St
Лидер движения SERB объяснил, почему Ахеджакова перестала материться на сцене
Спектакль о ветеранах ВОВ и Афгана еще до премьеры вызвал бурю эмоций у Соловьева и «Офицеров России» Коллаж: Daily Storm

Лидер движения SERB объяснил, почему Ахеджакова перестала материться на сцене

Спектакль о ветеранах ВОВ и Афгана еще до премьеры вызвал бурю эмоций у Соловьева и «Офицеров России»

Коллаж: Daily Storm

Любительница похулиганить Лия Ахеджакова удивила своих поклонников в «Современнике» необыкновенно высоким моральным уровнем. Вопреки ожиданиям зрителей, пришедших на премьеру «Первый хлеб», чтобы послушать, как она ругается матом, артистка не проронила ни одного скверного словца! Впрочем, как объясняет лидер движения SERB Гоша Тарасевич, оно и понятно: в зале присутствовали его ребята.


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Гоша Тарасевич
Гоша Тарасевич Фото: ВКонтакте / Гоша Тарасевич

«Если бы что-то пошло не так, они бы тут же поднялись на сцену и прервали постановку, — рассказывает Daily Storm Тарасевич. — Не говоря уже о распрыскивании бутылочки со вполне безобидной, но о-очень пахучей жидкостью!»

 

О том, что Лия Меджидовна умеет изъясняться не только на великом и могучем, но и на его «ответвлении», россияне узнали за несколько дней до премьеры, заглянув в сценарий. По задумке режиссера Бениамина Коца, героиня Ахеджаковой должна была прийти на кладбище, чтобы навестить могилу мужа, воина-афганца, и произнести там монолог. Правда, адресованный почему-то не супругу, а лежащему рядом с ним ветерану Фумкину.

 

«Да! Герой ты, вроде как. Ты ж в Великую нашу самую Отечественную воевал, — говорится в пьесе. — У тебя так и было там что-то про это написано: Герой Советского Союза. Да, «За оборону Киева», там, «За оборону Кавказа» медали, да? Да. Значит, Салимхан где-то рядом. Ну что, герой? Вот. Раскатали вас тут. Навоевался там? Защитил наше спокойствие? А, говнюк? Где оно, наше спокойствие? ***** (достали) вы, прям, со своей войной носитесь!»



«Защитили? И че? Я вот что не поняла, — все больше распаляется женщина. — Вы там совсем *****? Вам сверху ниче не видно? Нам вот не видно ниоткуда. Или снизу? Снизу, конечно, вы ж там перегасили друг друга».


О том, что последовало дальше, наверное, лучше не напоминать. Ну или совсем коротко: «Офицеры России» тут же пожаловались в Генпрокуратуру, телеведущий Владимир Соловьев обозвал актрису «стареющим посмешищем», а «Ветераны России» потребовали лишить ее звания народной артистки. Не возмущались разве что парни из движения SERB. Они просто дали понять: если задуманное воплотится, театру несдобровать. И что происходит дальше? На премьере все чинно и благородно. Ни одного похабного глагола! «Ну поматерись уже, — умоляли глаза зрителей, — зря мы что ли сюда шли?» «Ну скажи хоть словечко!» — будто кричали принесенные кем-то венки с лентами «Хороним «Современник». Но актриса ни в какую! Сглажен и широко анонсированный поцелуй мужчин, в котором можно было бы запросто усмотреть пропаганду ЛГБТ. Герои лишь легонько тянутся друг к другу щечками.



«То есть они просто испугались наших предупреждений, — говорит Гоша Тарасевич. — Когда мои ребята уже сидели в зале, мне позвонила женщина по имени Галина, которая представилась то ли администратором «Современника», то ли помощницей худрука Рыжакова, и сообщила мне, что они изменили постановку и убрали из нее мат. А потом попросила ничего не устраивать, чтобы не портить людям вечер».

 

По словам Гоши, поначалу они засомневались, нет ли во всем этом какого-то подвоха. Вдруг сотрудники «Современника» просто ждут, когда все потеряют бдительность, а потом возьмут да и вернут в постановку и матерные словечки, и поцелуйчики? Поэтому один из их парней сидел в зале даже в воскресенье.

 

«Не хочу его светить, но если бы нас обманули, он бы разлил там вонючую жидкость, — говорит Тарасевич. — Запах, кстати, отвратительный! И это было бы еще более радикально!»



Кстати, понять авторов спектакля можно. Ну хотя бы отчасти. Они молодые, поэтому сделали ставку на хайп. Это как со МХАТ имени Горького: зовешь одну скандальную звезду — и она все «вытаскивает». Другой вопрос, зачем это Ахеджаковой? Она же сама ребенок войны. Для чего ей крыть матом покойных ветеранов?  

 

«Мне кажется, все из-за ее невостребованности в театре и кино, — говорит лидер Serb. — Может, типаж не тот. Может, ее боятся звать из-за ее оппозиционных взглядов, поэтому она и ухватилась за такую, прямо скажем, халтуру. А ведь могла бы остаться актрисой высокого полета!»


Фото: Instagram / sovremenniktheatre

 Напомним, что «Первый хлеб» поставлен по пьесе ученика Николая Коляды — Рината Ташимова. Цены на билеты демократичны: от 800 рублей в дальних рядах до пяти тысяч за место возле сцены. «В центре спектакля оказывается поколение молодых людей, у которых как будто нет почвы под ногами, — сообщается в аннотации. — Они потеряны и не знают, что делать со своими жизнями, не могут просто жить и любить, поэтому идут на войну — на одну из десятков войн, идущих на планете». Однако сами зрители почему-то думают иначе. «Очередной мастер-класс по оплевыванию страны! — пишут в Сети. — Хотя обиднее другое: что во все это втянули маленькую беззащитную женщину 83 лет...»


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...