St
«Это может присниться только в страшном сне»: в Театре Джигарханяна рассказали, будут ли судиться с Петросяном из-за слов о мучительной смерти их худрука
Как утверждал Евгений Ваганович, актер был всеми брошен и ушел в одиночестве Коллаж: © Daily Storm
Эксклюзив DS Культура

«Это может присниться только в страшном сне»: в Театре Джигарханяна рассказали, будут ли судиться с Петросяном из-за слов о мучительной смерти их худрука

Как утверждал Евгений Ваганович, актер был всеми брошен и ушел в одиночестве

Коллаж: © Daily Storm

Шокирующее заявление Евгения Петросяна о том, что народный артист Армен Джигарханян умирал в жутчайших муках, повлекло очередную волну скандалов. На днях стало известно, что на телеведущего подают в суд, а делает это заведующий труппой театра Вячеслав Дьяченко. Мол, Петросян — «старый лгун» и на самом деле у Армена Борисовича было все, что необходимо: и медсестры, и сиделки — лучший уход! Мы позвонили Вячеславу, чтобы узнать, действительно ли он собирается писать такое заявление, и если да, то что его оскорбило сильнее всего.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Джигарханян и Дьяченко
Джигарханян и Дьяченко Фото: © Facebook / Вячеслав Дьяченко

«Жить захочешь — решишь. Вот Джигарханян умер. А вы знаете, как и в каком состоянии он умер?! Нет, вы не знаете! Он сгнил, лежа в постели! Сгнил, потому что никто к нему не подходил. В муках, в болях! Вы знаете об этом? — негодовал Петросян в одном из своих последних интервью. — Вот об этом вы не скажете. Вам надо считать чужие деньги. Которых не существует. В болях человек умирал. В адских болях — оттого, что пролежни уже начали гнить. И к нему никто не подходил. У него был диабет, он нуждался в точечных уколах, которые ему никто не делал. Сгнил, лежа в постели. Так вы бы хотели умереть?»

 

Немногим позже юморист извинится за неподтвержденную информацию и посетует на журналиста, который обнародовал этот фрагмент вопреки их договоренности. «Видит Бог, таким беспределом мы достигли дна», — возмущался он. Однако механизм был запущен и в Сети уже вовсю обсуждали, что окружение Джигарханяна жаждет отмщения. Если коллектив театра решит, что суд — это единственный способ защитить честь покойного артиста, значит, так тому и быть! Или это снова чьи-то домыслы? 

 

«Это чушь. Сам удивлен. Этого в повестке театра нет, — опровергает информацию завтруппой Вячеслав Дьяченко, которому мы звоним, чтобы узнать, говорил ли он такие слова. — Петросян уважаемый в стране человек, и в суд подавать я не собираюсь. И мысли не было! Это только в страшном сне может присниться, что я подаю на выдающегося юмориста».

 

По словам Вячеслава, близкий друг Армена Борисовича Артур Согомонян сделал все, что в его силах, чтобы организовать актеру самый достойный уход. У него были и личный водитель, и медсестра. Кроме того, он находился под постоянным наблюдением известных врачей.  


Артур Согомонян
Артур Согомонян Фото: © Facebook / Артур Согомонян

«А к Евгению Вагановичу отношусь с огромным уважением! Какой суд? 40 дней не прошло, а желтая пресса не может хотя бы из уважения к великому артисту Джигарханяну заткнуться. Где нравственность нашей журналистики?» — удивленно спрашивает он и рассказывает, что несмотря на тяжелую утрату, коллектив продолжает свою работу. С приходом нового художественного руководителя Сергея Газарова у людей появилась реальная надежда на «мощную, яркую, интересную творческими событиями жизнь».

 

Не слышала ни о каком разбирательстве и и.о. гендиректора театра Елена Гильванова. Хотя, считает она, у юмориста вряд ли были основания заявлять такие вещи, которые прозвучали в его интервью. 


Елена Гильванова и Армен Джигарханян
Елена Гильванова и Армен Джигарханян Фото: © Facebook / Вячеслав Дьяченко

«Могу сказать однозначно: я знаю, что они не общались, — объясняет Елена Вячеславовна в беседе с Daily Storm. — Петросян не был с ним (Джигарханяном) настолько близок, чтобы что-либо комментировать».

 

«А по поводу суда… Нет, театр такую информацию не размещал, — продолжает она. — Это какая-то ошибка!»

 

Напомним, что Армена Борисовича не стало 14 ноября. Он ушел сразу за Михаилом Жванецким, и многие тут же разглядели в этом мистическое. Ну не бывает так, чтобы столпы умирали друг за другом! Позднее в этом списке появились Роман Виктюк и Валентин Гафт. Всем было далеко за 80.  

 

«Если есть Господь Бог, а он есть, я прошу его дольше оставлять меня живым, чтобы я еще хотел, чувствовал... — говорил когда-то Армен Борисович. — Хотел сегодня вечером выйти и соблазнить, загипнотизировать тех, кто в зале. Вот это мне интересно и важно! Я повторяю: меня волнует другое. Чтобы сегодня в зале кто-то заплакал или улыбнулся, увидев меня, или ушел бы счастливым!»


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...