St
Суровые архангельские дети танцуют в обнимку с морскими минами и ползают по радиоактивным зенитным установкам
Архангелогородцы объявили войну победобесию, но власти отказываются «реагировать на каждый взвизг»

Суровые архангельские дети танцуют в обнимку с морскими минами и ползают по радиоактивным зенитным установкам

Архангелогородцы объявили войну победобесию, но власти отказываются «реагировать на каждый взвизг»

Фото: © Кирилл Радий
Фото: © Кирилл Радий

В редакцию «Шторма» обратился житель Архангельска, который пожаловался нам на то, что город теперь напоминает один большой мемориал Великой Отечественной войне. Власти заняты исключительно установкой памятников — и это в то время, когда уровень жизни стремительно падает. На днях градус победобесия, кажется, дошел до последнего, фантастического предела: горожанам представили номер, в котором дети танцевали в обнимку с минами! «Шторм» узнал, было ли такое на самом деле и каково архангелогородцам под дулами настоящих и мемориальных орудий.


Общаясь со «Штормом», молодой человек сразу предупредил: он с огромным уважением относится и к истории города, и к людям, которые здесь погибли в годы войны. В начале сороковых Архангельск подвергался массированным бомбардировкам; 38 тысяч из 200-тысячного населения умерли от голода — суточная норма хлеба порой снижалась до 125 грамм, что в том же блокадном Ленинграде считалось минимумом; с фронта не вернулся каждый третий призванный горожанин! Но ведь о таком не кричат...


«На то, что происходит, больше невозможно смотреть, — рассказывает архангелогородец. — Уютную набережную превратили в мемориал — там уже шесть памятников войне. Стену размалевали граффити по госзаказу. У Дома офицеров поставили танк. Сквер, который носил имя сказочника Писахова, назвали сквером Победы и влепили в него зенитную пушку. И это только первое, что приходит в голову. Про бесконечные Аллеи Славы я уже не говорю!»


Но больше всего, продолжает парень, шокировало празднование Дня города, во время которого маленькие танцоры показали горожанам, «как наши мочили фашистов». В руках у школьников были макеты военных кораблей, копия памятника тюленю и... минные заграждения от немецких подводных лодок!


«Можете представить жизнерадостных детей с минами? — спрашивает рассказчик. — А мы это видели. Ничем не напоминает Северную Корею?!»


Архангельский молодежный театр находится в самом центре города: полминуты — и ты на набережной. Именно здесь худрук коллектива и основатель знаменитого Международного фестиваля уличных театров Виктор Панов чаще всего прогуливается с маленьким сыном. Да, подтверждает он, все сказанное — правда. Куда ни ступи, тебе везде напоминают о войне.   


undefined
Кудрин и Панов Фото: © vk.com/a_panova

«Я много раз говорил и продолжаю говорить, получая за это по ушам: есть памятники, которые должны стоять — например, Монумент Победы или бронзовый адмирал Кузнецов, — а есть те, которые не должны, — поделился он в беседе со «Штормом». — В центре города — пушка, возле Дома офицеров — сталинский танк... А теперь еще и дети танцуют с минными заграждениями. Де-ти! Так и хочется сказать: устроители Дня города, да в вас вообще ничего святого нет, если вы заставляете их обниматься с минами!»


В истории Великой Отечественной есть немало примеров того, как женщины и дети совершали подвиги и жертвовали своими жизнями. Но тогда, говорит Панов, была война, а сейчас — мирное время. Кому и зачем надо нагнетать?


«И такие перегибы во всем, — продолжает он. — Иду по городу — кругом памятники. Включаю телевизор — ведущие с упоением и сладострастием рассказывают нам, как девчонки разбирают и собирают автоматы. Не знаю, чье это влияние — возможно, Шойгу, — но это отвратительно! Поверьте, если на нас нападут враги, наши женщины встанут как одна, а пока пусть будут нежными, слабыми и рожают детей!»


На вопрос, какого монумента действительно не хватает Архангельску, режиссер ответил, что жертвам ГУЛАГа. Именно здесь когда-то был его пересыльный пункт. Свое видение истории — у руководителя общественной организации «Долг» Александра Лелетко. Он хотел бы поставить памятник матери, которая так и не дождалась возвращения сына из горячей точки. В Афганистане ли, в Чечне — сколько их было, таких невинно убиенных душ!


undefined
Александр Лелетко Фото: © vk.com/Александр Лелетко

«Не подумайте, что я имею что-то против монументов Великой Отечественной — мне страшно, что их сделали модой! — рассказал он «Шторму». — Сначала ставят памятник «детям войны», потом — «детям, опаленным войной». Даже сами ветераны запутались, кого теперь причислять к героям! Скоро детям детей начнут ставить, а там, глядишь, и правнукам».


«Я был на одном из совещаний, где обсуждали очередной такой памятник, — смеясь, добавил Лелетко. — Так они там чуть ли не передрались! С депутатами понятно — скоро выборы, им кровь из носу надо засветиться с какой-нибудь благородной идеей. Но сколько ж можно? Устанавливают и устанавливают, устанавливают и устанавливают!»


undefined
Фото: © Кирилл Радий

Интересно, что некоторые орудия, которые украшают улицы Архангельска, никак не связаны с историей Великой Отечественной. Например, в сквере Победы на Поморской, который раньше носил имя сказочника Степана Писахова, стоит зенитное орудие АЗП-57, когда-то принадлежавшее 10-й отдельной Краснознаменной армии ПВО. Такие пушки приняли на вооружение лишь в пятидесятых, так что «воевать» она точно не могла.


