St
Как киношники воруют деньги у Министерства культуры: пять историй в стиле Ильфа и Петрова
close
Пять историй должников «Фонда кино»

Как киношники воруют деньги у Министерства культуры: пять историй в стиле Ильфа и Петрова

«Шторм» выяснил, куда исчезают деньги, выделенные на поддержку отечественного кино

Фото: © flickr.com/Cristiano Deana
Фото: © flickr.com/Cristiano Deana

Каждый год департамент кинематографии Минкульта и Фонд кино выделяют миллиарды рублей на поддержку отечественного кино. Далеко не все эти деньги используются по назначению. Незадолго до роспуска правительства Владимир Мединский попросил Генпрокуратуру привлечь к отвественности пять киностудий, которые взяли у чиновников около 100 миллионов рублей и не сняли вообще ничего. Живой классик Сергей Соловьев, жуликоватый треш-мейкер Максим Воронков и киновед Ольга Тумасова — «Шторм» разобрался, почему у этих людей такая низкая финансовая дисциплина.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press

В списке должников Минкульта пять злостных неплательщиков, получивших субсидии и от упраздненной Роскультуры, и от наследовавшего ей Фонда кино при Сергее Толстикове и нынешнем директоре Антоне Малышеве. 


Ведомство долго и упорно судилось с кинодеятелями в арбитраже, но так ничего и не добилось. Теперь действовать будут siloviki. Не факт, конечно, что все деньги удастся вернуть, даже если сюжет доковыляет до уголовных дел. Ясно лишь то, что правоохранители получат массу удовольствия, изучая детали этих историй.


Такое удовольствие получили и мы. Пять должников Минкульта — пять проектов разных продюсеров, от легендарных до ноунеймов. Их непохожие между собой истории вместе сплетаются в безупречный пейзаж бизнес-Руси, не меняющийся со времен Остапа Бендера и его сценария к фильму «Шея».


Глава 1. Балаганов, не ставший Корейко: ООО «Аркада Интертейнмент» и фильм «Пес Рыжий»


В 2014 году на питчинге Фонда кино компания «Аркада» попросила поддержать проект «Пес Рыжий» — военную драму о собаке-сапере по сценарию умеренно известного Виктора Крюкова. Проект представлял еще менее известный продюсер «Аркады» Борис Гриф. Впрочем, последний обещал привлечь к проекту звезд: Даниила Страхова и Эммануила Виторгана. Под них субсидию дали.


«Пса Рыжего» от «Аркады» так и не дождались. Проект переименовали в «След истребителя», но дело не в названии, потому что «След» тоже не сняли. В какой-то момент съемки просто остановились, а господин Гриф исчез. ООО «Аркада Интертейнмент» было удалено из ЕГРЮЛ в сентябре 2017 года из-за неактивности. Никаких других проектов за этими «Рогами и копытами» ни отраслевая пресса, ни исполнительная власть не знают.


Как рассказал «Шторму» второй режиссер и композитор «Следа истребителя» Святослав Чирков, проект-то у Грифа был замечательный, команда на площадке подобралась отличная, не говоря о самом сценарии Крюкова. Только вот съемки прекратились после 20% отработанных смен. А потом деньги закончились, и всех отпустили по домам, не выдав зарплаты и не оплатив аренду оборудования. Чирков считает, что руководство «не рассчитало возможности».



«Пес Рыжий» по Крюкову все же вышел. В 2017 году, силами российско-белорусской компании Nonstop MEDIA, которой изначально проект и принадлежал. Продюсер картины Сергей Жданович рассказал «Шторму», что Гриф неожиданно появился и захотел принять участие в проекте, когда съемки перевалили за «экватор». Не получилось. Позже Гриф попытался приобрести у Ждановича права на экранизацию за 15 тысяч долларов — ему тоже ответили отказом. Еще через какое-то время до продюсера дошли слухи, что Гриф пытается приобрести права на экранизацию у самого писателя Крюкова. Наконец, в Nonstop MEDIA узнали, что Гриф получил от Фонда кино деньги и приступил к съемкам. При этом Жданович утверждает, что Грифу каким-то образом удалось сфабриковать его печать и подпись на контракте о совместном производстве фильма «Аркадой» и Nonstop MEDIA. Эта бумага и была подана в Фонд кино. Гриф нисколько не стеснялся этой проделки и даже прислал Ждановичу копию документа. «Я настоятельно попросил его прекратить заниматься фигней и пригрозил сообщить куда следует. Он поудалял меня из друзей в соцсетях, и больше мы не общались. Что меня устроило, ведь моих прав он в итоге так и не смог нарушить, а у Фонда кино свои юристы», — рассказал «Шторму» Жданович.


