St
Вадим Казаченко: Если Мартынова считает, что я ее муж, я буду ее воспитывать и возить задницей по асфальту
Артист рассказал, до чего могут довести фанатки, если на них жениться

Вадим Казаченко: Если Мартынова считает, что я ее муж, я буду ее воспитывать и возить задницей по асфальту

Артист рассказал, до чего могут довести фанатки, если на них жениться

Коллаж: © Daily Storm
Коллаж: © Daily Storm

История взаимоотношений певца Вадима Казаченко с бывшей женой Ольгой Мартыновой, против его воли родившей сына, достигла своего апогея. По словам девушки, во время очередного заседания суда, где она отбила у певца иск на миллион рублей, он набросился на нее и вцепился в шею, а после пообещал, что при любой встрече будет возить ее задом по асфальту. Ну а что: он муж — а значит, имеет право! «Шторм» пообщался с Вадимом, чтобы узнать, как все было на самом деле и почему он так отчаянно пытается выбросить из памяти два года, проведенные в браке со своей поклонницей.


undefined
Фото: © GLOBAL LOOK press/Natalya Loginova

— Вадим, то, что думает по поводу избиения Ольга, мы знаем, — хотелось бы услышать вашу, мужскую позицию... 


— На самом деле никто никого не избивал. Есть кадры из зала суда, где видно, что я всего лишь пытался отобрать у Ольги мобильный телефон, на который она меня снимала, и одновременно пыталась спровоцировать скандал, крича в лицо: «Ты детоубийца! Ты хотел меня убить! Бей меня! Ударь!» Я наклонился к ней и сказал, что она должна прекратить лгать обо мне и оскорблять в соцсетях.


Всю эту сцену снимала камера Первого канала, который Ольга пригласила, чтобы запечатлеть данную провокацию. Теперь же наша «великая актриса» старательно пытается показать, как она меня боится! Это даже смешно: увидев мою фотографию на экране в телестудии, Мартынова сразу же развернулась и ушла, сделав вид, что ей о-очень страшно — как будто бы я какой-то злодей!


Ольга Мартынова записала несколько телефонных разговоров с Казаченко и представляла их прессе как доказательство угроз и понуждения к аборту. Вадим тоже записывал разговоры и предоставил «Шторму» свой звуковой файл.



— А угрозы? Они правда были?


— Никаких угроз не было: после суда я провел прямой эфир в Instagram и рассказал о том, что будет, если Мартынова не прекратит на меня клеветать. Я сказал: «Если вы, Ольга Дмитриевна, называете меня своим мужем, будьте готовы, что воспитательный процесс, который я начал на заседании Мосгорсуда, будет продолжаться везде, где я вас увижу. Поэтому я предостерегаю вас от дальнейших походов на телевидение и лжи в мой адрес в социальных сетях!»


Кроме того, я сообщил, что, если Ольга Дмитриевна продолжит этим заниматься и донимать меня и мою сегодняшнюю жену Ирину Аманти, ее задница будет ездить по асфальту или по ковровому покрытию везде, где я ее увижу. Я не считаю ее своей женой, однако, если она думает, что я по-прежнему ее муж, я имею полное право ее воспитывать и буду делать это своими методами!



— Эмоции? 


— Да. Конечно, я не собираюсь никого бить, но, честное слово, уже достало!  


— Это очень напоминает историю Виталины Цымбалюк, жены Джигарханяна, которая так же ходила по программам и рассказывала, что ее все предали...


— Про Виталину не знаю, но в свое время подобными вещами прославилась еще и Катя Гордон, которая точно так же гонялась за своими мужьями. Кстати, она в свое время и привела Ольгу на Первый канал! Именно под ее руководством лживая история о том, что я не даю Мартыновой жить, превратилась в какое-то бесконечное телешоу.  


Как вы думаете, зачем им это?