«Но стремление постоянно нагнетать какой-то патриотический угар и победобесие, видимо, единственное, что наши власти сегодня могут предъявить обществу, — попытался объяснить появление зенитки политолог, координатор Комитета гражданских инициатив в Архангельской области Андрей Чураков. — Кстати, в прошлом году один из наших общественников пришел туда со счетчиком Гейгера и зафиксировал опасный для жизни радиационный фон. Оказалось, что с орудия забыли снять детали, которые несли излучение. Разумеется, зенитку сразу увезли и привели в должное состояние, но до этого по ней два года ползали дети!»


undefined
Зенитная пушка с высоким радиационным фоном Фото: © runnersm777

По мнению Чуракова, победобесие началось не сегодня и не вчера, а во времена бывшего мэра города Виктора Павленко, который, будучи воспитанником Высшей комсомольской школы при ЦК ВЛКСМ, успел застать эпоху «шумных покрасок заборов» и попытался внедрить юношеский опыт в современные реалии. При нем в городе постоянно проходили какие-то праздники и торжественные мероприятия. Тогда же начали появляться и бесчисленные Аллеи Славы.


«Будете смеяться, но иногда их сажали по несколько раз на одном месте, — вспоминает Чураков. — Не помню, в каком году, на Воскресенской, 6 с подачи Павленко посадили 450 кедров. Потом эти деревья куда-то пропали. Куда — так никто и не понял. И что бы вы думали? Несколько лет назад там начали высаживать Аллею памяти сотрудников КГБ. Неделю назад посадки повторились. Адрес все тот же!» 


По мнению политолога, за страстью к памятникам и аллеям стоит обычная попытка скрыть плачевное состояние города. О том, что значимость Победы в Великой Отечественной войне от этого лишь принижается, никто не думает. 


undefined
Аллея, которую пересаживали три раза Фото: © Кирилл Радий

«Регион находится в жесточайшем экономическом коллапсе, — объясняет Чураков. — Ежегодно область теряет по 10-12 тысяч человек, которые бегут отсюда при любой появившейся возможности. Город неухоженный, жилищный фонд находится в страшном состоянии, бараки стоят даже в центре. В каких условиях живут люди, вы можете себе представить: туалеты, извиняюсь, прямого падения. И при этом власть ставит памятники! Власть придумывает шоу, чтобы хоть как-то ретушировать эту ситуацию! Так что Великая Отечественная — это всего лишь удобный повод, и не надо называть это патриотизмом».  


undefined
Фото: © facebook.com/andrey.churakov.7

Между тем сами власти отнюдь не считают, что в их желании еще раз напомнить людям, где они живут, есть хоть какие-то перехлесты. Например, в Управлении культуры и молодежной политики обладминистрации предположили, что обратившийся к нам житель города просто чего-то недопонял. Танец, который он видел, всего лишь показывал историю города. А если она морская, как не рассказать о легендарном арктическом конвое «Дервиш», который в августе 1941 года доставил в Архангельск помощь союзников? Отсюда и корабли, и мины, сквозь которые им приходилось пробираться, пояснили в ведомстве, почти один в один повторив слова постановщика танца — балетмейстера Северного хора Александра Селиванова.


undefined
Фото: © Кирилл Радий

«А по поводу памятников звоните в департамент градостроительства, — посоветовали культработники. — Кстати, ставят их не потому, что этого хотят сами власти. Никто из чиновников просто так решения не принимает. Видимо, это пожелания горожан, которые обращались с такими предложениями в комиссию по топонимике».


Увы, но в департаменте градостроительства, куда нас направили, звонку «Шторма» явно не обрадовались. «А кто пожаловался? — первым делом уточнила заместитель главного архитектора Архангельска Александра Юницына. — Не представились? Ну, если человек не представился, чего мы будем на каждый взвизг реагировать? Он там мимо пробегал, а мы поскорее отвечать? «Кушать подано?» Напишите официальный запрос, в котором обязательно укажите имя обратившегося, и тогда вы получите ответы на все свои вопросы».


undefined
Фото: © Кирилл Радий

А вот как отреагировали в администрации области. «У нас нет информации о массовом недовольстве этим вопросом, — сообщил «Шторму» пресс-секретарь губернатора Игоря Орлова — Артем Ботыгин. — Возможно, это субъективное мнение отдельного человека. Это нормально: сколько людей, столько и мнений. Например, есть люди, которые жалуются на ежегодный фестиваль уличных театров, который в Архангельске проводит известный в городе режиссер Виктор Панов. Его молодежный театр недавно вошел в топ-10 лучших театров в стране за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, а фестивали Виктора Петровича всегда с нетерпением ждет большая часть горожан. Но даже при всем этом находятся недовольные!»   


В последнее время память о Великой Отечественной войне стала едва ли не религией. Торжества — все помпезнее, речи — громче, памятники — выше, а на проезжающих гелендвагенах красуются наклейки «Спасибо деду за Победу!» и «Можем повторить». Видимо, прошли те времена, когда мы «22 июня ровно в четыре часа» собирались возле скромных серых статуй солдатам-освободителям и, стоя на холодном ветру, вместе слушали звуки метронома...