К слову, с Грифом он познакомился на Каннском кинофестивале. «Кто-то его ко мне подвел, и он рассказал о себе как об умелом координаторе и верном соратнике знаменитого продюсера Алексея Петрухина. Последнее создавало ощущение, что мой собеседник — серьезный человек, не проходимец какой-нибудь. Ну да», — поделился продюсер.



Гриф действительно был сотрудником компании «Русская Фильм Группа», и на некоторых киносайтах он даже указан как сопродюсер «Училки» Алексея Петрухина. Известный кинодеятель наслышан, что Гриф давно и с удовольствием «открывает двери» его именем, и рекомендует следующим контрагентам Бориса тщательнее проверять референсы.


«Был такой персонаж, работал у нас переводчиком, ассистентом, потом подтянули до промо-продюсера, — вспоминает Петрухин и без подсказки рассказывает ожидаемое: — Он должен был быть сопродюсером «Училки», но так им и не стал в итоге, ничего в проект не принес и здорово подвел — кинул, по сути. Буксанули мы сильно из-за него. Потом вернулся с извинениями, попытался исправить, опять подвел. Скрылся — и больше его никто не видел. Мы уже забыли его».


Родство Шуры Балаганова и революционного офицера с «Очакова» мог подтвердить только Остап Бендер — за отсутствием более авторитетных экспертов (самого Петра Шмидта вскоре после мятежа не мешкая расстреляли). В случае с Грифом все проще, и карьера его засбоила по объективным причинам, еще великим комбинатором описанным: «Мальчик! То, что произошло, — это даже не эпизод, а случайность. Джентльмен в поисках десятки. И вообще, что это за профессия такая — сын лейтенанта Шмидта! Год-два, а потом ваши рыжие кудри примелькаются, и вас начнут просто бить»


Глава вторая. Утром — деньги, вечером — стулья, но деньги вперед: ООО «Ин Моушн» и «Обратная сторона Луны». 23,2 миллиона рублей


Сказать, что Минкульт сквозь пальцы смотрит на нарушителей договоренностей, было бы преувеличением. Ведомство и без надзорных органов присматривает за выданными денежками, а в случае проблем ругается и подает иски в арбитраж. Судиться с подрядчиками, не возвращающими предоплату, — это же классика, мейнстрим гражданского права! Толку-то. На примере второго должника из списка Мединского можно наглядно понять, зачем Минкульту понадобилась прокуратура.


В июне 2008 года фирмочка киноведа и продюсера Ольги Тумасовой «Ин Моушн» договорилась с Федеральным агентством по культуре и кинематографии (они выдавали субсидии до появления Фонда кино). Ведомство заплатило студии 23,7 миллиона рублей, с тем чтобы она сняла фильм «Обратная сторона Луны». «Ин Моушн», как можно догадаться, ничего не сняла, в марте 2011-го договор расторгли. Из почти 24 миллионов студия вернула Минкульту 500 тысяч рублей. Больше как-то не получилось. 


В министерстве обиделись и накатали иск, удовлетворенный в 2011 году Арбитражным судом Москвы. «Ин моушн» по суду должна была выплатить не только остаток долга, но и проценты и покрыть судебные издержки. Студия подала апелляцию, но, конечно, безрезультатно — 7 февраля 2013 года она была отклонена. Вроде все? 


