St
Смерть Фиделя
Максим Сурайкин против выхода комедии «Дорогой диктатор», хотя остальные — за

Смерть Фиделя

Максим Сурайкин против выхода комедии «Дорогой диктатор», хотя остальные — за

Скриншот © Daily Storm

Лидер «Коммунистов России» и кандидат в президенты Максим Сурайкин намерен жаловаться в Минкульт на новую комедию о Фиделе Кастро, если она будет оскорблять память вождя Кубинской революции.


16 марта на экраны выходит голливудская молодежная комедия «Дорогой диктатор». Суть такова: непопулярная школьница из чувства противоречия выбирает себе в герои карибского коммуниста-диктатора Антона Винсента: она пишет про него сочинения и вступает с ним в переписку. Когда его свергают повстанцы, он предпочитает скрываться именно у нее (очевидно, других друзей у бородача в кепи оливкового цвета нет). Дружба проходит проверку временем, и Антон помогает своей ученице организовать la revolución против школьных порядков — теми же методами, что помогли ему самому завоевать власть на своем банановом острове.


Судя по трейлеру, геометрическое место «Дорогого диктатора» где-то на пересечении медиан треугольника с вершинами «Как стать принцессой», «Троцкий» и «Диктатор». Первый фильм, открывший миру талант Энн Хэтэуэй, рассказывал о том, как у старшеклассницы-нерда объявились августейшие родственники в Европе и что из этого вышло. В центре сюжета канадской комедии «Троцкий» — школьник-марксист Леон Бронштейн и его вера в то, что он Яков Свердлов (нет, Троцкий, конечно). В «Диктаторе» Саша Барон Коэн откровенно издевался над Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи, незадолго до съемок картины растерзанном восставшей ливийской толпой.



Последнее сравнение тем более уместно, что в новом «Дорогом диктаторе» эксплуатируется визуальный образ Фиделя Кастро — сэр Майкл Кейн, командор Ордена Британской империи с бородой, очень напоминает эль команданте. По крайней мере, каким его знает целевая аудитория этой комедии из увиденных в недавнем детстве новостных выпусков.


Куба рядом!


Конечно, надо понимать, что для американца Фидель — безусловно отрицательный персонаж. Кровавый диктатор, патентованная сволочь, сперва выгнавший в Майами с Острова свободы всех приличных людей и Тони Монтану заодно, а затем, по настоянию Хрущева, Громыко и Малиновского, разместивший баллистические ракеты в мягком подбрюшье США. Свою якобы кровавую диктатуру Фидель-де тридцать лет содержал на подачки от СССР, а когда тот откинул ласты, жить Кубе пришлось впроголодь, и от режима Кастро бежали чуть ли не вплавь...


Но для русского человека, тем паче советской закалки Фидель — персонаж почти родной. И недаром герой довлатовской «Зоны» уверенно причислял команданте к членам Политбюро. Романтический миф Кубинской революции 1959 года был в СССР сродни собственному революционному мифу, но облагороженному и визуально более привлекательному. И позднее легенда о славных кубинских бородачах здесь не утратила своей привлекательности. Даже безотносительно посмертной харизмы соратника Фиделя — Че Гевары, лик которого благодаря китайским потогонкам украсил в 1990-е животы антиглобалистов всего мира, инсургентов и weekend warriors всех мастей.


Любовь к Фиделю Кастро у наших, конечно, не универсальная, однако после его смерти в ноябре 2016-го моя бабушка всплакнула. И не только потому что жила на Острове свободы в 1960-е, когда мой дед исполнял там деликатный интернациональный долг. В конце концов, неспроста же площадь в московском районе Сокол подле улиц Луиджи Лонго и Сальвадора Альенде назвали именем Фиделя Кастро. И то дело — так там вокруг одни Песчаные да Новопесчаные.



После скандалов с «Матильдой» и «Смертью Сталина» оскорбленная память диктаторов прошлых лет — штука, с которой лишний раз лучше не играть. Вот и vox populi тому подтверждение: в секции комментариев к трейлеру «Дорогого диктатора» одни вовсю костерят «либерастов» и «америкосов», снявших такую дрянь, другие считают, что фильм с таким названием хорошо было бы снять «про путлера» (на худой конец — про Назарбаева). «Шторм» решил выяснить, не возникнет ли проблем у картины, выходящей на экраны в обществе вселенской обиды за два дня до выборов.


Уголок оскорбленному чувству


Площадь Кастро в Москве появилась по инициативе «Коммунистов России» — лидер партии Максим Сурайкин обратился в мэрию с соответствующей просьбой вскоре после смерти команданте. К Сурайкину мы обратились в первую очередь. Кандидат в президенты заявил, что считает такой стеб над легендой недопустимым:


«Это часть антисоветской, вернее, антикоммунистической пропаганды. Очередная попытка западных стран выставить революционных вождей разных стран в пародийном уничижительном свете. Выход такого фильма в России, очевидным образом, преследует цель запутать народ, сознательно дискредитировать высокий образ Фиделя Кастро как вождя Кубинской революции», — заявил он. «Товарищ Максим» поблагодарил «Шторм» за сигнал и пообещал разобраться. В случае если фильм ему не понравится, кандидат в президенты РФ намерен обратиться в Минкульт с требованием отозвать у «Дорогого диктатора» прокатное удостоверение и провести акции прямого действия против выхода картины.



Его не поддержал другой российский коммунист, первый секретарь московского горкома КПРФ Валерий Рашкин. В беседе со «Штормом» он оценил ситуацию в духе комментаторов с YouTube: «Надо бы о диктаторе Путине выпустить такой фильм. Об авторитарном режиме и последствиях этого режима. Вот это было бы шоу, которое с удовольствием посмотрели бы граждане. Как живется народу, в каком состоянии экономика, здравоохранение, сколько наркоты перевозится на дипломатических самолетах, как на самолетах собачки летают, как зажимается демократия — вот такой фильм бы посмотреть».


Против запрета неожиданно выступил Павел Пожигайло, бывший замминистра культуры, член Общественного совета при нынешнем Минкульте. Обломавший зубы об «Матильду», он все-таки сумел остановить прокат «Смерти Сталина» — в том числе его стараниями у картины было отозвано прокатное удостоверение. «Пусть на Кубе запрещают, если захотят», — сказал президент Фонда изучения наследия П.А. Столыпина «Шторму». По мнению Пожигайло, «не надо доводить ситуацию до абсурда»: действовать нужно в рамках действующего закона. Вдобавок, по его мнению, образ Фиделя для россиян — не настолько неприкосновенный, как образ И. Сталина, а Кубинская революция — не так свята, как Победа.


Выводы читатель может сделать самостоятельно. Остается лишь указать, что прокатное удостоверение «Дорогому диктатору» выдано с возрастной маркировкой 16+.


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...