— Этот секрет открывается очень просто: Ольга нигде не работает, а жить-то надо. Теперь ее работа заключается в том, что она ходит по разным программам и лжет, а ей за это платят деньги. Ну а Катя сообща с продюсерами учит ее, как и что надо говорить, в каком виде все это подавать и как давить на жалость.


Гордон, конечно, талантливая журналистка, но, по моему оценочному суждению, напоминает героиню фильма «Красотка» до выхода замуж за персонажа Ричарда Гира. Она точно так же зарабатывает на моем имени, спровоцировав скандал, продав на телеканалы информацию о моей частной жизни и инициировав съемки целой серии передач об этом.


Еще год назад мы виделись за кулисами телешоу, посвященного Аврааму Руссо: она целовалась с нами и говорила о том, что понимает нашу правоту, но у нее такой лицемерный бизнес — придумывать истории с участием известных людей и продавать это на телевидении.



— Вадим, а расскажите, с чего вообще началась эта история?

 

— Все началось с большой лжи в декабре 2016 года. Тогда на площадке программы «Пусть говорят» и появился «невинный ангел» Ольга Мартынова, сообщивший всей стране, что законный муж Вадим Казаченко выгнал ее из дома и заставляет избавиться от будущего ребенка. А страна, вместо того чтобы во всем разобраться, взяла и поверила. 


— А на самом деле не заставляли?


— Я вообще ее ничего не заставлял — я лишь высказал свое мнение по поводу того, что она решила забеременеть втайне от меня! Согласитесь, каждая девушка знает про дни, когда вероятность зачатия максимальна, и, если люди планируют ребенка, они пытаются поймать именно это время. Но я ведь даже никогда не жил с Мартыновой в одном доме! Она приезжала ко мне хорошо провести время, поесть в ресторане и, извините, заняться сексом, а потом возвращалась домой к маме — в Косино-Ухтомский.


Уже через год после свадьбы я сказал ей: Оля, мы не сумели стать родными людьми, поэтому нам лучше разойтись. Мы не живем вместе, семья у нас не получилась!



А она? 


— Она сказала мне, что не хочет разводиться, потому что это лишит ее статуса. Еще бы: у нее ведь теперь была фамилия Казаченко! Ну, хорошо, подумал я, подожду, пока она сама к этому придет, а ровно через год снова вернулся к тому же разговору. Жаль, что я тогда не сделал одну простую вещь — мне надо было просто пойти в свой Гагаринский ЗАГС и подать заявление на развод. Мне казалось, что мы еще найдем взаимопонимание! Однако она решила действовать по-другому — забеременеть. Что интересно, она сообщила мне о будущем ребенке только на четырнадцатой неделе беременности, когда делать аборт уже нельзя.


— Помните тот момент, когда она рассказала вам о будущем ребенке?


— В начале сентября я позвонил ей и сообщил о желании развестись. Она сказала, что приедет ко мне поговорить, а, приехав, объявила, что я попал! Помню, я переспросил: «В каком это смысле я попал?» Она ответила, что мне пора пожить не только для себя и теперь я никогда не смогу с ней развестись.


«Прости меня, жена моя гостевая, а для кого же я живу? — поинтересовался я. — Ты не хочешь подумать над тем, что происходит в нашей жизни? Куда уходят деньги, которые я зарабатываю?» Но нет, ее это совсем не волновало! Она заявила, что приняла самостоятельное решение родить ребенка и мое мнение по этому поводу ее не волнует.


А знаете, что самое страшное? Она рассказала мне о беременности, лишь убедившись в том, что ребенок не будет дауном (ведь будущей матери 35, а отцу 53). А если бы наоборот? Она пошла бы и спокойно от него избавилась? А я бы ни о чем не узнал? 



— Получается, что это была подстава?


— Самая настоящая! Уверяю вас: никаких угроз жизни Мартыновой нет и не будет. Кто по-настоящему страдает в этой истории, так это моя жена Ирина! Ольга оскорбляет нас в соцсетях, провоцируя своих подписчиков на написание оскорбительных комментариев в наш адрес и используя самые отвратительные слова.


