-служба Елены Ямпольской
Фото: © Пресс-служба Елены Ямпольской

После смерти Станислава Говорухина основной кандидат на пост председателя думского комитета по культуре — Елена Ямпольская. Впрочем, решение остается за фракцией «Единой России» в Госдуме. Окончательно с кандидатурой председателя комитета определятся после того, как пройдут 40 дней со дня смерти режиссера.


Елена Ямпольская — журналист, театральный критик, главный редактор газеты «Культура» и один из самых заметных представителей консервативного лагеря в российской духовной жизни. Либералы ненавидят ее даже больше, чем Владимира Мединского и Никиту Михалкова. Доходит до оскорблений по национальному признаку и нападок на внешность.


Однако ключевая претензия, которую предъявляют Ямпольской, — книга о сексе и отношениях «Гимн настоящей стерве, или Я у себя одна», вышедшая в 2004 году. Вся страна запоем смотрела «Секс в большом городе», постепенно оформлялся жанр секс-колумнистики, глянцевые издания понемногу приучали людей тратить деньги на развлечения. Книга Ямпольской — типичный продукт своего времени. Казалось бы, там ей и оставаться — вместе кофейнями и суши-барами, но как бы не так! Каждый раз, когда речь заходит о том, что Ямпольская может занять ту или иную должность, из статьи в статью, из поста в пост начинают кочевать несколько хлестких цитат:


«Ну, люблю я! Себя!.. И если в конце концов мне удалось стать эгоисткой, так это лично моя заслуга. Кстати, хорошо бы себе за это что-нибудь подарить. Проложить путь к сердцу через пенис не составляет труда. Но тут наступает момент истины, когда ты осознаешь, что, вероятнее всего, он любит не тебя, а твой клитор».


Или:


«Каюсь, у меня было немало романов с женатыми мужчинами. Преимущественно несерьезных, чисто постельных, ради взаимного удовольствия. Все мои любовники признавались, что секс с законной супругой у них отсутствует или никуда не годится. Таким образом, с юных лет я стала задумываться об особенностях супружеского секса в России — предмета не менее странного, чем мед у Винни-Пуха. Секс если есть, то его сразу нет».


«Позор! Безобразие!» — заходятся анонимные Telegram-каналы. «Депутат Госдумы от Челябинской области призналась в беспорядочных половых связях», — трубит региональная пресса.


Ну да, призналась. 14 лет назад. В литературном произведении. Устами лирического героя.


В разговоре со «Штормом» Ямпольская выразила недоумение в связи с тем, что либералы критикуют ее именно за эту книгу, ведь «ханжество вроде бы плохо вписывается в систему либеральных ценностей». Вместе с тем она отметила, что если за 14 лет недоброжелателям больше не к чему было придраться, то этим можно только гордиться.


«Книга эта фактически сборник газетных колонок, которые я вела параллельно с основной журналистской деятельностью, — рассказала депутат. — А сами колонки, как нетрудно догадаться, порождены повальным на тот момент увлечением сериалом «Секс в большом городе». Под обаяние главной героини попали многие; опыт честного и откровенного анализа отношений между женщиной и мужчиной — не отношений вообще, а своих собственных — увлек не одну журналистку. Меня — в том числе. Подчеркну: отношений, а не физиологии в чистом виде».


Ямпольская не жалеет о выходе книги и спокойно относится к тому, что оппоненты зубоскалят над избранными формулировками.


«Вообще, ни о каких этапах в собственной жизни сожалеть не следует, на мой взгляд. Так происходит становление личности. Возможно, стерильные граждане, ни разу не сделавшие «шаг вправо — шаг влево», существуют, но я лично таковых не встречала. А если бы и встретила — отнеслась с опаской. Как правило, это признак хорошо замаскированных прирожденных карьеристов. Я к этой категории никогда не относилась».


По словам депутата, рассуждать о книге имеет смысл, только имея в виду культурные реалии начала нулевых годов, так как это не большая литература, а обычная женская публицистика, сильно привязанная к контексту.