St
Вадим Курылев: Если власть признала, что мои песни вредны, значит, я все правильно сделал!
Экс-музыкант «ДДТ» рассказал, как стал «экстремистом» Коллаж: © Daily Storm

Вадим Курылев: Если власть признала, что мои песни вредны, значит, я все правильно сделал!

Экс-музыкант «ДДТ» рассказал, как стал «экстремистом»

Коллаж: © Daily Storm

Минюст России внес в список экстремистских материалов две песни бывшего участника «ДДТ», а ныне лидера группы «ЭлектропартиZаны» Вадима Курылева. В число запрещенных попали его композиции «Левый террор» и «Звезда и автомат» (R.A.F), в которых, согласно экспертному заключению, содержатся высказывания с побуждением к действиям против власти, а также положительная оценка идеологии насилия. «Нестыковка в том, что им уже более 10 лет, — смеется Вадим, — а в последние годы меня знают как пацифиста. Люди в шоке: да что это такое! Запрещают песни антивоенного музыканта!»


Самое интересное - на нашем канале в Яндекс.Дзен
St

Фото: © из личного архива группы
Фото: © из личного архива группы


— Вадим, ну расскажите, каково это — узнать, что вы практически экстремист?


— Для меня это не сюрприз: я же знал, что дело уже идет. А вот для всех остальных, конечно, неожиданность. Но логикой тут трудно что-то объяснить, потому что это песни о конкретных исторических личностях и событиях, а нам предъявили, что они взывают к свержению капиталистического строя. Я не представляю, сколько всего тогда надо запретить! Че Гевара или Махно, к примеру, тоже боролись с капитализмом, и про них многие музыканты писали песни. А «Звезда и автомат» — песня о чуть менее известных личностях.


— А давайте прямо по тексту: «Миром правит алчность, миром правит ложь. Кто-то должен этому противостоять». Что не так может быть в этих строчках?


— Не помню точно, но в заключении написано, что они призывают к разрушению системы. У той же The Exploited много подобных песен — и ничего! Например, «F*** the System». Ее тоже надо запретить?!


Композиция «Звезда и автомат» посвящена моим любимым историческим персонажам — леворадикальной организации, существовавшей в Западной Германии в 70-80-е годы и боровшейся с капитализмом. Это были городские партизаны, которые объявили войну полицейскому и профашистскому, как они считали, государству.


Фото: © Юлия Аксенова
Фото: © Юлия Аксенова


— А что за движение?


— R.A.F. «Фракция Красной Армии», по-немецки Rote Armee Fraktion. На их эмблеме были нарисованы звезда и черный автомат. В какой-то момент они разочаровались в мирных акциях протеста и решили бороться с оружием в руках.


— Ну то есть, по сути, это те же экстремисты...


— Да, леворадикальные экстремисты. Но я же говорю, что Че Гевара тогда тоже экстремист! Мне даже интересно, каким будет продолжение этой истории и какие запреты мы получим еще…


— Хорошо. А вторая песня — «Левый террор»? Она о чем?


— В принципе, о том же. О таких же людях, но без указания имен и названий. Проще говоря, о современных леворадикалах. В свое время я ими очень восхищался и никогда этого не скрывал и не скрываю.


Фото: © Юлия Аксенова
Фото: © Юлия Аксенова


Кстати, о внесении в списки. Я не считаю, что это трагедия, — запретили и запретили! Государству виднее, что можно, а что нельзя. Да, я анархист и против государственной власти — я считаю, что от государственной власти ничего хорошего быть не может! И я совершенно не удивлен тому, что произошло. Странно, почему эти песни запретили лишь 10 лет спустя.


— А каким образом вас известили, что они признаны экстремистскими? Письмом или сразу визитом домой?


— Домой. Ко мне пришли и сказали, что в пензенскую прокуратуру поступила жалоба. Спрашивают: «Вы такой-то? Вы написали эти песни?» — «Я написал!» А дальше прислали приглашение на суд в Пензу. Но я, конечно, не поехал. Почему я должен ехать куда-то через всю страну? Да и как я могу защитить эти композиции?




— Интересно, почему в Пензу?


— Если вы помните, именно пензенская прокуратура завела так называемое дело «Сети» (запрещенной в России организации. — Примеч. Daily Storm), когда судили молодых анархистов. Утверждалось, что их целью было свержение государственной власти, поэтому ребята получили большие сроки. И, видимо, прокуратуре так понравилось заниматься анархистами и левыми, что они стали копать дальше и наткнулись на наши песни. Но это лишь предположения…


— Не возникало мысли спеть с группами, которые попадали в такую же историю? Например, с «Коррозией металла» или «Порнофильмами»? Устроить концерт запрещенных?


— «Коррозия металла» — это очень далеко, это правая националистическая группа, с которой мы даже рядом не стояли, потому что мы антифашисты. Но есть и нормальные группы: например, вышеупомянутые «Порнофильмы» или «25/17». Вот с ними — почему бы и нет?! Наверное, мы и правда что-нибудь придумаем, просто пока не было на это времени. Мы же только что обо всем узнали.


— Кстати, а Шевчук не звонил? И как реагируют остальные?


— Нет, не звонил. Мы с ним уже давно не общаемся. Да и с того момента, как я ушел из «ДДТ», прошло почти 20 лет! Но внимания хватает: кто-то переживает, кто-то возмущается, как такое могло произойти, ведь в последнее время «ЭлектропартиZаны» отличались именно антимилитаристской творческой направленностью. Это уже не тот радикально-политический панк-рок, который был раньше! Сейчас меня воспринимают больше как пацифиста, поэтому люди в шоке и думают: «Да что это такое, запрещают песни антивоенного музыканта!»


— Но признайтесь, это где-то даже льстит?


— Скорее так: думаю, если власть признала, что такие песни вредны, — значит, я все правильно сделал. А вступать в какую-то полемику... Это глупо. Я лучше еще что-нибудь напишу!


Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...