Вы ведь слышите, как я сейчас с вами разговариваю? Нормальными интонациями? А теперь послушайте мой эфир в Instagram, и вы поймете, до чего можно довести спокойного, разумного человека, когда его семью травят совершенно подлым образом! Я уже не говорю о том, что у меня уже полтора года болит сердце. Но не за себя — я ведь мужчина — а за Иру, которая является невинным участником этой истории и все это очень тяжело переживает.


— А не пытались просто не обращать на все это внимания?


— Это невозможно. Вот почему в том же Мосгорсуде я не сдержался и взял Ольгу за затылок? Когда мы зашли в зал заседаний, я увидел, что председательствующей будет та же самая женщина, которая когда-то как бы случайно потеряла свидетельство о браке между мной и Ириной Аманти. А Ира — гражданка США, и для того, чтобы пожениться, нам пришлось пройти много проверок и согласований наших документов в различных учреждениях и инстанциях. Я вспомнил все это и вспыхнул — то ли от чувства безысходности (а вдруг и сейчас подставят?), то ли от возмущения. К слову, часы на руке этой судьи стоили примерно как моя квартира на Ленинском проспекте, о которой так мечтала Мартынова!



— Вадим, а можно личный вопрос? Ладно Ольга — но как же будет ваш сын? Родной вам человечек.


— Прошу прощения, я пока не хочу обсуждать эту тему. Она для меня закрыта. Единственная правда, которую говорит Мартынова, — то, что между нами был брак. Теперь мне не хочется приближаться к ней даже на пушечный выстрел. Только в суде. Только по закону!


— Неужели между вами не было даже капельки привязанности?


— Об этом тоже как-то не хочется: в мой адрес обрушилось столько лжи и оскорблений, что отрезало все ниточки памяти. Да и знаете... в нашей жизни мы встречаем разных людей. Вот только об одних у нас остаются светлые воспоминания, а о других почему-то наоборот.


Например, у меня очень теплые отношения с первой семьей. Когда я женился — а это было еще в Полтаве, — мне был 21 год, а девушке — 18. Потом у нас появилась дочка, решение о ее рождении мы принимали сообща. Моя теща до сих пор регулярно звонит мне и благодарит за те годы, которые я был вместе с ними. А если у них появляются какие-то проблемы, они знают, что я всегда им помогу и для этого не надо ходить по телешоу!  



— Сколько вашей дочке сейчас?


– 33 года. Временами мне бывает очень грустно и больно, что мой самый долгожданный, самый желанный ребенок, который появился на свет от большой взаимной любви, а не от подлых поступков, вырос без меня, что ей меня очень не хватало, но... видимо, так распорядилась судьба.


Кстати, у Марианны уже есть дети. Сначала она стала мамой для десятилетней дочки своего мужа — ей тогда было всего 26 лет, — а потом родила ему двух малышей, и говорит, Бог даст, будет и третий, и четвертый. При этом она кормила грудью чуть ли не до полутора лет!


— Вадим, я правильно поняла, что это ваше правило: все в жизни должно быть по любви, а другого вы не приемлете?


— Сложный вопрос. Обстоятельства могут складываться по-разному. Но я всегда умел мечтать, и мои мечты сбывались. Я хотел играть в рок-группе — я начал играть в рок-группе! Я грезил прекрасной любовью в духе «Двух капитанов» — и наконец встретил любимую женщину, которая, как героиня того романа, была полна человеческого сочувствия. Это моя Ирина. И пусть нас продолжают травить, пусть критикуют и клевещут — мы счастливы. Две дочери на двоих, четверо внуков и абсолютная гармония — неужели нам нужно что-то еще? Осталось только дождаться, когда все ненормальные успокоятся и начнут жить своей жизнью!