Как бы не так. Уже из запроса Мединского Генпрокуратуре понятно, что деньги «Ин Моушн» не вернула. Сайт службы судебных приставов сообщает, что исполнительное производство по делу было остановлено в 2017 году на основании п. 3 ст. 46 229-ФЗ. В нем говорится, что исполнительный документ возвращается взыскателю, если невозможно установить местонахождение должника, его имущества либо узнать о состоянии его счетов. Иными словами, не могут приставы никаких денег добыть, потому что из пустого и Соломон не нальет. Были ли эти деньги перечислены студии? Каким порядком? Куда она их потратила (если потратила)? Все это решительно неизвестно. К тому же «Ин Моушн», как и большинство подобных компаний, — ООО. Это значит, что по обязательствам отвечает юрлицо, и только оно, его долги не взыскиваются с учредителей.



Глава третья. «Слепой» Паниковский или ксендз Кушаковский: «Криминальный блюз» Максима Воронкова. 6,6 миллиона рублей


Наш следующий герой — Максим Воронков. На фото он похож на католического клирика — очки, черная рубашка и белый воротничок-колоратка, атрибут пастора. Прекрасная иллюстрация библейского гроба повапленного (Мф. 23:27)


Воронков — наследник творческого метода маэстро треша Анатолия Эйрамджана, у которого, кстати, дебютировал как актер фильме «Бабник». С середины девяностых он активно снимает треш-комедии, удивительно нарастив темп в последнее десятилетие. Его уму и таланту мы обязаны несколькими фильмами о вояжах Степаныча, картинами «Интимная жизнь Севастьяна Бахова» или «Колхоз интертейнмент». 


Режиссер и манеру вести дела унаследовал из 90-х. Его бывший партнер Владимир Иванов неоднократно пробовал обращаться в Следственный комитет, обвиняя Воронкова в том, что тот присвоил авторские права. Наконец, широко известна история подмосковной пенсионерки, которая продала квартиру, чтобы инвестировать в кинобизнес Воронкова и стричь купоны. Режиссер обещал ей месячную ренту 5-7 тысяч долларов, но, несмотря на выполнение всех инвесторских обязательств, процент ей не выплачивали.


Всего этого, конечно, недостаточно, чтобы стать легендой. До недавнего времени о Воронкове ничего не знали за пределами индустрии. Все изменил тот проклятый день, когда враг рода людского и отец лжи исторгнул из своего гнилого сознания мысль, от которой тускнели уголья в жаровнях Преисподней. «Давайте сделаем ремейк «Кавказской пленницы», — пронеслось над мирозданием. Воронков сразу подхватил эту идею и снял фильм во славу Сатаны.


Фильм был признан одним из худших в истории кинематографа. А особенно всех взбесило, что на отборную шлачину государство потратило 7,5 миллиона рублей. Ну а дальше артисты стали жаловаться, что им не заплатили.



Видеоблогер и кинокритик Евгений Баженов (BadСomedian) постарался, чтобы и его аудитория знала, кто такой Воронков. За это ему обещали разнести лицо, а тот выкинул козырного туза и публично обратился к Мединскому: «Если вы так уверены в авторе, что пробашляли пять его фильмов; если вы уверены, что именно такое кино нуждается в народных деньгах, давайте вообще весь бюджет Фонда кино каждый год Воронкову отдавать!» Министр пообещал разобраться, скоро последовал ответ от его пресс-секретаря, мол, да, ошиблись, дали маху. Минкульт дал понять, что Воронков больше денег из бюджета не получит.


Так, «Криминальный блюз» стал последним фильмом Воронкова, получившим господдержку, и Минкульт, очевидно, эту свою ошибку сейчас намерен исправить. Забавнее всего, что, в отличие от других в списке, опытный Воронков свое-то кино на самом деле снял, то есть фильм вроде есть — но его как бы нет. Это как в квантовой механике — зависит от того, как посмотреть. В прокате не то 2013-го, не то 2015 года его никто толком не видел, в ЕАИС данные о нем отсутствуют, то есть кино не прокатывается и прокатывать его нельзя (разумеется, Минкульт на таких условиях денег не дает).


