St
«Грязный это инструмент — публичная клевета!»: Быков и Гаркалин вступились за Лию Ахеджакову после скандала в «Современнике»
Народной артистке напомнили, что у нее есть друзья, которые ее всегда защитят и поддержат Коллаж:  Daily Storm

«Грязный это инструмент — публичная клевета!»: Быков и Гаркалин вступились за Лию Ахеджакову после скандала в «Современнике»

Народной артистке напомнили, что у нее есть друзья, которые ее всегда защитят и поддержат

Коллаж: Daily Storm

В социальной сети Facebook появилось обращение в поддержку Лии Ахеджаковой, публично обвиненной в оскорблении ветеранов и пропаганде гомосексуальных отношений. Как сообщают авторы послания, у актрисы есть нечто бесценное — это репутация достойного гражданина, неравнодушного к боли другого человека, и потому реакция «Офицеров России» (именно эта организация пожаловалась на «Современник») на постановку «Первый хлеб» необоснованна. А что думают сами подписавшиеся? Например, поэт и публицист Дмитрий Быков и актриса Марина Клещева?


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St


Сейчас под обращением стоят подписи сотен человек со всех уголков России. Среди заступившихся — и руководитель отдела культуры Института Сервантеса Татьяна Пигарева, и худрук красноярского ТЮЗа Роман Феодори, и худрук Пермского театра «У моста» Сергей Федотов. А еще — просто неравнодушные люди, которые называют себя коротеньким, но всеобъясняющим словом «зритель». Не смог остаться в стороне и писатель Дмитрий Быков. Почему он это сделал? Потому что, по его словам, артистка стала жертвой наветов и нуждается в поддержке.


«Причем я имею подозрение, что «Офицеры России» здесь совершенно ни при чем! — говорит он в беседе с Daily Storm. — Это некая компания режиссеров, которых мы не знаем. А поскольку эту компанию чем-то не устраивает либо театр «Современник», либо лично Лия Ахеджакова, они прибегли к довольно грязному инструменту — публичной клевете. И я хочу ее защитить».


Дмитрий Быков
Дмитрий Быков Фото: Global Look Press / Замир Усманов

«То есть это попытка скомпрометировать и театр, и актрису, — продолжает Быков. — Она кажется им уязвимой, поскольку оппозиционерка. А про оппозиционеров сейчас что ни скажи — все будет казаться правдой».

 

Есть свои объяснения и у Марины Клещевой, которая в разное время играла и в Театре на Таганке, и в Театре.doc. Хотя еще каких-то пять лет назад думала, что ей это никогда не светит. Дело в том, что артистка имеет уголовный бэкграунд: в общей сложности 11 лет в колонии за грабеж и разбой. Там-то, в зоновском кружке, и выяснилось, что она даст фору любой звезде. Как она играла героев Шекспира, не играл никто! 



Как признается актриса, она не знает, был ли в том спектакле мат, хотя лично она не имела бы ничего против. Мы же говорим на этом языке в обычной жизни? Говорим. А искусство на то и искусство, чтобы открывать те стороны, которые все обычно пытаются спрятать.

 

«Но я — за справедливость! — говорит Марина. — И хотя я не смотрела эту постановку, я ни на минуту не сомневаюсь ни в порядочности театра «Современник», ни в порядочности Ахеджаковой. Иначе она бы просто не стала во всем этом участвовать — в том, что противоречит ее принципам. А мы все знаем ее взгляды на жизнь».


«Ну конечно, это оскорбление личности! — в свою очередь заявляет актер Валерий Гаркалин. — Или как это еще называют? Навет? Я считаю, что надо найти того человека, который сплетничает, и призвать к ответу. Я поддерживаю Лиечку во всех начинаниях. Она прекрасна, и я даже представить себе не могу, что она могла такое сделать. Глубоко интеллигентный человек! Никаких таких отклонений я у нее никогда не наблюдал». 


Валерий Гаркалин
Валерий Гаркалин Фото: Global Look Press / Анатолий Ломохов

По словам Валерия Борисовича, он узнал об этой ситуации только сейчас. И хочет пожелать артистке всегда помнить, что у нее есть друзья.


«Пусть не думает, что она одна! — говорит Гаркалин. — Замечательная, необыкновенная, неслыханно добрая, с большим сердцем… Лиичка, я тебя поддерживаю и всегда рядом!»


А вот худрук Театра имени Пушкина Евгений Писарев считает, что дело даже не в Ахеджаковой. Она не нуждается в его защите. Как, впрочем, и сам театр «Современник», который как выпускал, так и продолжает выпускать замечательные пьесы. 


«Ситуация отвратительна сама по себе, — говорит он Daily Storm. — Она мракобесная какая-то. Давайте проверять всех! Если захочешь найти что-то подозрительное и оскорбляющее, то обязательно это найдешь!»


Напомним, что эта история оказалась настолько неоднозначна, что к ней пришлось подключиться лично главе Следственного комитета Александру Бастрыкину. Утверждалось, что героиня Лии Меджидовны бабушка Нурия приходит пьяной на кладбище, чтобы навестить покойного мужа-афганца, но останавливается возле могилы лежащего по соседству ветерана Великой Отечественной. Далее следует монолог.


Лия Ахеджакова
Лия Ахеджакова Фото: Global Look Press / Екатерина Цветкова

«Ну что, герой? Вот. Раскатали вас тут. Навоевался там? — якобы произносит женщина. — Защитил наше спокойствие? А, говнюк? Где оно, наше спокойствие? ***** (достали) вы, прям, со своей войной носитесь!»

 

При этом сама Ахеджакова утверждает, что в тексте ее роли не было ничего подобного. Какой мат? Какие оскорбления ветеранов? Это кто-то «науськал», говорит она; и скорее всего — противники нынешнего руководителя «Современника» Виктора Рыжакова. Есть такие люди, которые не хотят, чтобы он стоял у руля, а это — последствия. Ну а награды, которых ее теперь предлагают лишить… Что ж. Пусть забирают! Она вполне может быть и не народной.

 

Кстати, помимо культурной общественности, артистку уже поддержала и всероссийская Партия Роста. «Теперь правоохранители перестают копаться в бухгалтериях и просто решают выйти на сцену в прямом смысле этого слова, — говорит член организации Ирина Миронова. — А скоро такими темпами придут и в цирк... Кто в детстве не мечтал выступить на арене цирка?»


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...