St
Герберт Моралеc vs Artplay. Рейвы в клубе Pluton не дают спать старому гуляке и его соседям по дому
«С закрытым окном, в туалете, на подушке, с берушами — ничего не помогает»

Герберт Моралеc vs Artplay. Рейвы в клубе Pluton не дают спать старому гуляке и его соседям по дому

«С закрытым окном, в туалете, на подушке, с берушами — ничего не помогает»

Басманный район Москвы на севере граничит с корпусами электролампового завода, на юге — с заводом «Серп и молот» и сам почти наполовину состоит из промзон. Сразу за вокзалом красуются газгольдеры завода «Арма», а между железной дорогой и Яузой стоят пивоваренный завод «Московская Бавария», «Манометр» и «Плутон». С прекращением производства в столице эти здания зажили новой жизнью. В пивзаводе открыли «Винзавод», в газгольдере — «Газгольдер» (почти), а «Манометр» с «Плутоном» превратились в центр современного дизайна Artplay.


У слова «промзона» — оттенок чего-то бесчеловечного и мрачного, как вид из окна капитана Журова в «Грузе 200». Сыромятники выглядят иначе, и жители окрестностей описанных производств были всем довольны еще при советской власти. Эдуард Лимонов в книге «В Сырах» описывал это место так: «Я переселился в лунатический, пустой квартал старых строений, где под пыльным солнцем грелись только опасные бродячие собаки и не было в ту пору людей... В будние дни шли немногочисленные фигуры через тоннель вниз к Яузе, в завод «Манометр», но общее их количество вряд ли превышало размер бригады вохровцев, охраняющих завод. А так было пусто! Жаркий ветер 50-х годов прошлого века шевелил кронами пыльных деревьев, тихо осыпалась краска и штукатурка с перегревшихся старых домов».


Лидер группы Jah Division Герберт Моралес живет в Сыромятниках всю жизнь и тоже всегда считал их очень тихим местом. Но недавно захотел съехать. Виной тому — соседство с «Артплеем»: звуки вечеринок из клубов на его территории не дают заслуженному растаману спокойно спать по ночам, как и остальным жителям его дома. Мы поговорили с Гербертом о его беде, заодно выяснив, не находит ли он забавным, что ему сейчас мешает спать музыка, если учитывать, что сам он всегда был беспокойным соседом.


undefined
Jah Division. Гриша Спиридонов, илья вилков, Андрей Ким, Герберт Моралеc, Ольга Федоренкова и максим войтов Фото: © facebook.com / gerbert.morales

— Расскажите, как Artplay Вам мешает спать? 


— Дом, в котором я живу, — последний жилой дом у границы заводской территории, где открылся Artplay. Раньше нас мучил один ночной клуб Rodnya, но он хотя бы через дорогу стоял. В прошлом году открыли клуб Pluton — почти у нас во дворе. Каждую субботу и воскресенье до утра у них вечеринки, и все жители нашего дома слушают рейвы по ночам. В том числе и я. Rodnya чертова закрылась на днях, но в Pluton веселятся за двоих.


Посидел бы ты перед рассветом на том месте, где я прямо сейчас сижу, послушал бы модных диджеев пару часов — ты бы тоже стал ругаться. Это все слышно туалете, на подушке, с берушами, с закрытыми окнами. Давление повышается просто от низких частот и прямой бочки. А самое неприятное — тусовки испортили район еще и с точки зрения контингента. 


— Как это? 


— Слишком много слишком активных ментов — правда, активность у них одного вектора. Вот смотрите. Возвращаюсь я с концертов поздно вечером. Нас с коллегами, которые живут там же, каждые выходные останавливает полиция, потому что они теперь дежурят у нас во дворе. Зачем? Ищут чем поживиться на предмет 228-й. В последний раз был очень смешной обыск. Менты начали нас досматривать и спрашивать: «У вас есть что-нибудь запрещенное?» А мы начали ржать в ответ: «Вы что, нас совсем за дураков держите? Мы же здесь живем и знаем, что вы отираетесь тут постоянно, — что у нас может быть с собой запрещенное?!» У них от этих слов началась перезагрузка.


Еще было смешно, когда остановили нашего барабанщика Максима, который реально любит выпить. И он в тот вечер хорошо выпил — это его право, он прекрасно стучит в любом состоянии. Его стали вдруг обнюхивать и говорить, что от него пахнет амфетамином. А он пил только коньяк «Старейшина». Мы стали смеяться и говорить, что Максим не под спидами, а под «Старейшиной». И так каждые выходные. 