«Криминальный блюз» рассказывает о дружбе между главарем московских бандитов и известным джазовым музыкантом. Главную роль сыграл знаменитый и уважаемый Игорь Бутман. Вроде бы картину даже кто-то видел. Увидеть ее можно было и в эти выходные: в пресс-службе саксофониста подтвердили, что показы состоятся в рамках петербургского фестиваля «День джаза». Кино покажут с разрешения «МВ Синема» бесплатно по предварительной регистрации. Сам Бутман комментировать ситуацию не хочет, но к нему вопросов меньше всего.



Напомним лишь, что за публичную демонстрацию картины без прокатного удостоверения кинотеатр может попасть на штраф. Возможно, лазейка с закрытым показом поможет организаторам избежать неприятностей.


Глава четвертая. Барин из Парижа вернулся: французский проект «Елизавета и Клодиль» Сергея Соловьева. 25 миллионов рублей



Сергей Соловьев — великий, без обиняков, мастер, автор много чего легендарного. Снимать впопыхах — это не про него. «Елизавета и Клодиль» — история о двух женщинах, снятая в сеттинге Серебряного века. Проект должен был стать совместной работой кинематографистов России и Франции. В ролях: Кристофер Ламберт, Пьер Ришар, Анжель Вивье и Адель Экзаркопулос. С русской стороны, помимо самого САС, должен был участвовать Александр Баширов. 


Последний рассказал «Шторму», что для «Елизаветы и Клодили» он даже ягодицы подкачал, очень уж его привлекла поэтичная история и съемки в Нормандии. А тут раз — и все заглохло.


Насколько плотно заглохло и на какой стадии проект сейчас, даже представители Соловьева сказать затруднились. Скорее всего, и сам Соловьев не ответил бы: режиссер занимается проектом почти двадцать лет, и дело идет ни шатко ни валко. Написан сценарий, состоялись пробы, написана музыка, подобрана натура. Уже в 2011 году Соловьев жаловался, что пробы надо устраивать заново, потому что актрисы, претендовавшие на роль 11-летних главных героинь, уже своих детей отправили в школу. Фильм «Елизавета и Клодиль» получил удостоверение национального фильма, но денег в кризис 2008 года не дали. А потом дали и сказали снимать, но средств для съемок оказалось маловато. А потом Ришар заболел — он уж не мальчик, сейчас ему 83, а самому САС — 73, а потом новый кризис... Много всяких «но» и «если», в контексте которых слово «дедлайн» кажется кощунственным. Но не всем. В марте 2018 года арбитраж удовлетворил требования министерства. 



«Деньги очень маленькие — на которые, конечно же, снять ничего нельзя, — сейчас вроде бы есть. Они есть, но они как шары воздушные. Никто не сказал, что шарик-то уже улетел в другие края. Я спрашиваю: «Шарик-то был голубой?» Они говорят: «Какая тебе разница? Он все равно улетел. Нужно было вовремя хвататься за ниточку» (Сергей Соловьев, 2011 год).



Глава пятая. Все ходы записаны: «Чеченфильм» и «Тоска» по Чехову. 23,17 миллиона рублей


Последняя история уже не такая занятная. В 2009 году указом правительства Чечни была создана киностудия «Чеченфильм», которую возглавил американский режиссер чеченского происхождения Инал Шерипов. Он был генеральным продюсером Европейской ассоциации кино и телевидения, а до этого работал в США, так что планы у него были самые наполеоновские. Например, экранизировать в Чечне Юкио Мисиму. Но первым фильмом студии должна была стать «Тоска» по произведениям Антона Павловича Чехова.


Шерипов обратился в Минкульт за субсидией, и «Чеченфильм» ее получил — один из двух миллионов долларов, требовавшихся на съемки. Но собрать вторую половину бюджета режиссер не успел. Из-за разногласий с руководством республики Шерипов ушел с поста в 2012 году. Концепция «Чеченфильма» поменялась, а проект так и не был реализован. В июле 2014-го Минкульт выиграл арбитраж по договору, суд обязал студию вернуть деньги. В сентябре того же года ГУП «Чеченфильм» было ликвидировано. Как уж его ликвидировали с задолженностью — вопрос, который, видимо, и предстоит выяснить органам.