А один раз приехал я на такси к себе, заезжаем во двор — я удивленно говорю водителю: «О! Никого нет». А он мне в ответ: «Они, мусора, то есть, позже появятся. Меня здесь четыре раза обыскивали. В последний раз я им сказал, что они мой писюн видят чаще, чем моя девушка». Это вот у меня дома. Мне, артисту, интеллигентному человеку, приходится в таком жить теперь. 


— И Вы полагаете, такое пристальное внимание к Вам — из-за «Плутона»?


— Конечно. Раз рейвы — значит, менты там должны стоять, заниматься молочным животноводством. То есть рейвы мешают еще из-за этого, но главное — из-за нарушения закона. Они должны заканчивать в 12. Ладно, в час. Я за культуру. А от рейва хочется сбежать в другую страну.


— Слушайте, но ведь Вы же сами наверняка соседям мешали в течение Вашей карьеры. Все знают, какой у Вас был веселый нрав. Вам не видится в этой ситуации некая ирония? 


— Конечно, мешал. Но я же играю концерты. К часу обычно все расходятся. Даже если мы устраиваем ночные фестивали в клубах, ничего нигде не мешает — ни в «Летчике», ни в «Агломерате». Или вот был «Фассбиндер» на том же самом «Артплее» — там тоже никто никому не мешал. А тут другое — это рейвы. Они начинаются в половине двенадцатого. 


undefined
Рейв

В «Плутоне» еще ребята такие наглые — они все время что-то обещают и врут потом. Сначала говорили, что не будут рейвы устраивать — даже напечатали об этом в газете. А потом — упс, мы изменили концепцию, сорри, теперь ваши ушки будут страдать. А тут уже не только ушки страдают, а внутренние органы. Причем не только у меня, а у жителей еще 50 квартир. Мы занимались сбором подписей для прокуратуры, так одна тетка не дождалась решения и просто умерла. 


Выходит, проще умереть, чем добиться правды. То, что Artplay так с нами поступает, устраивая такие стремаки, очень расстраивает. Постоянное строительство и ремонты перед открытием каждого нового клубного проекта еще можно вынести, а вот шум по ночам, а главное — нежелание с ним бороться — это обидно. Я думал, мы друзья. Я часто там гулял, у меня там друзья, вообще, любил там всякое. По выходным там собираются жители со всего района, до 12 там ярмарка с музыкой — живой и электронной. А я предпочитаю теперь пойти на «Винзавод», если выхожу просто гулять.


— А что Вы предпринимали?


— Я особенно не верю в правду — разве что в счастливый случай. Я для себя выбрал тактику эскапизма, то есть убегательства: стал чаще уезжать куда-нибудь подальше. Даже в Америку. Но помимо меня в доме есть другие люди: они пишут в управу, в прокуратуру. Собирают подписи. 


Мы встречались даже с Салманом Дадаевым (главой управы района Басманный. — Примеч. «Шторма»). Мы собрали много подписей, и это его убедило, что «Плутон» должен сделать шумоизоляцию. Это было еще в июле — получается, все подписи оказались недействительными, никому не нужными. Куда теперь, я даже не знаю. В мэрию только или к вождю. 


Мы людей из «Плутона» приводили к себе послушать, как нам живется. Они говорят: «Ой, действительно. Ну вы нам сигнализируйте, если будет громко, мы сделаем потише». Сам понимаешь, это не работает. 


— А просто 02 набрать, чтобы машину прислали? 


— Они не едут. Они говорят, что у них нет времени или свободных нарядов. Наверное, у них есть дела поважнее: например амфетамин вынюхивать. Хотя я думаю, им просто велели игнорировать эти звонки — ну как иначе можно объяснить, если однажды ночью в полицию звонили жители шести квартир (и я в том числе), а не приехал в итоге никто. 


— Кто велел? 


— Ну, наверное, Сергей Десятов, директор «Артплея», с чьего попустительства все это происходит. А у Десятова позиция очень сильная, потому что его начальник, владелец «Артплея» — миллиардер Дмитрий Босов. А он, в свою очередь, играет с Главным в хоккей и вообще сосед Путина.


Так что я думаю переезжать.



«Шторм» связался с сооснователем клуба Pluton Андреем Алгоритмиком, прежде известным по работе над проектом Powerhouse. Вот как клубный деятель прокомментировал сложившуюся ситуацию: 


Проблема есть, и мы ее решаем. Мы постоянно делаем замеры звука и на связи с жильцами дома — у нас с ними есть общий чат, и мы мгновенно реагируем на все замечания. В данный момент начинают производить новые окна для «Плутона», которые увеличат звукоизоляцию на 30-40%. Также в планах — замена крыши, это тоже сильно повлияет на звукоизоляцию. Окна мы планируем заменить до конца года, пока не ударили морозы. Перестилать крышу — более масштабная задача, этим мы планируем заняться уже после зимы.